09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРЕЗИДЕНТ КОЛЯ

Корец Марина
Опубликовано 01:01 10 Июня 2000г.
В поселке Снежное под Донецком, на одной из угольных шахт, объявился "угольный король". Это бомж Коля, который приватизировал террикон и стал его президентом.

- Мадам, почем уголек берете? - выныривает из-под земли черный, как негр, подросток. На ногах - дырявое трико, на голове - прожженная милицейская фуражка.
- Да я... террикон ищу, который бомж, говорят, приватизировал, - пытаюсь объяснить цель визита, в душе готовясь к тому, что парень поднимет меня на смех. Но он гостеприимно улыбается:
- Тогда это к нам! Только Захарыча уже свергли и выбрали президента.
Мы огибаем дымящий террикон и тормозим у подножия другого. Его склон усеян согбенными фигурками. Это и есть "двоечка" - самый зольный шахтный отвал. Навстречу выходит высокий симпатичный парень с въевшейся в лицо угольной пылью. Протягивает черную руку:
- Николай. Президент.
На "двоечке" все будто в отдельном государстве: своя власть, свои законы, свои взаимоотношения. О предприимчивом бомже, который на окраине Снежного "приватизировал" один из терриконов, я узнала от знакомого шахтера. Еще недавно бомж честно зарабатывал на хлеб тем же, что и большая часть городской бедноты, - добывал на отвалах уголь. Ведро топлива здешние перекупщики покупают за 55 копеек. Три ведра - уже буханка хлеба. Еще пять - бутылка водки. Но, пораскинув мозгами, он решил поставить дело на коммерческие рельсы. Каким-то образом выправив на печатной машинке филькину грамоту, где говорилось, что предъявитель сей "ценной бумаги" является полноправным владельцем террикона, Захарыч установил дань за пользование "своей" территорией: рубль в день с человека.
Но дармовые деньги, как известно, развращают. Вот и здешний чумазый князек, привыкнув к безделью и сытости, попытался превратить в наложниц молодых женщин, собирающих уголь. Так на терриконе назрела революционная ситуация.
После изгнания Захарыча угольная гора опять получила статус "свободной экономической зоны". А за порядком здесь следит Николай. Как "президент" он регулирует разные споры с внешним миром, а также заботится о своих "избирателях". Не так давно на "двоечке" случилась трагедия: одна старушка выбирала уголь из ниши, внезапно произошел выброс газа, и она задохнулась. Когда кто-то заметил, что женщина лежит и не шевелится, люди бросились на помощь, да было поздно. Муж старушки обратился к "президенту" с просьбой помочь с похоронами. И Николай помог: объявил субботник, а вырученные за коллективный уголь деньги отдал вдовцу.
- У нас опасный промысел, - резюмирует "президент". - В прошлом году завалило сразу шестерых. Бывало, что и вниз проваливались. Пойдемте, я познакомлю вас с людьми.
Мы идем к журчащему у подножия ручейку, заросшему камышом и бурьяном. На сырой земле сидят молодые женщины с детьми. Обедают, разливая по кружкам водку.
- Все пьют, - вздыхает Николай. - Что поделаешь, самый дешевый продукт. - Вон Валька, она в школе была красавицей, потом муж-шахтер спился, бросил ее с тремя детьми, и она пришла к нам. А это Таня, она раньше в садике воспитательницей работала. Садик закрыли. Теперь уголь вместе с отцом собирает, а тот - почетный шахтер, 30 лет оттрубил в забое.
Про третью женщину, Зою, он шепчет на ухо:
- Веришь, у нее муж бизнесмен? Ушел к другой, алиментов не платит, она же бездетная. Вот и спилась, а так - хорошая баба.
Сам Николай - не бомж, у него и времяночка есть, и жена. Четвертая. Познакомились здесь, на терриконе, любовь вспыхнула, как пожар. Свадьбу тоже здесь отмечали, в камышах. Экзотика: лягушки поют, солнышко печет, а у воды не жарко. Когда-то Николай окончил культпросветучилище, работал в клубе. У него и язык подвешен, и нет проблем в общении с людьми. А жизнь пошла под откос после того, как закрутил роман с дочкой директора шахты, и тот посадил его якобы за изнасилование.
Сейчас на терриконе около 30 постоянных обитателей. Других решено не принимать: ведь запасы угля не безмерны. Но численность населения "двоечки" все равно продолжает расти. В основном, за счет пенсионеров-горняков. Ведь этим грешно отказывать: всю жизнь дышали угольной пылью, а теперь задыхаются в нищете. Интересно, что, разговаривая с "двоечниками", я видела ясные глаза и слышала разумные речи. Дай этим людям баню, чистую робу и оплачиваемую работу, они бы, наверное, горы своротили.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников