24 января 2017г.
МОСКВА 
-1...1°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.50   € 63.94
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГЕРОЯ ИСКАЛИ, А ОН СИДЕЛ

Медаль Жукова - за мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при ликвидации незаконных вооруженных формирований на Северном Кавказе, - Сергею Кузнецову торжественно вручили в колонии.

О том, что он удостоен столь высокой государственной награды, Сергей даже не догадывался. Узнал о событии лишь за несколько дней, почти случайно. 17 апреля после работы к нему подошел парень из соседнего отряда и вдруг выдал: "Знаешь, тебе медаль пришла, вручать будут в воскресенье, 22-го, готовься". Радость, конечно, была, но какая-то неуверенная, казалось, не может быть, хотелось пойти к начальству и спросить: правда? Но руководство в лице Сергея Аксенова, заместителя начальника по воспитательной работе Красноярской ИК-27, его само вызвало.
Как выяснилось, награда в поисках героя исколесила всю страну. Представление было подписано президентом еще в июне прошлого года, но в воинской части N 73612 в Ульяновске Кузнецова тогда уже не было. Его не было и по месту жительства - в городе Зеленогорске. Осужденный военным трибуналом по статье 228, части второй (незаконное приобретение и хранение наркотиков), в то время он двигался к месту отбывания срока. В колонии общего режима ему предстояло провести один год.
- Когда мы вернулись из Дагестана и Чечни в Ульяновск, - рассказывает Сергей, - в голове была каша, все время снилась война, не знал, чем успокоиться. Водку я не употребляю, запаха не переношу. А тут, когда был в увольнительной, прямо у КП ко мне подошел гражданский человек и предложил наркотики. Я купил 0,076 грамма героина за 150 рублей и несколько дней носил пакетик при себе, потому что никогда наркотиков не употреблял и не знал, что и как нужно готовить. Ко мне приставали наркоманы, говорили: "Ты же не колешься, у тебя это и так пройдет, а нам - невмоготу, отдай". Я не дал. А потом меня вызвали к начальству - и наркотики нашли...
Теперь он думает, что, может, оно и к лучшему. Если бы попробовал, чем бы это закончилось - неизвестно. Не исключено, что сел бы на иглу и совсем собственную молодую жизнь загубил бы. Кстати, врачи колонии наркотической зависимости у Кузнецова не обнаружили, да и содержался он не в отряде наркоманов (такой в ИК-27 есть), а в обычном. Ни в чем предосудительном замечен не был - работал плотником, делал дачные домики, бани по заказам, поступающим в зону с воли. Здесь же учился в ПТУ на столяра-станочника.
Тот день был для него не только праздничным, но и прощальным. Вступил в силу закон, согласно которому наказание по его статье предусматривается только в виде лишения свободы в колонии-поселении. Вместе с победителями трудового соревнования (а тогда в колонии проводился еще и слет передовиков производства) Сергей попил в местном баре чай с пирожными и булочками, выкурил сигарету из подаренного блока "Бонд". Курево вручили вместе с наградой специально приехавшие представители краевого военкомата. Медаль Жукова Кузнецову разрешили носить на груди с утра до вечера, хотя обычно все ценные вещи хранятся до освобождения у администрации.
Конечно, в тот день он вспоминал и свое боевое прошлое. На службу в армию Сергей призывался в Зеленогорске, попал в воздушно-десантную часть, был гранатометчиком. 16 августа 1999 года прибыл в Дагестан, в город Махачкалу. Дальше двинулись в Буйнакск, Ботлих, подошли к деревне Зиберхали.
- Трое суток, марш-броском, при полной боевой выкладке, - говорит Сергей, - мы шли и шли, а на четвертый день в шесть утра вступили в бой. Деревня находилась в горах, на высотке, а мы подходили с низины. Но уже часам к десяти Зиберхали была нашей, причем без потерь.
Зиберхали они освободили, хотя никакого населения там уже не было. Деревня стояла почти полностью разрушенной
За тот первый бой в Зиберхали Сергей Кузнецов был удостоен и первой награды - медали Суворова. Точно такие же тогда получили и почти все военнослужащие его части. За что конкретно, за какой именно подвиг ему вручена медаль Жукова, увы, так и осталось неизвестным. Впрочем, это и неважно, главное, в наградном листе все-таки сказано: за мужество, отвагу и самоотверженность.
Теперь Сергей - уже дома, в Зеленогорске. Освободился 15 июня. В колонии-поселении на Ангаре - в Хайрюзовке заканчивал срок. Никаких "подвигов", слава Богу, больше не совершил и не собирается. А вчера пришел записываться на курсы - будет учиться на шофера.


Loading...



На Камчатке автоледи не уступила дорогу «скорой», и это предположительно стоило жизни пациенту.