05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕДНИЙ ВИЗИТ НАСТУПАЕТ

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 10 Июля 2001г.
Вчера в Москве начались заседания Исполкома Международного олимпийского комитета. Уходящий в отставку президент Хуан-Антонио Самаранч готовится к своей последней сессии.

Он здорово постарел. Носит темные очки. Ходит довольно медленно. Однако на все вопросы отвечает по-прежнему быстро и четко. Маркиз в курсе всего, что происходит в его обширном олимпийском хозяйстве. Любое мало-мальски значащее событие под контролем этого человека, создавшего величайшую и самую могучую за всю историю олимпизма "империю". Его память работает как отлаженные часы "Омега". Он знает фамилии тысяч людей, спешащих к нему за советом, деньгами или благословением... Самаранч узнает даже тех, с кем виделся раз в жизни. 21-й год на посту президента - это уже само по себе феноменально.
И все-таки пришла пора уходить. Блестящий мозг и трезвый ум - это при нем. Но ничто, даже миллионы бывшего владельца одного из крупнейших европейских банков, не могут купить того единственного, что зовется простым словом "здоровье". Годы требуют - надо.
В эти дни я провел его пресс-конференцию в Международной детской теннисной Академии "Валери", почетным президентом которой он является. Вместе с наиспортивнейшим мэром Москвы Юрием Михайловичем Лужковым Самаранч заложил камень нового здания академии. Сколько любви к нам, к России звучало в его короткой и прочувствованной речи! Тут проявлялась полнейшая искренность. Мне кажется, что иногда маркиз даже несколько переоценивает нас, думает о руководителях нашего спорта, журналистах лучше, чем мы есть на самом деле... Можно говорить, что эра Хуана-Антонио уходит. В определенной степени жаль, ибо российскому спорту еще предстоит найти столь внимательного и доброжелательного партнера, каким был, точнее, является этот человек восьмидесяти одного года от роду.
Мне было неловко спрашивать его: "А кто станет вашим преемником?" Да и он предпочитал больше говорить о теннисе, задавая во время, возможно, непростого для него получасового обхода роскошных кортов и бассейнов множество вопросов члену МОК Шамилю Тарпищеву. Он с явным удовольствием беседовал с Лужковым, у которого побывал в гостях на даче. А еще до того заехал в Барвиху к Борису Ельцину. А теперь вот жал руки нашим олимпийским чемпионам Мамиашвили, Карданову, сказал пару приятных слов выросшей в красавицу почище Курниковой серебряному призеру Олимпиады Лене Дементьевой. И еще пообщался с двумя-тремя десятками людей, жаждущих поговорить или просто постоять рядом, сфотографироваться.
Я вспоминаю, как познакомился с ним, тогда послом Испании в СССР. Конец 70-х, мы еще шарахались от иностранцев, а он звал нас в посольство, приглашал на приемы. Не забуду, как навез несколько ящиков невиданного тогда красного испанского вина "Риохи" и мы дивились, потягивая незнакомый напиток - подарок Самаранча.
А в конце уже 80-х я нагло и без приглашения нагрянул к нему домой в замок Шато де Види в Лозанне, и когда немолодой президент МОК понял, что приехал русский, тепло принял меня у себя дома. Показал апартаменты и расспрашивал о неведомом Горбачеве, о перестройке. А после того как Союз рухнул, он чуть не час расспрашивал меня о перспективах, тревожась, как бы вместе с СССР не развалился и наш великий большой спорт. В том, что мы по-прежнему сильная спортивная держава, быть может, и заслуга Самаранча: он вполне официально переводил нам деньги через фонд "Олимпийская солидарность". Бывало, ограждал от нападок других сильных конкурентов, пытавшихся "закопать" российских спортсменов.
Допускал ли Самаранч ошибки? Еще какие! Однажды на мой публично заданный вопрос: "Каковы самые серьезные проблемы МОК?" - ответил, что у его организации нет проблем. И тут же - грандиозный скандал в МОК с исключением целого ряда видных его деятелей и отставками, спорами, созданием комиссии по расследованию. Только после этого испытания МОК по решению того же Самаранча и сделался немного прозрачнее и понятнее...
Осталась неделя правления. Маркиз уходит и, как слышал, собирается стать директором с его же легкой руки построенного Олимпийского музея в Лозанне. Кто будет его преемником? Кажется, в воскресенье вечером я видел этого человека. Жак Рогге - бельгиец, полиглот, врач-хирург и милейший человек. Познакомил с ним старинный приятель, обозреватель французской спортивной газеты "Экип" Алан Лунзенфиштер. Рогге моложав, одет в элегантный синий костюм и выгодно отличается от других известных мне членов МОК доброжелательностью и открытостью. Мила и симпатична жена Энн, тоже доктор - известный анестезиолог. Мы поговорили всего несколько минут, а впечатление самое приятное. Он солидный и обеспеченный человек, не замешан ни в каких скандалах, представляет интересы олимпизма, а не какой-то группы компаний или людей, наживающихся на спорте либо на спортивной популярности. Есть предположение, что именно ему и отдадут голоса многие члены МОК.
Судя по всему, в вице-президенты МОК может баллотироваться президент ОКР Виталий Смирнов. Решение, если оно будет принято, верное. Россия заслужила право быть представленной в МОК на высоком уровне.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников