08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗЛОЙ РОК

Данилкин Александр
Опубликовано 01:01 10 Июля 2003г.
Вчера в Москве хоронили жертв террористического акта на Тушинском аэродроме. А горожане до сих пор обсуждают подробности трагедии. Кто же все-таки остановил террористок на подступах к аэродрому и не дал им смешаться с 40-тысячной толпой? Кто из милиционеров при этом получил, как писали в некоторых газетах, "компрессионный перелом позвоночника"?

Непосредственными участниками событий в Тушине стали столичные омоновцы, которые в тот день поддерживали порядок на рок-фестивале "Крылья". Чтобы уточнить детали, я отправился в Строгино, на базу московского отряда милиции особого назначения.
Московский ОМОН ежегодно обеспечивает около двух тысяч массовых мероприятий. Так что навыки есть, действия отработаны.
Рассказывает заместитель командира московского ОМОНа полковник милиции Валентин ТОПОРКОВ:
- Мы прибыли на аэродром к 8 часам утра. Провели традиционный инструктаж сотрудников, особое внимание просили уделить досмотру гостей фестиваля. К этому времени у входа уже собралось более 2 тысяч зрителей. Наши люди встречали посетителей еще у метро, поддерживали порядок у касс и у ворот. Обращали внимание на подозрительных, нетрезвых и людей без документов. К слову, всего за тот день выявили 150 мелких нарушителей. Чтобы попасть на аэродром, зрители должны были пройти несколько кордонов. А непосредственно у входов очередь разделялась на две части: слева наши сотрудницы проверяли женщин, справа пропускали мужчин. Едва ли не всех успевали похлопать по бокам: "Чего несем? Стекло, железные банки - в сторону!.."
Но и это было не все: дальше всех входящих пропускали через металлодетектор. Скорее всего, обнаружив такие меры предосторожности, террористки поняли, что у них нет шансов со взрывчаткой пробраться к сцене. И приняли решение взорвать себя у входа, где тоже было немало людей. Правда, до сих пор остается подозрение, что кто-то поблизости координировал их действия. Возможно, по мобильному телефону.
Первый взрыв раздался в 14.39. Злоумышленница, как уже сказано, даже не попыталась пробраться сквозь милицейский кордон. Не было и героя-милиционера, который, как сообщалось, "встал на ее пути и получил компрессионный перелом позвоночника". Профессионализм милиция проявила - это факт. Полковник Топорков был в районе так называемых третьих ворот, когда ему по рации поступил первый доклад: "Возможно, у кого-то из зрителей взорвался мобильный телефон, начиненный взрывчаткой". Топорков бросился к месту взрыва. Он продолжает рассказ:
- Я увидел задымление в районе касс, на земле лежала женщина - потом выяснилось, что это была террористка. Вокруг валялись железные осколки и шарики.
Милиционер-кинолог младший инспектор Александр БУРМИСТРОВ с немецкой овчаркой Дашей появился на месте взрыва одним из первых, поскольку был неподалеку.
- Там сильно пахло пластидом. Похоже на запах телефонного кабеля и одновременно гари. Ошметки пластида мы потом нашли на стоящей неподалеку "скорой", на фонаре, на таксофонах. Осмотрели территорию вокруг, автомобили - других взрывных устройств не обнаружили. На земле лежала смертельно раненная собственным зарядом шахидка, неподалеку стояли человек семь зрителей с легкими ранениями и контузиями.
Террористка была еще жива, однако у нее сразу же начались предсмертные конвульсии, говорить она не могла. И не могла вслух высказать (как ей потом приписали журналисты), что "не справилась с заданием и теперь не попадет в рай". Не было и "длинных черных хламид и теплых курток, с помощью которых террористки скрывали взрывчатку". Одета она была по-летнему - кофточка навыпуск, юбка...
Медпомощь ей и не пытались оказывать - шансов не было. Смертница умирала на глазах обступивших ее милиционеров
А через 15 минут раздался второй взрыв. Он был более мощным: черное облако взметнулось у входа на Тушинский рынок, в трехстах метрах от места первого взрыва. Очевидно, и вторая террористка, оценив ситуацию, поняла, что на аэродром ей не пройти. Она встала в конец очереди к билетным кассам, что тянулась вдоль забора, и сомкнула проводки, ведущие к поясу с бомбой...
Рассказывает омоновский врач Ярослав КАСАТКИН:
- Впечатление было дичайшее. Вокруг гремела музыка, люди танцевали, а рядом, у забора, были разбросаны куски человеческих тел. Мы помчались к месту второго взрыва. На земле лежала девушка, у которой было обожжено процентов сорок тела. Сделали ей обезболивающий укол промедола, она затихла. Положили на носилки записку с надписью "Промедол введен" - так положено, чтобы знали те, кто будет лечить пострадавших. И - к другим раненым. В тот день мы искололи весь запас промедола, что был при нас. Я бывал в командировках в Чечне, но здесь было страшнее. Ведь в лужах крови лежали почти дети.
О второй террористке пока мало известно. От нее осталась всего лишь одна нога и фрагменты внутренностей. Экспертам придется еще немало поработать, чтобы установить ее личность.
Рассказывает начальник отделения ОМОНа Алексей ТЮРНИКОВ:
- Мы сделали все, чтобы зрители, узнав о случившемся, не ударились в панику. И потому выводили всех через другие ворота, откуда не было видно тех страшных мест. Многие гости фестиваля даже не верили, когда им рассказывали о случившейся рядом трагедии.
Сейчас идет расследование тушинских терактов. А в ОМОНе сделали свои выводы: "Сработали вроде бы неплохо. Вот если бы еще вольеры для наших собачек достроить, да чтобы промедол был прямо в шприцах, а не в ампулах. А в остальном мы всегда готовы".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников