05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОНЕЦ КПРФ

Никонов Вячеслав
Опубликовано 01:01 10 Июля 2004г.
Компартия Российской Федерации распалась. Прошли два съезда, два пленума, избраны два секретаря - Геннадий Зюганов и ивановский губернатор Владимир Тихонов. Это не просто очередной раскол. Вне зависимости от того, кому оставит Минюст партийные печать и знамя, КПРФ по крайней мере в том виде, в каком она существовала с момента создания в позднегорбачевское время, уходит в историю.

Кризис поразил ее в момент беспрецедентного падения популярности партии и ее высших руководителей. Всего за год количество избирателей КПРФ сократилось втрое. Если летом 2003 года за нее собиралась голосовать четверть россиян, то в декабре на выборах в Думу их число сократилось до 12%, а к сегодняшнему дню - до 8 - 9%. Зюганов, которому вполне по силам было выиграть президентские выборы в 1996 году, имеет сейчас личный рейтинг, не превышающий 2%. Партия ослаблена настолько, что встает реальный вопрос о ее способности попасть в Госдуму через три года, когда проходной барьер будет поднят до 7%.
В чем причины столь резкого и ощутимого "проседания" КПРФ? Марксисты любят делить причины на объективные и субъективные, для простоты последуем этому примеру.
К объективным следует отнести то обстоятельство, что позиции компартий в любой стране (где они не являются монопольно правящими) неизбежно слабеют по мере роста благосостояния народа. Чем меньше обездоленных, тем меньше поддержки у их защитников. В России в последние годы налицо реальный экономический рост и тенденция долговременного улучшения социального самочувствия людей. Происходит и смена поколений. Молодежь куда более настроена опираться на собственные силы, а не на государственную опеку, чем представители старшего поколения, более симпатизирующие КПРФ.
Субъективные факторы провалов компартии не менее значимы. Налицо идейный кризис. Идеология у партии есть. Пусть архаичная, не имеющая ничего общего с реалиями глобального мира XXI века, но пользующаяся симпатиями некоторой части избирателей. Однако на выборах голосуют не за идеологию, а за идеи, а вот их-то у партии давно нет. Выступления ее лидеров звучат, как заезженная старая пластинка, не менявшаяся на протяжении десятилетия.
Налицо кризис лидерства. Руководство компартии все больше начинает походить на своих предшественников позднебрежневской эпохи. Свежих лиц не видно совсем. Стратегические и тактические просчеты вопиющие. Как может партия трудящихся брать деньги у олигархов, включать представителей крупнейших финансово-промышленных групп в свои предвыборные списки, публично выступать в защиту Михаила Ходорковского? Обвинения в "буржуазном перерождении" не заставили себя ждать, резко сократив ряды сторонников КПРФ. Кроме того, ничего хорошего не ждет партию, лидер которой не участвует в президентских выборах. А в молодых демократиях политики, не участвующие в главных выборах, вообще уходят в небытие. Зюганов, выставив вперед агрария Николая Харитонова, допустил огромный просчет. Сейчас его рейтинг втрое ниже, чем у Харитонова, Зюганов уже вовсе не безоговорочный лидер коммунистов. И то, что ему был брошен вызов внутри партии, вполне закономерно.
Теперь: что дальше?
Россия, страна с очень сильными левыми настроениями, обречена на то, чтобы иметь не менее сильное левое движение или партию. Но эти движение или партия будут более современными, модернизированными и ориентированными на ценности социал-демократии, как, например, ныне правящая немецкая СДПГ или английские лейбористы. Идеи ленинизма в качестве путеводной звезды в современном мире бесплодны.
С этой точки зрения КПРФ Зюганова - уходящая натура. Даже если Минюст встанет на его сторону, реформировать партию он не сможет.
Потенциал компартии на базе фракции Тихонова - Семигина пока совершенно неясен. Узнаваемых и популярных лидеров у них нет. А те, кто есть, не выглядят менее ортодоксальными коммунистами, чем зюгановцы. Трудно представить себе, скажем, генерала Альберта Макашова в роли модернизатора партии.
Более вероятным представляется сценарий "раздела наследства больного человека": перехвата электората КПРФ другой политической силой. Очевидную заявку на эту роль делает сейчас "Родина". На прошедшем на этой неделе съезде своей партии Дмитрий Рогозин звучал как заправский левый. Хотя в качестве левого лидера более органично смотрелся бы ныне отстраненный от руководства "Родиной" Сергей Глазьев, человек действительно социалистических убеждений, тогда как Рогозин скорее национал-патриот, чем социал-демократ. А в электорате КПРФ (теперь уже почти бывшем) далеко не все националисты, есть и интернационалисты. Поэтому нельзя исключать, что будущий левый проект окажется иным, нежели "Родина".
Для противников КПРФ последние события - очевидный повод для злорадства. Но не все так просто. Провал компартии может иметь одним из следствий радикализацию левых настроений. Ясно, что охоту за голосами бывших сторонников КПРФ развернут ультралевые группировки типа "Трудовой России" Виктора Анпилова, причем эта охота может оказаться небезуспешной. Ослабление политического представительства все еще значительных протестных слоев населения - а именно это сейчас происходит - способно перевести их протест из рамок легитимного политического процесса и из стен парламента на улицы.
Столкновение милиции и демонстрантов в центре Москвы - первое за последние годы - это косвенно подтверждает.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников