15 декабря 2017г.
МОСКВА 
0...2°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 58.71   € 69.40
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МОЛНИЯ ЗА КАДРОМ

На маленьком аэродроме в Гватемале-Сити ждали исхода голосования наши лайнеры: самолет президента Путина, огромный "Руслан", которому предстояло вывезти 60 тонн оборудования, а также несколько "Боингов". Первым, не дождавшись итогов голосования, улетел наш президент. За ним отправилось его окружение, а еще одним чартером, через Лондон, летели вице-премьер Жуков, депутат Калашников, уполномоченный по правам человека в России Лукин...

А потом в полет отправились министры Греф, Левитин, управделами президента Кожин, мэр Сочи Колодяжный и президент Олимпийского комитета России Тягачев. Вот с этим самолетом, небольшим, мест на десять и произошло большое приключение. Во время полета в лайнер неподалеку от Гаваны попала молния. Как рассказывает президент ОКР Леонид Васильевич Тягачев, в салоне даже погас свет. Экипаж немедленно решил произвести посадку в канадском Монреале, и, к счастью, летчики блестяще справились с задачей.
В это время в "Внуково-3" недовольно бурчали журналисты: время прибытия главных ньюсмейкеров постоянно переносилось. Но откуда же было репортерам знать, что в Монреале идет срочный ремонт лайнера. Он продолжался несколько часов, и сразу же после этого делегация отправилась в Москву. Министры вышли из самолета небритыми: как-никак полет и ожидание в Канаде растянулись. Только Тягачев выглядел как на торжественном приеме. По словам вице-президента ОКР Владимира Васина, встречавшего чартер, ни его непосредственный начальник, ни остальные пассажиры о неприятном инциденте не упоминали. Лишь в субботу вечером неприятное и тайное стало явным.
Впрочем, и остальная часть делегации тоже добралась до Москвы с определенными приключениями. Не буду уж очень сильно клеймить гостеприимных гватемальцев. Просто уровень их аэродромного сервиса совсем не высок, что мы поняли еще по приезде.
Аэропорт, который местные скромно называют "самым лучшим в Центральной Америке", напоминает большое захолустье. Смешно сказать, некоторые мои коллеги прошли контроль, даже не получив отметку в паспорте. А когда мы, счастливые и радостные, покидали город, то обошлось вообще без отметок: небрежно осмотрели лишь наш багаж. И вот тут началось. Оказалось, что нет ни грузчиков, ни сотрудников паспортной службы. Абсолютно никого и ничего! Впервые за 30 лет моих авиапутешествий с нас даже не собрали билетов, не зарегистрировали, не определили мест. И если бы, не дай Бог, в воздухе что-то произошло, никто бы и не узнал фамилий людей, поднявшихся на борт. У нас даже не взяли наших билетов. Руководил посадкой некий работник "Аэрофлота" Евгений, если не ошибаюсь, Игранов. Как бы описать его состояние? Мы же не гаишники, в трубку дышать не заставишь, но был он явно не в себе. Толпа усталая и нетерпеливая давила, а Евгений отделывался отговорками. И только два члена Госдумы Владислав Третьяк и Александр Козловский, пригрозившие депутатскими запросами, привели человека в чувство. Тем не менее багаж мы бросили прямо у входа, заняли места, кто и где успел. И тут за дело взялись не грузчики, а пассажиры первого класса во главе с художником Красновым и хозяином фирмы "Боско" Куснировичем. Командир корабля в шутку даже предложил им по громкой связи устроиться на постоянную работу носильщиками в гватемальский аэропорт. Нас, заждавшихся вылета, утешали, как могли, вежливейшие близнецы стюардессы, симпатичнейшие блондинки Оля и Лена Корсаковы. Когда в Гаване сменился экипаж, то мы попали в неприятнейшую болтанку. Старшая стюардесса Марина с подругами делали все, чтобы успокоить пассажиров. Нашему товарищу по перу от всего пережитого сделалось плохо, и Марина мгновенно отыскала на борту врача, принесла лекарства, укутала заболевшего пледом, принесла чаю. Есть еще женщины в "Аэрофлоте". Да, полеты в далекую Гватемалу - от одной кубинской столицы 12,5 часа до Москвы - требуют большого терпения и определенного мужества. Самое интересное, что в "Шереметьево" наш чартер мягко и умело приземлился точно по расписанию.
Ну а что работник "Аэрофлота" Евгений, усадивший нас в самолет "анонимно"? Мы по русской привычке на него не обижаемся. Долетели же...
ОНИ ШЛИ НА ГРОЗУ
Одна из самых крупных авиакатастроф, произошедших из-за грозы, случилась 22 августа прошлого года. Самолет Ту-154 авиакомпании "Пулково", летевший из Анапы в Санкт-Петербург, упал в 45 километрах от Донецка. Комиссия, расследовавшая причины катастрофы, пришла к выводу, что самолет разбился исключительно из-за ошибки экипажа. Во время облета грозового фронта пилоты выбрали очень крутой угол атаки, и лайнер, не приспособленный к таким маневрам, свалился в плоский штопор.
В конце октября 2006 года из-за неблагоприятных погодных условий в небе Африки разбился Boeing-737. Диспетчеры рекомендовали экипажу, принадлежащему частной компании ADC, отложить вылет из-за дождя, порывистого ветра и грозы, бушевавшей недалеко от аэропорта столицы Нигерии Абудже. Несмотря на это, пилот все же поднял самолет в воздух. Лайнер разбился в 2 км от взлетной полосы и загорелся. Из 105 человек на борту (100 пассажиров и 5 членов экипажа) выжить удалось только девятерым.
ЗВОНОК В АВИАКОМПАНИЮ
Мы буквально полдня потратили на то, чтобы узнать, каким же самолетом, какой авиакомпании и в какой столичный аэропорт прибыл лайнер, на борту которого vip-персоны Герман Греф, Леонид Тягачев и другие пассажиры попали в грозовой фронт.
Как ни странно, все крупнейшие российские авиакомпании отнекивались: "Это не наш самолет вез чиновников и попал в грозу". В конце концов поступил сигнал: Греф и Тягачев прилетели в столицу на лайнере, который приземлился в аэропорту "Внуково-3". Из неофициальных источников нам удалось выяснить, что самолет частный, и принадлежит к категории бизнес-авиации. А организовывала тот полет, если верны сведения нашего неофициального источника, компания "Глобал-экспресс". Сотрудники "Внуково-3" категорически отказались сообщить нам какие-либо подробности: "И рейс закрытый, и вся информация о нем тоже закрыта". А один из авиачиновников, узнав, что нас интересуют детали прохождения грозового фронта, недовольно произнес: "Уж не знаю, откуда Греф и Тягачев взяли такие красочные подробности о грозе. Как будто они в бортовой журнал заглянули. Но я в этом сомневаюсь..."
КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ
Заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза Александр Щербаков:
- В самолеты, которые я пилотировал, молнии не попадали. Но в грозовых облаках летать приходилось. Страшное зрелище - как в кипящем котле, который густо пронизывают ломаные огненные струи. Хотя сами по себе молнии не так уж и опасны. Куда большую угрозу несут мощнейшие восходящие воздушные потоки, которые всегда возникают в таких облаках. Они способны даже перевернуть машину. Когда в 70-е годы в нашем ЛИИ имени Громова в испытательных целях специально посылали летчиков в центр грозовых облаков - то только на истребителях. Ведь их запас прочности вдвое превышает тот же у пассажирского лайнера. Поэтому в истории полета самолета с олимпийцами возникает главный вопрос: почему экипаж вообще пошел на грозу? По инструкциям надо было либо обогнуть атмосферный фронт, либо садиться на промежуточном аэродроме. Правда, и то, и другое - дополнительные денежные затраты для компании...
Сергей ТРУШИМОВ, заместитель командира авиаотряда Боингов-767:
- Наши документы вообще-то запрещают летать в грозовом фронте. Рекомендуется обойти его. Ведь самолет попадает в сильную болтанку, вокруг разряды, последствия могут быть самые неприятные... Все пилоты обязаны быть готовы к подобным ситуациям. Но главная задача - избежать их.


Loading...



Виталий Мутко согласился уйти в отставку «пользы дела для». Ваше мнение по этому поводу.
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.