04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МОРЕПЛАВАТЕЛЬНИЦА ПОНЕВОЛЕ

Об этом ЧП "Труд" уже сообщал 28 июня: 19-летнюю Альбину Жарикову на надувном матрасе унесло в Азовское море. За двое суток она пересекла 70-километровый залив, от украинского Мелитополя до российских берегов в районе Ейска. Девушка сильно обгорела под палящими солнечными лучами. Сегодня, к счастью, все позади. Альбина выписалась из больницы и рассказала об этом жутком приключении, которое она запомнит на всю жизнь.

ГЛАВНОЕ - НЕ РЕВЕТЬ!
Альбина с отцом, сестрой и закадычной подружкой Витой отдыхали в скромном, совдеповских времен пансионате в поселке Мелекино, что под Мелитополем. Море здесь совсем не страшное, мелкое, устанешь брести по колено в воде, пока найдешь место поплавать. Полно взрослых и ребятни, ор стоит на весь пляж. Что тут может случиться?
Мы сидим втроем в зеленом дворике дома. Альбина только вчера выписалась из больницы, ярко-голубые глаза смотрят по-взрослому серьезно. Рядом - старшая сестра Елена, она тоже была в тот день в санатории, только на берегу.
- Помню, посмотрела на часы и пошла выгонять своих из моря, - говорит Лена. - Солнце сильное, думаю, как бы не обгорели...
- А мы в это время с жизнью прощались, - перебивает Альбина. -Заболтались с Витой на матрасе, впереди - волны, сзади - музыка, детский визг, качает приятно, как в гамаке... А когда оглянулись, то ахнули: берег так далеко, что люди будто игрушечные. Стали грести назад в четыре руки, но ветер продолжал уносить нас в море. Минут через 15 Вита сказала: "Бесполезно, мы только выбьемся из сил. Надо бросать матрас и добираться вплавь, иначе утонем". Она сползла в море и стала уговаривать меня сделать то же самое. Но я понимала, что матрас - мое единственное спасение, я ведь почти не умею плавать. Вита плавает хорошо, но мне было страшно и за нее: берег далеко, вода черная, а волны совсем недетские. Простились, прижавшись друг к дружке щеками, будто бы навсегда...
"Держись, - сказала подруга, - я позову спасателей, и тебя найдут!"
Несколько секунд я видела ее голову, а потом ее скрыли волны. Это было так жутко - оказаться одной. Но я приказала себе: "Без паники! Все будет хорошо! Главное - не реветь!" И снова стала грести к берегу...
Альбина достает сигареты, закуривает.
- Пусть, - машет сестра рукой. - Когда все забудет, бросит.
СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ - ДЕЛО РУК САМИХ УТОПАЮЩИХ
- Когда я увидела Виту, - рассказывает Елена, - я сразу поняла, что случилась беда. На ней не было лица. Она умоляла владельца скутера выйти в море на поиски. На двух скутерах мы поплыли за сестренкой, но матраса нигде не было видно. "Вызывайте спасателей", - посоветовали парни и повернули назад. Но службы спасателей в Мелекино не оказалось, а милиция была на замке. Помню ощущение бессилия, словно в страшном сне. На пляже уйма народу, смеются, играют в карты, волейбол, пьют пиво, а помощь просить не у кого!
Я забежала в какой-то пансионат, в кабинет директора. Стала просить его вызвать МЧС. Он сунул мне трубку. "Не волнуйтесь, поможем", - пообещали мне. "Помогут, помогут", - твердила я по дороге к отцу как заклинание. Но ни катеров, ни вертолетов мы так и не дождались.
А СТИХИЯ БУДТО СМЕЯЛАСЬ
Вокруг было только море, и Альбине казалось, что берега просто не существует. Начало смеркаться. Мучила мысль: Вита недоплыла! Сердце сжалось: бедная, бедная Виточка! А они еще утром спорили, на чьей свадьбе вперед отгуляют! Вот и солнце ушло под воду...
- И тут я вспомнила крокодила, - улыбается Альбина. - Того, что месяц назад сбежал от дрессировщика в Мариуполе, его потом искали.
- Между прочим, катерами и вертолетом! - добавляет Елена.
- Я подумала: крокодил голодный, а тут я - как котлета на блюдце.
К ночи похолодало, Альбину то обливало водой, то обжигало ветром. В небе ни звездочки, кромешная тьма, лишь где-то посверкивала молния. Она уже не пыталась грести, руки болели, ноги оцепенели, по горлу будто прошлись наждачкой.
- Внезапно почудился голос мамы, - вспоминает Аля. - "Доченька, не бросай меня!" Подумала: если утону, она не переживет, значит, надо грести. И я снова стала работать, твердя про себя "Отче наш". Потом хлынул дождь, загремел гром, молнии засверкали...Жуть!
- На Мелекино обрушился ливень, но мы не могли уйти с берега, - подхватывает Елена. - До боли в глазах вглядывались в черноту, молились. Позвонила мама: "Почему ребенок трубку не берет?" - "Она спит. Перегрелась на солнце". - "Где мой ребенок? Что с ней случилось?" Бедная-бедная мама, как она страшно кричала! Ее первый муж, мой отец, утонул. А в сорок лет мама встретила отчима. Вместо свадебного путешествия мама, уже беременная, поехала врачом на ликвидацию чернобыльской катастрофы. Родила в 42. Алька - смысл ее жизни. Не знаю, как мы дожили до утра. И сразу поехали в райцентр, писать заявление в милицию. А там позевывающий милиционер. "Сутки в море под ливнем с грозой? Да ее ж давно смыло!"
"Вы ищете?" - звонили родные в МЧС. "Ищем-ищем", - отвечали им. Но ни катеров, ни тем более вертолета родные не видели.
- Ночью я очень замерзла, а утром согрелась и, наверное, задремала, - рассказывает Альбина. - Проснулась от запаха маминых блинчиков. Хотела ее позвать, но голос исчез, во рту все спеклось. Тело затекло и не слушалось. Открыла глаза - только море и небо. Сколько человек живет без воды? Трое суток? Четверо? Почему меня никто не ищет? Внезапно справа показался корабль. Я слышала музыку, видела на палубе людей. Глотнула воды из моря, стала хрипеть. Но корабль прошел мимо, меня не заметили. Несколько раз пролетали над головой самолеты, я представляла, как люди сидят в салоне и попивают водичку. Стало жалко себя - как глупо умереть в 19 лет!
ПРИВЕТ, РУСАЛОЧКА!
- День тянулся очень медленно, - продолжает Аля. - Кожа сгорела, но боли не чувствовалось. Только запястья саднило - я до крови стесала их о края матраса. Чтобы как-то себя занять, стала вспоминать стихи, фильмы, которые люблю. Людей, переживших экстремальные ситуации. В уме писала сценарий про девушку, которую унесло на матрасе в море.
Второй ночью Альбина не спала - боялась, что смоет волной. Считала звезды на небе, думала о других мирах. Разговаривала вслух то с мамой, то с женихом Олегом: "Ну и кто теперь из нас морской волк? Ты через месяц идешь в первый рейс, а я вторую ночь в одиночку дрейфую".
- Чуть-чуть отключилась лишь утром, но проснулась от рева самолетов. Они пролетали низко, один за другим. Оторвала лицо от матраса и увидела ниточку земли. Только обрадовалась, как с ужасом поняла: матрас стал мягче, значит, спускает. Господи, помоги! Я так по земле соскучилась!
Долгожданное спасение пришло неожиданно.
- Эй, русалочка, ты не заблудилась? - раздалось над головой. В нескольких метрах от матраса болталась лодка с тремя парнями. Девушку подняли на борт, и только тут она узнала, что доплыла до России.
- Ну потерпи, потерпи, - просили ребята. - У нас мотор заглох, но друзья должны подвезти новый. Але сунули телефон, но говорить приказали коротко: на счету деньги кончаются.
В 11 утра у Виты зазвонил мобильный. Она подняла трубку и услышала Альку:
- Скажи моим, что я возле Ейска! Пусть кинут деньги на этот номер.
- Мы ничего не поняли, - вспоминает Елена. - Стали перезванивать, но "абонент недоступен"... Мы с мамой рыдаем. Олег помчался на почту - деньги на телефон забросить. Часа через три Алечка позвонила опять: "Я в Новоазовске". Из гаража, где рыбаки отпаивали ее чаем, Олег вынес любимую на руках.
А потом было ожоговое отделение, толпы корреспондентов. И родные глаза круглосуточно рядом, которые не могли на нее наглядеться. Сегодня Альбина засыпает лишь со снотворным, не может смотреть на море и горизонт. Врачи настоятельно рекомендуют девушке отдых в лесу, но все деньги семьи ушли на больницу.
- Как бы рассказать людям про то, что они забывают в суете, - говорит мне на прощание Альбина. - Какое это счастье - просто жить. Я это поняла там, в море.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников