07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УДАР ПО ВЫБОРАМ

В последнее время в средствах массовой информации на Западе, в выступлениях политических деятелей, в ряде решений конгресса США и других государственных и общественных организаций мы слышим обвинения в адрес России о сворачивании демократии и политической конкуренции.

В целом ряде публикаций многие мои коллеги и я подчеркивали, что беспредел и олигархический произвол 90-х совершенно не совместимы с элементарными нормами демократии, что сегодняшняя Россия, может быть, как никогда, демократична по своей сути. В стране идет процесс становления реальной многопартийности, плюрализма в политической жизни, происходит консолидация власти, принимаются осмысленные программы по развитию рыночных отношений и демократической политической системы.
Совершенно очевидно, что за тенденциозными и надуманными обвинениями в адрес России просматривается совершенно другая цель. Дело в том, что Россия стала серьезным субъектом международных отношений, перестала быть младшим партнером Соединенных Штатов, консолидировала собственную власть, мобилизовала собственные ресурсы и хочет быть реальным фактором мировой политики, дистанцируясь от разных центров политической силы. Это, мне кажется, совершенно не устраивает Вашингтон, Брюссель и целый ряд других западных столиц, которые привыкли в 90-е годы рассматривать Россию как страну, которая якобы потерпела поражение и которая фактически разоружилась перед Западом и послушно следует в фарватере политики западных держав.
Чтобы не допустить реального укрепления российской государственности, предпринимается попытка нанести удар в самое чувствительное место - поставить под сомнение легитимность как парламентских, так и президентских выборов. Если удастся в общественном мнении Запада и в какой-то степени России создать впечатление, что российские власти - как законодательная, так и исполнительная - являются не совсем легитимными или вовсе не легитимными, то в таком случае можно наращивать давление на эти власти, подорвать чувство внутренней уверенности и навязать России собственную волю, если она, конечно, поддастся этому давлению.
С этой целью осуществляется целый ряд очень серьезных, продуманных и хорошо оплачиваемых мероприятий. Здесь можно отметить не самые главные по своей значимости, но самые шумные по публичности действия маргинальных групп, которые в составе "Другой России" пытаются организовать регулярные марши "несогласных", с тем чтобы создать впечатление не только в России, но в первую очередь на Западе, что в стране существуют довольно серьезные силы, которые не согласны с проводимой в стране политикой и готовы бороться против этого политического курса всеми доступными им средствами.
Эти силы действуют очень изобретательно, их выступления приурочиваются ко всякого рода важным событиям и мероприятиям в жизни страны, во время которых эти небольшие, крикливые, работающие на гране фола группы пытаются максимально привлечь к себе внимание. Кстати, не без успеха. После каждого из таких выступлений они попадают на первые страницы центральных западных газет, на каналы западного телевидения как борцы против "надвигающейся тирании" в России и "жестокого тоталитарного режима". Правда, на Западе умалчивают, что городские власти не препятствуют этим людям проводить свои марши и митинги, но предлагают проводить их только в установленных местах, что является нормальной практикой для всех демократических государств.
Совершенно очевидно, что не обладающая доверием подавляющего большинства населения страны "Другая Россия" обречена оставаться маргинальной силой. Единственная возможность привлечь к себе внимание - это действовать максимально агрессивно, напористо и провоцировать конфликты с властями, правоохранительными структурами.
Кое-кого на Западе не устраивает и контроль, установленный в сфере получения негосударственными организациями иностранных грантов и средств, которые могут быть использованы в политической борьбе. Мы наблюдаем весьма интересную картину. Западные гранты предоставляются целому ряду правозащитных организаций. Они собирают тенденциозные материалы, призванные дискредитировать российскую действительность, передают их соответствующим структурам на Западе, откуда они попадают в доклады госдепартамента. После чего выносятся суровые суждения в адрес России в плане несоблюдения нашей страной прав и демократических свобод человека. С использованием этих материалов средства массовой информации формируют негативный образ российской власти и действительности. Затем это переносится в конгресс США, который принимает антироссийские решения и заявления. И, ссылаясь на эти заявления, Белый дом заявляет Кремлю: вы же понимаете, мы ничего не можем сделать против общественного мнения и против конгресса.
Еще одно направление антироссийской пропаганды - попытка представить парламентские выборы как выборы фактически без выбора. На все лады утверждается, что партия "Единая Россия" доминирует по всему спектру, имеет очень широкий доступ к средствам массовой информации, пользуется административным ресурсом, поддерживается президентом. Это в значительной степени соответствует действительности. Но при этом делается попытка абсолютизировать положение и представить дело так, что в России практически отсутствует борьба между партиями, уничтожена политическая жизнь, и страна фактически живет вне политики.
Все это не имеет никакого отношения к реальности. В стране идет процесс формирования системных партий, которые разделили бы базисные ценности, существующие в российской политической действительности. А это ценности строительства реальной демократической политической системы, это рыночные преобразования, которые сегодня осуществляются и дальше будут осуществляться с определенными коррекциями с учетом российских условий.
Сложившаяся в России политическая система действительно не соответствует моделям партийных систем развитых демократий Запада. Но это нормально. Это партийная система переходного периода для государства, которое не имело демократических политических традиций, для страны, где очень тяжело идет партийное строительство, где прошла радикальная приватизация собственности, легитимность которой все еще оспаривается широкой общественностью. Эта политическая система не может позволить прихода к власти тех сил, которые хотели бы осуществить радикальное перераспределение этой собственности и радикальную трансформацию социально-политической и экономической системы. Вот почему здравомыслящие западные аналитики понимают, что Россия в этом смысле двигается в правильном направлении.
Более того, то, что признается нормой для западных демократий, порой объявляется недопустимым для России. Ничто не мешает американским, да и любым другим президентам поддерживать кандидатов от своей партии. Совсем недавно Жак Ширак вопреки своим личным симпатиям, но исходя из интересов партии поддержал Саркози на выборах президента.
В нашем случае поддержка подавляющим большинством населения действующего президента позволяет ему трансформировать это настроение в пользу кандидата, которого он сам будет поддерживать на предстоящих выборах. Но применительно к России наши западные партнеры почему-то пытаются поставить под сомнение эту общепринятую на Западе норму. Хотя в конечном-то итоге кандидат в президенты избирается народом путем всеобщего голосования, и легитимация власти происходит в результате именно всеобщего народного волеизъявления. В этом смысле также трудно обвинить российские власти в том, что они пытаются узурпировать власть и не допустить народ к процессу волеизъявления.
Мне кажется, попытки дискредитации выборов президента также преследуют заданную цель - сделать позиции будущего президента России уязвимыми, непрочными и использовать это для давления на российскую власть по целому ряду вопросов как внутренней, так и внешней политики России. Одновременно наши западные партнеры стараются не допустить укрепления Российского государства, так как они понимают, что сильное российское государство будет иметь еще больше шансов стать самостоятельным центром силы в мировой политике. А это никак не входит в стратегические планы ни Вашингтона, ни Брюсселя.
Но, по-моему, западные стратеги, аналитики, пропагандисты и политтехнологи не учитывают одного. За последние годы Россия во многих отношениях стала совсем другой страной: и в экономике, и в политике. Но самое главное, Россия стала другой страной в плане эволюции общественных настроений и формирования фактически иной идеологической традиции. Сегодня для России Запад не является ни идеалом, ни образцом для подражания, ни моральным авторитетом. Запад, и особенно Соединенные Штаты, за последнее десятилетие подорвали свой имидж. Право кулака оказалось главным правом, которое американская администрация проповедует в последние десятилетия.
И второе. Думаю, что сформировавшаяся в последние годы усилиями президента В. Путина и администрации президента концепция суверенной демократии оказывается очень серьезным как идеологическим, так и пропагандистским барьером на пути навязывания России тех или иных образцов поведения. Россия уже обрела иммунитет от западного воздействия.
Думаю, что нашим партнерам на Западе, и особенно в США, следует осознать очевидный факт: в России сложилась новая парадигма как идеологическая, так и политическая. И исходя из этого, надо стараться адекватно взаимодействовать с этой новой властью, а не пытаться восстановить те унизительные отношения, которые были в 90-е годы, когда Россия была на побегушках у США.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников