04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗА ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА ДО ДЕМБЕЛЯ

Два раза в неделю Саша ходит в церковь. Молится о том, чтобы на земле воцарился мир, победила справедливость и все были здоровы. Молится молча, потому что знает: Бог не на небе, а в душе. Александр Кузнецов стал верующим на войне - кровавой бойне, где получил звание Героя России.

ВОЙНА
Когда в прошлом году, всего за четыре месяца до дембеля, подразделение, в котором служил Кузнецов, направили в Чечню, он сразу решил: войну надо пройти мужественно и по-честному. Вместе с другом-земляком Алексеем Шульгой попросились в разведку, с мальчишеским азартом решив, что быть разведчиками солиднее.
О своем подвиге он рассказывает скупо:
- Да высотку мы взяли. Какой я герой? Просто работал, как все. И награждать надо всех.
Тот день запомнился младшему сержанту Кузнецову изнуряющим зноем и поисками воды. Еще тем, что шли и шли, сколько - считать было некогда. Шли и после того, как на Терском хребте контузило взводного, ранило товарищей - разведдозор попал под минометный обстрел боевиков. Других своих товарищей он спас, уничтожив две огневые точки противника и вытащив с поля боя раненого пулеметчика. Александр остался цел, хотя шапку его, сдвинутую по хулиганской привычке на самую макушку, пробило пулей. Потом уходили от погони, таща на себе раненого товарища. Им на подмогу посылали две разведгруппы, и обе не смогли к ним пробиться. К наградам ребят представили посмертно, считая их погибшими. Но до своих они все-таки дошли.
СТРАХ
Золотую Звезду Саша получал в Кремле из рук президента России Владимира Путина. Несмотря на торжественность момента и великолепие обстановки, паренек с рабочей окраины Омска, и столицу-то увидевший первый раз в жизни, не волновался.
- А чего мне было бояться? Я ж за своим в Кремль пришел - не за чужим. Я теперь как-то вообще не понимаю, что такое страх, - улыбается Александр.
Страшно на войне. И то не сразу. Сначала свист пуль казался чем-то нереальным. До тех пор, пока не увидел гибель товарищей, пока не понял, что смерть - рядом, витает в воздухе, а кровь - под ногами, ею пропитана земля.
- Когда едешь на задание, в машине - молчание, - рассказывает Саша. - Только губы у всех шевелятся - каждый молится как умеет. Когда страшно, все Бога вспоминают. Жаль, что потом забывают.
Большинство из тех, с кем Александр полгода назад вернулся из пекла, по его словам, ушли в криминал. Его тоже как-то у военкомата встретили двое плечистых ребят, предложили машину, квартиру, сотовый телефон - "ни за что, иногда на разборки съездить". Саша отказался - ему теперь хочется жить спокойно, а для этого нужно работать. Впрочем, трудиться он привык с детства. Отца своего не знал, жили с мамой и ее родителями. Когда бабушку парализовало, пришлось бросить школу, идти в ПТУ, потом - в сварщики, на ярмарку "Трудовые резервы". Нужны были деньги на лекарства, а мать выбивалась из сил - и торговала, и полы мыла. Вернувшись с войны, он через две недели вышел на работу - на ту же оптовку, только уже охранником. Потом перевелся слесарем в гараж - всегда мечтал о машинах. Оканчивает экстерном вечернюю школу. Поступил на курсы водителей, так что погулять, как прежде, до армии, уже не удается. Разве что по вечерам - в парке, с собакой. Смешная такая псина - маленький мохнатый "медвежонок" породы чау-чау. Раньше Кузнецовы предпочитали бультерьеров, но уж очень они боевые, поэтому для сына мать выбрала животное-игрушку, которое не напоминает об опасности. А Сашу покой иногда утомляет - хочется хотя бы на карусели прокатиться побыстрее. Если бы не мама...
МАМА
Там, в Чечне, Саша часто думал о матери - жалел, что был оболтусом и доставлял ей хлопот. А мама в письмах просила у сына прощения за то, что обижалась на его шалости, и уверяла, что он никогда не создавал ей проблем. Был драчуном, но дрался по справедливости. Не трогал девчонок и защищал слабых. "Мой герой", - называет сына Лариса Юрьевна. По ее мнению, Саше на роду написано быть спасителем - то незнакомую девушку избавил от приставаний двух здоровенных жлобов, то помог выбраться с затонувшего катера его хозяину. При этом утопил собственную новенькую кожаную куртку со всеми документами.
Пока сын был в армии, Лариса Юрьевна, которой не больше сорока, поседела. А он, чтобы лишний раз мать не тревожить, даже не сообщил, что отправляется в Чечню. Она почувствовала сама - и заметалась, не зная, что делать. Согрешила в молитвах: просила Бога, чтобы Сашу ранило в правую руку. О подвиге Александра Кузнецова мать узнала по телевизору. О том, что он попал в госпиталь, уже позже догадалась по сменившемуся обратному адресу. Правую руку Саши задело осколком. Лариса Юрьевна организовала гуманитарную помощь, собралась везти ее на войну, чтобы найти своего героя. Но сердце подсказало: не успеет, что-то должно произойти. Ее письмо Александру принесли, когда он уже садился в вертолет. Демобилизовавшись после госпиталя, решил воевать дальше - мстить за погибших друзей, в том числе и за убитого к тому времени Алексея Шульгу, с которым вместе с первого дня на войне тянули солдатскую лямку. Мать прибегла к последнему средству, зная упорство сына: "Ты у меня самое дорогое, что осталось на свете. Господь и ты! Не лишай меня этого, - писала Лариса Юрьевна в том последнем письме на фронт. - Хочешь увидеть меня живой, возвращайся скорей!" И Саша вместо Чечни отправился в Омск. Позволить себе потерять мать он не мог.
Лариса Юрьевна пообещала себе, что здесь у сына будет все. Она пытается сдержать слово, хотя каждую льготу, положенную государством, приходится выбивать с трудом. Комитет по безопасности при обладминистрации выделил для Героя России 10 000 рублей, вычтя из подарка подоходный налог - больше тысячи. А на просьбу о квартире вежливо ответили отказом. Живут Кузнецовы в маленькой двухкомнатной квартирке у черта на куличках, рядом с железной дорогой, где днем и ночью стучат поезда. Саше они не мешают - на войне он привык спать под грохот снарядов. А Лариса Юрьевна просыпается и бежит смотреть на сына - не вздрагивает ли?
МИР
Александр Кузнецов понимает, что в жизни устроился не хуже многих своих товарищей. Далеко не все нашли работу. Не у каждого есть такая мама. И совсем не у многих остался в душе Бог. Он не осуждает ушедших в криминал. Он понимает тех, кто вернулся на фронт - уже контрактником. А что им делать? Выяснилось, что только на войне существует солдатское братство, а в мирной жизни их не ждали.
На войне мальчишкам казалось, что стоит только вернуться, как начнется замечательная жизнь. Они думали, что сделали уже немало и дальше все будет гораздо легче. Они мечтали отдохнуть.
- Там мы были нужны, мы чувствовали, что Россия за плечами. Вернулись - а тут бардак.
У Саши почти не осталось друзей из прошлой, довоенной жизни. Его товарищи-"чеченцы", с которыми вместе служил, и "афганцы", с которыми вместе работает, - те, "кто понимает". Это - лучшие, которым удалось остаться на плаву, кто не спился, не стал наркоманом, не пошел в бандиты, не сел в тюрьму. "Афганцы" и "чеченцы" похожи как братья - старшие и младшие. И те, и другие, возвратившись с войны, регулярно слышат: "Мы вас туда не посылали".
Это - ложь. Мы посылали. Каждый из нас - в долгу перед ними.
- Самая справедливая книга, которую я читал, - Библия. Я раньше не понимал: где добро, где зло. Сейчас знаю: Бог должен обратить на нас внимание, мы будем гордиться Россией. Но пока идет война, в душе у нас покоя нет. Только надежда, - говорит Герой России, бывший хулиган и двоечник Александр Кузнецов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников