09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАКЛЮЧЕННЫЕ БУНТУЮТ, ВЛАСТИ ТЕМНЯТ

Шелепин Владимир
Опубликовано 01:01 10 Августа 2002г.
Вот лишь несколько выдержек из пражской криминальной хроники: русскоговорящий пожилой человек с безумными глазами бросил взрывчатку на станции метро "Музеум" в центре города, а потом убил двумя ударами ножа подоспевшего полицейского; пьяный литовец сорвал отправление рейсового самолета Прага - Рига, который вынужден был вернуться со взлетной полосы к аэропорту, где скандалиста задержала полиция; украинец по неизвестным причинам угрожал расправой пассажирам на станции метро "Бутовице" и был задержан полицией...

Эти "новости недели" вызвали возмущение общественности и всколыхнули волну бытовой ксенофобии, нетерпимости к "инородцам", которая получает поддержку со стороны некоторых известных политиков, делающих ставку на популизм, и грозит захлестнуть страну, где по сравнению с Западной Европой иностранное присутствие не так уж и заметно.
В прессе и в пивных сейчас муссируется тема голодовки, которую объявили несколько десятков находящихся в следственном изоляторе "Панкрац" "выходцев из бывшего СССР". По сообщениям тюремных властей, так они решили выразить свой протест против длительного и, с их точки зрения, неоправданного содержания под арестом, а также против нарушения прав человека и дискриминации по национальному признаку.
Несмотря на обилие информации из официальных источников и журналистских домыслов, ваш корреспондент попытался добраться до первоисточника и отправился в район Панкрац. За монументальным зданием Верховного суда расположены два известных каждому пражанину учреждения. Это, во-первых, отдел выдачи справок о несудимости, которые в Чехии требуют от всех и по всякому поводу и которые действительны лишь на три месяца. Рядом - скромный и вполне пристойный, без каких-либо признаков усиленной охраны, вход в пресловутый следственный изолятор.
Ясно, что посторонним вход запрещен, но благо есть телефон. Набираю секретариат и прошу соединить с пресс-секретарем, каковые здесь имеются в любом уважающем себя учреждении. Вежливый майор выслушал мою просьбу о краткой встрече для уточнения некоторых вопросов, а еще лучше личного знакомства с условиями заключения. Просит всего четверть часа для согласования с начальством. Думаю: вот повезло. Но не тут-то было. Повторный звонок стал холодным душем. Майор так же вежливо, но твердо заявил: все, что нужно, средствам массовой информации уже было сказано, а он (человек, который получает зарплату за связь с журналистами!) встречаться со мной не уполномочен.
Вернувшись на корпункт, связываюсь с уполномоченным по правам человека при правительстве Чешской Республики доктором Яном Яржабом. К сожалению, его ведомство данный конкретный случай еще не успело изучить, но вопрос об условиях содержания заключенных и тюремная система вообще - предмет их постоянного внимания. Отчасти благодаря этому, например, число заключенных за два последних года сократилось с 240 до 175 на каждые сто тысяч жителей. Из них примерно 20 процентов приходится на тех, кто сидит под следствием. Иностранцы - выходцы из 69 стран - составляют десятую часть всех заключенных, но из них почти половина находится в следственных изоляторах.
- Не потому ли, спрашиваю, голодающие протестуют против дискриминации по национальному признаку, что их берут под стражу по малейшему поводу и держат там безобразно долго в ожидании суда, причем в условиях, значительно худших, нежели в обычной тюрьме?
- Это вполне возможно, - отвечает мой собеседник.- Ведь если гражданина Чехии можно оставить дома на время следствия, будь то под залог либо подписку о невыезде, то иностранец может сбежать из страны. Расследование преступлений, в которых подозреваются иностранцы, по чисто техническим, в том числе языковым причинам, иногда требует много времени, хотя, если говорить о русском языке, то недостатка в судебных переводчиках нет. Что касается условий содержания, то и здесь мы пытаемся выйти на европейские нормы...
Не случайно, комментатор газеты "Блеск" в связи с нынешней голодовкой задается вопросом: а почему выходцы из бывшего СССР, которые действительно совершили преступление в Чехии или подозреваются в этом, не ходатайствуют об экстрадиции их домой, чтобы там предстать перед судом и отбывать наказание?
В связи с этими событиями и особенно с тем, как их преподносят местные СМИ, возникает еще один вопрос: почему в сообщениях об участившихся голодовках, при одной из которых три месяца назад там же, в Панкраце, умер от истощения 35-летний гражданин Чехии, почти всегда фигурирует пресловутая "русская мафия"?
Моим коллегам хорошо известно, что среди заключенных иностранцев на первом месте прочно стоят выходцы с Украины, за ними идут словаки и вьетнамцы. Украинцы же стали главными действующими лицами и последней голодовки. Зачем же сваливать всех в одну кучу? Ведь Советского Союза давно нет, как нет и Чехословакии. Не пора ли отказаться от лексикона, который не идет на пользу развивающимся добрососедским отношениям между новой Россией и новой Чехией?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников