11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НА ГРАНИ ВОЗМОЖНОГО

61 год назад, 5 июля 1943 года, на рассвете по всей линии нашей обороны на Курской дуге заговорили пушки. Самолеты и артиллерия нанесли мощный упреждающий удар по приготовившимся к броску фашистским дивизиям. Так началось самое ожесточенное, самое кровопролитное сражение Великой Отечественной. В том кромешном аду был и мой отец, младший лейтенант Григорий Мень.

Он из того поколения 18-летних лейтенантов, которых по ускоренной программе наспех готовили в военных училищах и сразу отправляли на фронт. С началом войны отец пошел в армию добровольцем. В свой 20-й день рождения - 1 мая 1942 года - после окончания Томского артучилища получил "кубари" младшего лейтенанта. Командиром огневого взвода воевал на Северо-Западном, Брянском, Воронежском фронтах, потом освобождал Польшу, Германию, Чехословакию. Словом, хлебнул фронтового лиха. Но самыми жестокими для него, как и для десятков тысяч других, были, как я понимаю (его уже нет), те, казалось, нескончаемые бои на Огненной дуге.
Спустя много лет он со своими фронтовыми друзьями нашел-таки ту высотку близ населенного пункта Ерик, что в десятке километров от Белгорода, которая чуть не стала братской могилой для всего взвода. Тот скоротечный бой навсегда запечатлелся в памяти отца. Впервые за несколько дней им на позиции привезли горячую пищу. Бойцы только взялись за ложки, как появились фашистские "тигры" и невиданные доселе "пантеры". Грохот взрывов, фонтаны земли и ослепительно-яркая вспышка, после которой он потерял сознание. Когда очнулся, увидел перед позицией несколько догорающих танков. И тело своего закадычного друга лейтенанта Чекалева. Осколок снаряда ему снес полголовы. Рядом валялся котелок с недоеденной кашей. В этом бою отец потерял половину своего взвода. А всего на Огненной дуге в землю легло более 600 тысяч советских солдат и офицеров.
Судьба на всю жизнь связала отца с Белгородчиной. Вскоре после войны он перебрался в город, который освобождал в 1943-м, работал в областной газете, очень много писал о войне и фронтовиках. И сделал главное, на мой взгляд, дело в своей журналистской жизни: написал книгу про боевого летчика, чей подвиг никто в мире еще не повторил.
...Однажды в нашем доме появился проржавевший пистолет ТТ, полуистлевший партбилет и орден Красного Знамени. Их отец привез из Ивнянского района, где в селе Зоринские Дворы местным жителям удалось раскопать обломки истребителя. Вот как он описывал эти события сам.
"Житель хутора Зоринские Дворы, которому в 1943 году было 9 лет, наблюдал поединок нашего истребителя с вражескими "юнкерсами". Видел, как пылающий ястребок врезался в землю где-то на их огороде. Вернувшись из армии, Сергей спустя 14 лет решил отыскать самолет. Копали долго. На глубине двух метров что-то звякнуло. Лопата коснулась металлической обшивки, затем откопали хвостовое колесо, потом шасси, пулемет. Сергей сдвинул фонарь, заглянул внутрь и от неожиданности, глубоко потрясенный, отпрянул. В кабине он увидел останки летчика. На истлевшей гимнастерке - потускневший от времени орден, гвардейский знак, в планшетке карта, выцветшая фотография, бортжурнал, удостоверение личности, письма. Многие документы уже нельзя было прочитать. Уцелел партбилет. Сохранилась запись, сделанная тушью: Горовец Александр Константинович.
Друзья Сергея и его мать Наталья Федосеевна бережно собрали останки летчика и похоронили его на сельском кладбище. Я связался с Главным управлением кадров Минобороны. Там сообщили - Герой Советского Союза Горовец числится без вести пропавшим".
...6 июля, на второй день Курской битвы, замкомэска 88-го гвардейского истребительного авиаполка старший лейтенант Александр Горовец, возвращаясь с боевого задания, заметил группу из 20 самолетов "Ю-87". Он развернулся и один бросился на бомбардировщиков, ломая их строй. Первой же очередью сбил флагмана, потом второго, третьего - всего 8 самолетов. Девятого рубанул по хвосту винтом, поскольку кончились боеприпасы. Такого ни до, ни после никто не совершал...
Отец начал рыться в архивах, искать родственников, однополчан летчика. Через несколько лет появилась книга "История одного подвига".
Говорят, что солдат умирает дважды. Когда погибает и если его затем забывают. От второй "смерти" легендарного летчика удалось спасти. Я горжусь, что этому помог мой отец, пришедший в журналистику через войну.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников