05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕДУТ ЧЕРТИ ИЗ АНТАЛИИ

Василий Голованов, обозреватель
Опубликовано 01:01 10 Августа 2006г.
- Да-а, - сказал мой друг Игорь Сорокин, - вот и август... Я подумал было, что его элегически высказанная мысль лежит в смысловом поле стихотворения А.Тарковского "Вот и лето прошло, будто и не бывало...", но он вдруг завернул ее совершенно иначе: скоро ко мне из Турции прямо с аэродрома баб повезут...

Дело в том, что Игорь - реаниматолог в Склифе, практикующий нарколог, в общем, интересный человек.
- А что, - удивился я, - с чем их повезут-то?
- С белой горячкой.
- Во! - сказал я. - Ну расскажи.
- А тут нечего рассказывать. В Турции халявная выпивка. Но халявная она только для того отеля, где ты живешь. Разумеется, она хреновая. Но все ее пьют, потому что даром, все включено. И вот бабы утром выходят на пляж загорать с банкой какой-нибудь местной "отвертки", и так весь день до вечера и продолжают попивать ее, перед сном лакируя каким-нибудь местным бренди. А потом отпуск заканчивается, и дня за три они завязывают, чтобы предстать пред мужем и детьми без следов алкогольной помятости на лице. И вот тут-то их и хватает "белочка". Почему-то все обычно думают, что белая горячка начинается у человека во время запоя. Ничего подобного. Она начинается как раз, когда человек резко "выходит". День на второй-третий. И вот тут-то тетки и начинают чертей в проходах самолета ловить, орать от ужаса и все такое прочее. Ну и их - к нам.
- А почему только теток?
- А мужики резко не завязывают. Считают себя вправе по чуть-чуть. И так явиться к детям и к жене. Такова культурная парадигма.
- Да-а, - изумляюсь я. - Ты знаешь, мне один приятель рассказывал. Решил он завязать, и на второй день проснулся и чувствует, что у него одно желание - вмазать. А сил дойти до магазина нет. Поворачивается - а рядом с кроватью стоят маленькие добрые человечки и бутылка водки. Я вообще тогда целую теорию о маленьких добрых человечках стал развивать, потому что они и больным людям являлись, и на Севере полно историй про них, да и малютки медовары там всякие в Шотландии, помнишь? И возникла такая идея: что мир маленьких добрых человечков он где-то очень близко от нашего мира находится, только в другом измерении, но так близко, что стоит чуть-чуть сдвинуть сознание, и мы с ними встретимся. И они даже материальны - только их материальность какая-то зыбкая... И что-нибудь они обязательно приносят с собой: то бутылку водки, то ведерки серебряные, то вересковый мед...
- Знаешь, - говорит Игорь, - а черти тоже реальные и тоже ближе, чем ты думаешь: ржут сидят, на люстрах качаются; тараканы в голове ползают, пауки на шторах висят... Что ты! Все реальней реального! Вот, подсаживаю я как-то раз мужика по дороге, он добротно так и модно одет, лет 65. Едем, все в порядке. И вдруг он говорит: "Извините, а музыку потише нельзя сделать?" - "Пожалуйста, - отвечаю, - я совсем выключу". Хотя музыки в машине не было. Я ни о чем даже спрашивать не стал. Судя по тому, какое у него лицо было и как он был одет, это не шиз был, а как раз такой вот тихий белогорячечник. Только у него слуховые галлюцинации возникали. Тут вся фишка в том, что при алкогольных психозах критика отсутствует полностью, и человек принимает свой бред за стопроцентную явь. Такого даже с наркотиками не бывает, потому что контроль остается.
- Ну, например?
- Например, иду я недавно по площади Чернышевского, а там, возле памятника, все вымощено брусчаткой и каменной плиткой. И на одной плитке стоит мой сосед, скрестив руки на груди, и ни взад, ни вперед. Я его спрашиваю: ты чего тут стоишь?
- Да понимаешь, - говорит, - съел я ЛСД и стою сейчас на вершине горы. Крутая, зараза, спуститься не могу, вот и жду, пока эта дрянь как-нибудь иначе начнет на меня действовать, потому что, в общем, стоять тут уже поднадоело...
- Ладно, - говорю, - ты стой, а я пойду. - А ты знаешь, что ровнее место в Москве трудно найти. Но он-то хоть осознает, что эту гору "выпучило" для него ЛСД. А тот, у кого "белая" - он взглянуть на себя со стороны не способен, он все за чистую монету принимает.
- Ну а остановить-то ее как-то можно? - спрашиваю. - Ну похмелиться там...
- Нет, если уж пошла - нет...
- А как же люди?
- Ну, знаешь, люди-то допиваются до черт знает чего. У меня на Рублевке много клиентов. Приедешь - только глаза, белые от страха, видны из-под одеяла... Поставишь капельницу, печень промоешь, витаминчиков добавишь, успокоитель ного - и через три часа он у тебя со счастливой улыбкой засыпает прямо на кончике иглы...
Да, есть такая интересная профессия врач-токсиколог. И публика у него как на подбор: алкаши, наркоманы, самоубийцы, люди, по случайности или во время аварии получившие жуткие отравления...
А рядом, буквально за стенами Склифа, другая жизнь течет, а параллельно ей, по телевидению - третья...
"Какая странная жизнь - в ней так много реальностей".
Отгадайте, кто это сказал?
Это сказал наркоман, решившийся жить без наркотиков.
Так что нас ждут великие открытия!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников