«Серега улетел. Мне нужна эвакуация...»

Александр Гуков (в центре) пришел в себя. Фото Facebook.Com/Anna Piunova. Алексей Овчинников (справа) всегда готов спасать попавших в беду альпинистов. Фото автора.
Георгий Настенко
Опубликовано 00:03 10 Августа 2018г.

Эпопея с восхождением на неприступную вершину закончилась ужасной трагедией и чудесным спасением


Спортивный мир с 25 по 31 июля напряженно следил за событиями в горах Пакистана, персонажами которых стали отважные российские альпинисты Александр Гуков и Сергей Глазунов. Известные мастера, на счету которых десятки успешных восхождений, бросили вызов сложнейшей вершине горной гряды Каракорум, которая еще не покорялась никому. Корреспондент «Труда» узнал подробности экспедиции и уникальной спасательной операции у ее участников.

Вообще этот пик Латок-1 первыми покорили спортивные альпинисты из Японии, но поднимались они по восточному склону. А вот по северному склону, крутому и извилистому, было совершено свыше 30 попыток восхождения — и все неудачные. На сей раз у Гукова и Глазунова получилось подобраться к самому пику, но в условиях практически нулевой видимости. Потому пока нет полной уверенности, что они достигли самой верхней точки. Но можно утверждать, что наши мастера оказались к вершине ближе, чем предшественники.

Самые драматичные события случились уже на обратном пути. Спускавшийся первым Сергей Глазунов 25 июля сорвался в пропасть. Оставшийся без снаряжения напарник Александр Гуков подал сигнал SOS: «Серега улетел», «Я вишу на стене», «Мне нужна эвакуация». Дожидаясь помощи, он почти неделю провел на маленьком выступе в скале, отвесно обрывавшейся в пропасть. На морозе и под снегопадом, рискуя каждую минуту попасть под лавину. На грани жизни и смерти:

Главный редактор сайта Mountain.RU Анна Пиунова постоянно поддерживала телефонную связь с альпинистами и, как только на спуске у них начались проблемы, сообщила опытнейшему альпинисту Алексею Овчинникову, который и возглавил координационный штаб по спасению. Он начал работать на удаленном доступе, находясь в базовом лагере у горы Монблан, но вскоре вылетал в Москву.

«Алексей связался с российскими дипломатами, подключил к спасению альпинистов разные службы, — рассказала Пиунова «Труду». — К сожалению, в Пакистане был день выборов, и получить помощь военной авиации сразу не смогли. Удалось связаться с частной компанией, летчики которой 25 июля сбросили нашим парням продукты. Точнее, спустили на 50-метровой веревке рюкзак с шоколадными батончиками и сухой колбасой. Казалось, самое трудное позади, они продолжили спуск. Но уже через пару часов я получила тот самый сигнал SOS...

Александр Гуков провел несколько дней на «полочке», как будто выдолбленной в отвесной стене, на высоте 6200 метров. Его засыпало снегом, температура по ночам опускалась ниже минус 10. Днем поднимался сильный туман, при котором видимость была почти нулевая. У Александра осталось немного еды и палатка, под тентом которой он пытался отогреваться собственным дыханием. Можно сказать, ему сильно повезло, что лавины проносились мимо. Только 31 июля, когда снегопад на полчаса прекратился, пакистанские спасатели сумели с борта вертолета спустить веревку с крюком и поднять нашего альпиниста.

А вот его напарник, судя по всему, навсегда останется в пропасти. В связи с огромным риском, вызванным крайне сложными погодными условиями, спасательную операцию было решено приостановить.

— Пакистанские горы вообще особо сложные, — рассказал «Труду» главный координатор спасательной операции Алексей ОВЧИННИКОВ. — Большинство пиков находятся с северной стороны горных систем, где снега больше и крайне низкие температуры. На такие вершины, как Латок-1, приходится буквально карабкаться по отвесным скалам при помощи веревки, крючьев. Регион пограничный, находится под контролем пакистанской армии, и обычно сложно получить разрешение на доступ. Но как только пакистанцы узнали, что речь идет о жизни и смерти наших людей, все вопросы были моментально улажены и наши люди за два часа получили визы. Все решения принимались в неформальной обстановке, зачастую вообще без запроса каких-либо документов. Пакистанские пилоты рисковали жизнью, поскольку на такой высоте, да еще при сильном ветре вертолет работает нестабильно. Они проявили высочайший уровень мастерства. В истории альпинизма было всего три спасательные операции подобной сложности. Неслучайно многие западные газеты выходили с репортажами об этом событии на первых полосах. Одной из причин популярности этой истории во всем мире стало то, что в течение последних 30 лет по несколько экспедиций из разных стран, причем альпинисты высочайшего класса, безуспешно пытались взять эту вершину. Латок-1 считается одной из самых сложных в мире.

— Говорят, такие сложнейшие спасательные операции стоят дорого.

— Все спортсмены-экстремалы имеют оплаченный полис. В данном случае страховые компании погасили большую часть расходов пакистанской стороне. А когда страховой лимит был исчерпан, мы в соцсетях вывесили объявление и за восемь часов получили на счет более миллиона рублей. Сработало альпинистское содружество, а также участие посторонних людей.

— Как вы считаете, можно ли было избежать трагедии?

— Сложно сказать, горы всегда связаны с риском. В последний день восхождения погода вконец испортилась и перед парнями стоял выбор: или повернуть назад, или все-таки рискнуть. Я как альпинист их понимаю, ведь до заветного пика оставалось всего 200 метров. В прошлом году Гукову пришлось отказаться от покорения этой же вершины именно из-за состояния погоды. В общем, они решили рискнуть...

— Как состояние спасенного альпиниста?

— Я беседовал с ним в больнице. Состояние нормальное. Главная проблема — обморожение пальцев ног. Лечиться предстоит несколько месяцев. Но я уверен, что он еще вернется покорять свои вершины. Помните, как пел Высоцкий? «Лучше гор могут быть только горы...» Эта любовь навсегда.




Как вы считаете, нужно ли повыгонять Кокорина с Мамаевым их из клубов?