11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ФАГОТ" В ОГОРОДЕ

Охтинский Борис
Статья «"ФАГОТ" В ОГОРОДЕ»
из номера 160 за 10 Сентября 2002г.
Опубликовано 01:01 10 Сентября 2002г.
Мескер-Юрт. Название этого села, расположенного недалеко от Грозного, стало символом Чечни-2002. В течение месяца это название не сходило со штабных сводок, журналистских репортажей и бюллетеней правозащитников. Что же там произошло?

Поводов к началу спецоперации было немало, а началась операция "с подачи" боевиков. 18-19 мая сюда зашли несколько мелких банд. В ночь с 19 на 20 был убит местный предприниматель Саид Симбаригов. Он вел дела с опорой на администрацию села, а потому поддерживал контакты с федералами. Труп был обезглавлен, голова выставлена на пике в центре села. Тело подбросили на дороге к ближайшему от села расположению федералов: думайте, мол, кто виноват и что делать....
За что так показательно растерзали Симбаригова? За лояльность к федералам? И за это тоже. Но главное в другом -перераспределении доходов от нефтебизнеса, дающего республике 98 процентов официальных финансовых поступлений. Неофициально этим промыслом живет по меньшей мере та часть Чечни, где выкачивается нефть. Тут же она перерабатывается в бензин и мазут, которые, в свою очередь, увозят бензовозы-наливники - в основном в Ингушетию и Дагестан. Нефтебизнес стал источником пополнения казны чеченских экстремистов.
Убийство совершил боевик Мовсар Саламов племянник Арби Бараева. Но если Мовсар - всего лишь строчка в ежедневной криминальной сводке, то Арби - это фигурант всероссийского розыска. До того, как его нашли и пристрелили, он успел выкрасть и расстрелять официального представителя Москвы в масхадовской Чечне - милицейского генерала Шпигуна. Чтобы сам Масхадов знал конкретно, кто "в законе", а кто лишь "законно избран".
С 21 мая по конец июня Мескер-Юрт был оцеплен в основном внутренними войсками и армейскими подразделениями. Милиция по очереди проверяла более 300 домовладений, и в каждом почти обязательная нефтеналивная цистерна, арсеналы оружия - за каждым пятым забором.
Днем проверяли паспортный режим. Неместным ("Приехал к брату". - "Где брат?" - "Не знаю, может, поехал ко мне") учинили проверку с пристрастием: их "пробивали" по компьютерной базе. То, что каждый второй - участник первой войны, - Аллах ему судья. Главное, чтобы ни с Басаевым, ни с Радуевым по буденновскам-кизлярам не путешествовал, гексаген по России не возил и самолично головы не отрезал. С задержанными обходились без навязчивого политеса, но в дальнейшем всех вернули в село - и не на носилках, что письменно подтвердил в том числе и глава сельской администрации.
Милиция и ОМОН с привычной пытливостью осматривали постройки и особенно то, что под ними. Щупами прокалывая пропитанный нефтью пласт пыли. Обнаружили 53 тайника. На десятом году чеченской эпопеи скучно говорить об автоматах-пулеметах и тем более - боеприпасах. Их хватило бы на удержание Брестской крепости до августа 1944-го: около 150 тысяч патронов и 660 снарядов к гранатометам. Нашли еще две противотанковые ракеты "Фагот", 15 фугасов, подготовленных к закладке, 54 снаряда - заготовки для самодельных взрывных устройств при 320 электродетонаторах, около 30 килограммов взрывчатки. Обнаружено четыре схорона в могилах на сельском кладбище - взрывчатка хранилась в синих пластиковых бочках. Они были закопаны среди бренных останков предков, не доживших до осуществления на деле "морали" Хаттаба, Басаева и им подобных. Перестрелки вспыхивали с ожидаемой регулярностью - по два-три раза в сутки. 14 боевиков, оказавших сопротивление, уничтожены. Двоих из них пришлось выманивать из мечети, чтобы не подвергать ее риску разрушения. Это вызвало бы соответствующий резонанс. Остальных бандитов частично взяли, кто-то сбежал, кого-то припрятали родственники. Были раненые и среди федералов.
Впрочем, симптоматично иное: практически в каждом селе наиболее "отвязанных" бандитов жители чистосердечно сдают уже сами. 23-летнему Мовсару Балаеву из Мескер-Юрта пока удалось уйти. Кстати, дядю - Арби Бараева - в 2001 году тоже сдали местные жители и даже не разрешили хоронить на здешнем кладбище.
Еще несколько штрихов. Похоже, в Мескер-Юрте боевики готовили снайперов - нашли несколько схем, показывающих, как устанавливать "мушку". Изъяли десятка три однотипных блокнотов: адреса многочисленных родственников и знакомых от Ростова до Красноярска, таблица спряжения арабских глаголов, инструкция по изготовлению фугасов. В отдельном блокноте - ведомость начисления жалованья членам одной из банд: командиру - 2200 рублей в месяц, его водителю (наверное, он и начальник охраны) - 1800 рублей. Остальным - всего от 300 до 60. Однако получку, судя по всему, большинство давно не получало: симптоматичная расписка - "выдано на тушенку и клей (?) 43 рубля". В ученической тетрадке в косую линеечку - конспект политзанятий. Малоразборчив, но красноречив план лекции: "1) Коран, Пророк Мухаммед - о неизбежности победы Чеченской республики Ичкерии; 2) Джохар Дудаев и Халед (до хаджа - Аслан. - Прим. авт.) Масхадов - о неизбежности" того же...
...Так законно или незаконно действуют федеральные силы? Наезжающие в Чечню иностранные журналисты и правозащитники получают лаконичный ответ: да, спецоперации проходят в соответствии с мартовским приказом N 80 командующего группировкой. Этот приказ как раз и предусматривает правовую регламентацию подобных мероприятий. Но маска, скрывающая лицо омоновца (а что делать, если он чеченец?), или не читаемый номер на бронетранспортере (неоновой подсветки не предусмотрено) нередко приводят "правозащитников" в неистовство.
Есть и такое, чисто женское: "Ужас, кошмар, что творят!". В действительности нередко означает эмоциональную оценку временного запрета военными на въезд-выезд. В начале же спецоперации, если быть объективными, у главы села взяли списки нуждающихся в экстренной медицинской помощи и срочном отъезде, чтобы проверку начать именно с них. В селе идет спецоперация. С криком "Федералы насилуют!" бежит по улице пожилая чеченка. Кричит так, что слышно, наверное, в Страсбурге, где заседают участники Парламентской ассамблеи Совета Европы. Сильно возбужденную даму не сразу догоняют двое дюжих омоновцев: "Кого, мамаша, насилуют? Где?" - "Вон там - контрактники..." Дверь в указанном доме действительно слетела с петель вместе с крышей: за столом сидят обалдевшие от неожиданности лысые контрактники. Годящаяся им в матери 50-летняя чеченка разливает по чашкам чай. "Что ж ты, дура старая, извини за выражение, орешь?" - "А я вижу, солдаты вошли в дом. Там дед и женщина... Что ж им там делать?.."
Всегда ли столь идилически строятся отношения между местным населением и армией? Конечно, нет. В Мескер-Юрте дважды переворачивали вверх дном имущество некого Малаева, клявшегося Аллахом, женой и хлебом, что пулемет видел только в фильме "Чапаев". И дважды находили склады артвооружения в местах, уже вроде бы проверенных. В один из домов зашли случайно - ошиблись номером - и опять обнаружили целую оружейную мастерскую, да еще с так называемым чемоданом подрывника - для особо "ответственных" диверсионных заданий.
Села, где проводятся спецоперации, вслух никто не называет бандитскими или контрабандистскими. Но именно в них каждый четвертый-пятый селянин, даже если сам не держит по ротному боекомплекту, ведет себя, как булгаковский кот: "Сижу, починяю керосинку, никому не мешаю", а тут военные"... Именно в таком духе отвечал на журналистские вопросы один из представителей местных властей. Когда, показывая на полутораметровую трубу противотанкового "Фагота", его спросили о природе ее появления в соседнем с администрацией огороде, он так и сказал: "Не знаю, военные откуда-то принесли".
...Спецоперация в Мескер-Юрте - это срез жизни сегодняшней Чечни, части России, в которой вчера шла война. Но здесь мир наступит, если преступники окажутся в тюрьме, а "калашников" - в армейской пирамиде.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников