03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НОЯБРЬСКИЙ РЕЦИДИВ

Переверзев Петр
Опубликовано 01:01 10 Ноября 2000г.

Вечером 2 ноября в дома пенсионеров - бывших сотрудников кирсановского ЗАО швейная фабрика

Вечером 2 ноября в дома пенсионеров - бывших сотрудников кирсановского ЗАО швейная фабрика "Юность" постучали незваные гости:
- Здравствуйте! Мы хотели бы купить у вас акции "Юности". Хорошо заплатим, - объясняли незнакомцы. - Откуда адрес узнали? Ваша подруга подсказала. Кстати, вот, видите - ее подпись на бумаге, она уже продала свои акции и теперь сможет купить новый телевизор. А разве вам деньги не нужны?
Деньги нужны всем. Особенно старикам, живущим от пенсии до пенсии. За тот вечер и часть следующего дня "скупщикам" удалось собрать таким образом около 10 процентов акций. Правда, пенсионерам не объясняли, что оформление бумаг велось с нарушениями законодательства. Более того акции закрытого акционерного общества постороннему лицу вообще нельзя продавать без согласия общего собрания акционеров. А такого согласия не было.
Для справки. Фабрика "Юность" была пущена в 1972 году, считалась одной из лучших в области. После развала СССР преобразовалась в ЗАО, число акционеров - 233, работников - около 130 человек. Последние годы практически простаивала, а в 2000 году начала набирать обороты. За 9 месяцев производство увеличилось аж на 325 процентов, поднялась зарплата работников.
Человек, вознамерившийся скупить фабрику на корню, - местный предприниматель Михаил Михалев. Используя одну и ту же схему - скупку акций втихую, - он уже контролирует 8 кирсановских предприятий.
3 ноября, утром директор "Юности" Вера Ивановна Хапрова спросила у сотрудников, кто хотел бы уступить свои акции Михалеву. Не захотел никто.
После недолгого совещания было решено, что фабрика сама выкупит акции у всех, кто этого захочет. Причем по цене не меньше, чем предлагает Михалев. Такой вариант устроил на "Юности" абсолютно всех.
"Отвергнутый" бизнесмен прислал к Вере Хапровой своих гонцов. Они заявили, что, дескать, у их шефа есть 10 процентов акций "Юности", и на этом основании потребовали через 10 дней созвать экстренное собрание акционеров. "Так, сегодня 3 ноября. Через 10 дней будет 13-е. Нет, несчастливая дата, сделаем собрание 14-го", - сказал один из визитеров. Но вскоре гости поняли, что не на тех напали, и, уходя, намекнули, что их хозяин по-любому добьется своего...
4 ноября, через десять минут после начала работы предприятия, в проходной "Юности" появились двое мужчин крепкого телосложения с удостоверениями офицеров РУБОП и ОБЭП и сразу направились в управление.
- Все вон, вы здесь никто! - с такими словами они вломились в кабинет директора и оттуда - в бухгалтерию. - Мы забираем кассу!
Естественный вопрос о наличии у них постановления на проведение оперативных мероприятий нисколько не озаботил гостей.
- У нас есть удостоверения, мы их показали. Вам этого мало?
На шум из цеха подошли швеи. Они подхватили визитеров и буквально вынесли вон из административного блока. Ошалевшие от "бабьего бунта" мужики громко ругались, пугали применением оружия, тянули руки к кобуре. Но тщетно. Обратно их не пустили.
Попытки руководства фабрики дозвониться в администрацию области, города, городское отделение милиции не увенчались успехом. Позвонили по "02" и только начали объяснять, что к ним ворвались вооруженные люди, называющие себя милиционерами, как в ответ прозвучало: "Да, это наши люди. Что вы там себе позволяете? Сейчас мы наряд к вам пришлем". Прислали троих, но женщины, встав горой, дали им от ворот поворот.
Тем временем телефон в приемной директора не умолкал. Из местного управления ФСБ позвонил не назвавший себя человек, объяснявший, что не хочет вставать ни на чью сторону, попросивший лишь успокоить коллектив.
- Пять лет подряд мы едва концы с концами сводили, зарплату не видели, и никому до нас дела не было. А как только фабрика встала на ноги, так сразу за нас взялись! - возмущались сотрудницы, прознавшие про этот разговор.
К полудню напряжение спало, дозорные все реже поглядывали в окна. Из подозрительных объектов выделялись только легковые автомобили с затененными стеклами и гладко подстриженными водителями, сменявшими друг друга на посту у ворот "Юности". Позванивали районные и городские начальники. Они узнали, что на предприятие приехали журналисты и не рискнули лично прийти на "взбунтовавшуюся" фабрику. Вскоре стемнело, люди разошлись по домам. А что дальше?
В небольшом райцентре не сомневаются в том, что силовой "наезд" на "Юность" носил заказной характер, который либо оплачивают заинтересованные лица, либо выполняют по приказу сверху. Этому мнению способствует явное невмешательство со стороны властей и нежелание придать дело огласке. Явление это нынче весьма распространенное. Предприятия, восстанавливающиеся после разрухи, все чаще оказываются легкой добычей ловкачей со связями. И, честно говоря, трудно продолжать верить в то, что местные начальники не имеют своих корыстных интересов в битвах за чужую собственность.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников