09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАЗГОВОР ПО ДУШАМ НА ТЕХАССКОМ РАНЧО

Шитов Андрей
Опубликовано 01:01 10 Ноября 2001г.
Российский посол в Соединенных Штатах Юрий УШАКОВ отвечает на вопросы вашингтонских корреспондентов "Труда" и ИТАР-ТАСС в связи с предстоящим 13-15 ноября первым официальным визитом в США президента РФ Владимира ПУТИНА.

- Визит президента России в США готовится на фоне беспрецедентно быстрого сближения двух стран. Как вы считаете, вызвано это сближение лишь соображениями сегодняшнего дня или чем-то большим? К какому типу отношений, на ваш взгляд, оно может привести в перспективе?
- Пожалуй, все сейчас ощущают позитивную заряженность российско-американских отношений, их мощную энергетику. Диалог и реальное взаимодействие давно не знали такого ритма. Если вспомнить историю, то наши страны всегда объединяли свои усилия, когда сталкивались с общим противником. Собственно, это произошло и сейчас. Международный терроризм, не останавливающийся ни перед чем в достижении своих целей, - это общий враг. И очень важно, что на антитеррористическом фронте Россия и США выступают - не побоюсь назвать вещи своими именами - как союзники.
Но к тому, что происходит в российско-американских отношениях, нельзя подходить по принципу "не было бы счастья, да несчастье помогло".
Новая опасность, конечно, подтолкнула Россию и США к более тесному взаимодействию. Однако по большому счету это лишь ускорило процесс, который обусловлен объективно. Мы ведь уже многие годы настойчиво работаем с США над созданием подлинно партнерских отношений - это принципиальный выбор России. Не все ладилось, были сбои, откаты назад, трудно шла расчистка негативных наслоений. Но встречи президента Путина с Джорджем Бушем в Любляне, Генуе - и уже после потрясших мир терактов - в Шанхае заложили основу нынешних позитивных сдвигов.
После 11 сентября мир в прямом смысле слова стал другим. Это без преувеличения и новая точка отсчета в наших отношениях с Америкой. Президент Дж. Буш часто повторяет, что В. Путин был первым зарубежным лидером, позвонившим с выражением соболезнований и солидарности в связи с нью-йоркской и вашингтонской трагедией. Вспоминает он и о том, что за этим последовали немыслимые в условиях "холодной войны" решения об отмене учений российской дальней авиации, чтобы не создавать лишнего напряжения для американских вооруженных сил. Затем были предприняты многие другие, столь же значимые шаги с обеих сторон, приведшие к тому, что наладилось такое сотрудничество России с США, которое, пожалуй, не имеет аналогов в истории двусторонних отношений. Можно сказать, что не со всеми своими традиционными союзниками американцы на данном этапе поддерживают столь насыщенные и плотные контакты, как с нами.
Было бы очень важно воспользоваться этим новым уровнем взаимодействия, чтобы продвинуться по всей двусторонней повестке дня. Это вполне реально, учитывая, в частности, фундаментальную общность интересов наших стран в таких областях, как стратегическая стабильность, нераспространение технологий оружия массового поражения, борьба с оргпреступностью, наркотиками, болезнями, решение региональных и экологических проблем. И я убежден: можно совершенно по-новому развернуть весь комплекс российско-американских отношений, поставить их на прочные рельсы, сделать так, чтобы упомянутые позитивные сдвиги стали долговременными, необратимыми.
- В Шанхае Буш неоднократно называл Путина своим другом...
- Да, президентам удалось найти общий язык, наладить добрые личные отношения. Это исключительно важно. Вместе с тем, личное взаимопонимание могло и не состояться, если бы оно не отражало преобладающий вектор настроений в российском и американском обществах. Помните, в свое время Рейган повторял: "Доверяй, но проверяй". Это означало, что подлинного доверия и в помине не было, а взаимная подозрительность пронизывала все сферы. То, что происходит сейчас, - это фундаментальная ломка стереотипов восприятия друг друга и окружающего мира. Президенты в своих контактах формулируют совершенно новый подход к эволюции двусторонних отношений.
То, что Дж. Буш будет принимать президента России у себя дома, на ранчо в Кроуфорде, - символично. В Кроуфорде будет возможность поговорить без формальностей и протокола, что называется, по душам.
- Что вы можете сказать конкретнее о ключевых темах саммита? Каковы ожидания, какими могут быть результаты?
- В подготовку саммита вложен немалый интеллектуальный ресурс, есть обоюдное желание поработать на практический результат. Повестка обширна, остановлюсь на самом важном.
Естественно, что на первом плане - весь комплекс вопросов стратегической стабильности. Думаю, стороны могут продвинуться в решении взаимосвязанных проблем стратегических наступательных вооружений и ПРО. Идти к сокращениям ядерных арсеналов можно лишь в условиях стратегической стабильности. Убеждены, что эту стабильность обеспечивает Договор по ПРО и связанная с ним целостная система разоруженческих соглашений. Договор позволяет России и США совместно работать над новыми моделями стратегических взаимоотношений на перспективу. Просто взять и объявить его реликтом "холодной войны" со всеми вытекающими последствиями - это, может быть, броско, но проблемы не решает.
Мы в этом смысле отнюдь не догматики, но как можно одним махом отбросить старое, пока не создана надежная, юридически прочная новая система, которая обеспечивала бы безопасность для России и США, для мира в целом? Тут требуется осмотрительность, поспешные односторонние шаги могли бы нанести вред, разбалансировать всю систему. Строительство новых стратегических отношений - процесс сложный, кропотливый, обоюдный. Речь не идет о каких-то разменах или торге - кто кого переиграет. Субстанция СНВ-ПРО - это единое целое, она объективно требует комплексного подхода. На переговорном столе - конкретные предложения сторон.
Разумеется, в фокусе внимания на саммите будут вопросы противодействия терроризму. Мы ценим сотрудничество с США в рамках международной антитеррористической коалиции, готовы двигаться дальше в параметрах, определенных президентом России в заявлении 24 сентября. Исходим из того, что борьба с терроризмом будет носить долгосрочный и комплексный характер. Причем несиловым аспектам надо уделять гораздо больше внимания, будь то пресечение финансовой подпитки террористов или определение политических параметров постталибского устройства Афганистана. Принципиальный момент - все составляющие антитеррористической кампании должны опираться на прочную международно-правовую базу, на Устав ООН, другие ооновские инструменты.
Ключевой темой будет экономика. Мы настраиваемся на сугубо конкретный разговор, поскольку от состояния сотрудничества в данной области в немалой степени зависит прочность всей конструкции российско-американского партнерства. Важно, что со стороны деловых кругов России и США налицо встречное движение. У президента Путина в ходе визита будет возможность для прямого общения с деловыми кругами и в Вашингтоне, и особенно в Хьюстоне.
Движению вперед мешают остающиеся барьеры в торговле. Их преодолением надо заниматься гораздо настойчивее. Вроде бы наконец наметился просвет в вопросе о полном и окончательном выводе России из-под поправки Джексона-Вэника - вот уж действительно одиозный пережиток прошлого.
В эти дни идет напряженная работа по завершению подготовки саммита, в том числе возможных итоговых документов. Наше посольство сверхплотно задействовано в этой работе. Особо отмечу, что одним из важнейших элементов программы саммита должно стать развернутое выступление В.В. Путина, которое прозвучит именно в стенах российского посольства, где соберутся члены администрации, конгресса США, ведущие представители политических, деловых и общественных кругов Америки. Такой формат обращения нашего президента к американской и - шире - международной аудитории с "российской земли" в Вашингтоне избран, пожалуй, впервые, и для нас это большая честь.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников