11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

И ТОГДА УДАРИЛ "НАБАТ"

Цыганкова Светлана
Статья «И ТОГДА УДАРИЛ "НАБАТ"»
из номера 208 за 12 Ноября 2001г.
Опубликовано 01:01 10 Ноября 2001г.
Наши доморощенные террористы начинали с попыток в одиночку угнать самолет за кордон, чтобы наладить себе там райскую жизнь. Яркий тому пример - террористический акт 1978 года в Петрозаводске.

Пассажиры уютно расположились в креслах самолета, вылетевшего из Москвы в Мурманск. Время в пути - почти три часа. На молодого, явно немного нервничавшего парня никто не обращал внимания. Уже над территорией Ленинградской области молодой человек заявил бортпроводнице, что требует лететь в Финляндию, иначе взорвет самолет. Для убедительности продемонстрировал коробку из-под духов "Красная Москва", перемотанную изолентой, в которой якобы находилась бомба.
Проводница сообщила об угрозе террориста командиру корабля, тот - диспетчеру ближайшего аэропорта в Петрозаводске. Оттуда тревожная информация поступила на пульт дежурного КГБ. Моментально началась операция "Набат", в которой роли участников заранее распределены и каждый точно знает, что он должен делать.
По сигналу тревоги был поднят весь оперативный состав Министерства внутренних дел Карелии. Самолет решили посадить в Петрозаводске и усыпить бдительность террориста названиями на финском языке, которые присутствовали бы на здании аэропорта "Бесовец", создав таким образом видимость того, что это финская территория.
В аэропорту собрались три местных генерала: тогдашние министр внутренних дел, председатель комитета государственной безопасности и командующий шестой армией. Приехал и командир петрозаводского авиаотряда Николай Скачков. Все думали об одном: как при посадке самолета обезопасить пассажиров и экипаж, ведь никто не знал, какого типа взрывное устройство в руках у террориста и есть ли у него оружие. Решение давалось трудно, генералы постоянно созванивались с Москвой. Когда получили добро на посадку самолета, бортпроводница сообщила молодому человеку, что они находятся над финской территорией. В эту минуту лайнер пролетел над зданием аэропорта с иностранными названиями. Увидев надписи, угонщик успокоился. Самолет выпустил шасси, покатился по бетонной дорожке, замер в конце полосы.
Террорист стал выпускать заложников - пассажиров рейса Москва - Мурманск - и тут заметил вооруженных солдат, стоящих по периметру аэропорта, армейский броневик. Он сразу все понял. Забежал в туалет и закрылся там. На борт поднялся начальник уголовного розыска Министерства внутренних дел Карелии Владимир Ширков. Часа полтора он уговаривал террориста выйти и сдаться. Тот не соглашался, дерзил. Требовал дозаправиться и лететь в одну из "свободных" стран.
Сегодня есть специально подготовленные психологи. А в конце 70-х о подобных специалистах и не слыхивали, поэтому начальник уголовного розыска Ширков действовал интуитивно, на свой страх и риск, как мог уговаривал преступника одуматься. А в это время из топливных баков сливали керосин (мало ли что взбредет в голову угонщику), проверяли по схеме, нет ли в туалете каких-то люков, через которые он может выбраться, и думали, как его выкурить оттуда. Решили применить спецсредство "Черемуха", тем более что пассажиров и членов экипажа в самолете уже не было. На длинном шесте через вспомогательные люки ввели дымящую шашку в салон самолета. Через минуту салон заполнился удушливым дымом. Группа захвата проникла в салон. А в туалете, как назло, заело задвижку. Парень дергал ее, а она не поддавалась. И тогда Юрий Очеретько, старший инспектор уголовного розыска, почти двухметровый опер, ударил ногой по двери. Она сложилась гармошкой, заехав прямо в лоб террористу. Тот от неожиданности уронил коробку с "Красной Москвой"...
- Ну, я ему еще разок добавил, без протокола, - усмехается Юрий Николаевич. - Мы с Ермаковым и Ширковым подхватили его и повели по трапу вниз. А там уже сотрудники КГБ ждут. Не хотели мы отдавать им нашу "добычу" - мол, разберемся сами, кто он и откуда. Но они настояли, сразу посадили его в машину и увезли. Больше мы этого парня не видели.
- Взрывное устройство было муляжом? - спрашиваю Очеретько.
- Нет, настоящим. Когда он уронил коробку в туалете, я поднял ее и понес. Потом эксперты сказали, что технически неверно что-то было сделано, контакт в батарейке отошел. Но могло и взорваться...
- Не боялись нести бомбу?
- Да я и предположить не мог, что это за штука. В конце 70-х годов подобные преступления вообще были редкостью, не говоря уже о самодельных взрывных устройствах.
Самое интересное в том, что обезвредили террориста обычные оперативники уголовного розыска. В те времена не было ни ОМОНов, ни СОБРов.
- Но они умели все, - говорит тогдашний заместитель начальника уголовного розыска МВД Карелии Александр Истомин, тоже участник той памятной операции "Набат". - За сутки дежурства у оперативников случалось не менее трех-четырех задержаний. Проходили они специальные тренировки на самолетах АН и Ту, так что в принципе были готовы к любым неожиданностям.
О дальнейшей судьбе угонщика самолета я попыталась узнать у Бориса Мовчана, в 70-е годы занимавшего должность начальника следственного отдела КГБ республики. Парень, ему было немногим за 20, оказался из Краснодарского края. Хотел попасть в Швецию, чтобы "жить там, завести свое хозяйство". Он был осужден, получил шесть лет лишения свободы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников