05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАТАН МЕРОН: ХВАТИТ ВОЙН И НАСИЛИЯ

Степанов Андрей
Опубликовано 01:01 10 Декабря 2002г.
Наш корреспондент побеседовал с послом Израиля в Москве Натаном Мероном.

- Г-н посол, вы собираетесь возвращаться на родину. С каким чувством покидаете Россию?
- Мое назначение сюда послом было несколько неожиданным. Вся моя предыдущая дипломатическая карьера протекала на Западе. Предпоследняя командировка у меня была в Вену. И переезд оттуда в Москву стал шоком - из тихой маленькой страны вдруг очутиться на стремнине бурной политической жизни, да еще вокруг все такое огромное, бескрайнее. Вначале это даже несколько пугало. Здесь все другое по сравнению с Западом. Один мой приятель мне посоветовал забыть все, что я знал о России до этого, и начать ее изучение с нуля.
Я могу прямо сказать, что проведенные здесь годы стали самыми яркими, волнующими и запоминающимися за всю мою карьеру. Да, было нелегко, но чрезвычайно интересно. Главное - удалось сделать больше, чем за гораздо больший период пребывания в любой другой стране. Ведь за последние годы в наших отношениях произошел колоссальный прорыв. И то, что было просто немыслимо каких-нибудь 10 - 15 лет назад, сейчас - повседневная реальность. И меня это весьма радует.
Я всегда считал, что наши страны в уникальном положении. Мы маленькая страна, но из 6 миллионов ее граждан (учитывая, что израильские арабы составляют порядка 800 тысяч) более миллиона говорят по-русски. Это своего рода мост между нами в культурном, общечеловеческом плане. Эти люди привязаны к своим российским корням и, естественно, хотят видеть Россию процветающей страной. Такую человеческую связь отмечают наши руководители - и приезжавший сюда в сентябре премьер-министр Ариэль Шарон, и президент Путин. Шарон, например, рассказывал Путину, что его мать была простой женщиной, с утра до вечера работала в поле, но она знала наизусть стихи Пушкина и Лермонтова. Шарон не скрывал, что чувствует себя здесь намного комфортнее, нежели в США, почти как дома. Возьмем другую фигуру израильского политического спектра - тогдашнего министра иностранных дел Шимона Переса. В один из своих визитов сюда он почти целый день посвятил памятным местам, связанным с жизнью Льва Толстого. И это не случайно, Израиль во многом начинался из России, и это помнят и знают многие. Нам близка и понятна "русская душа".
Мои первые впечатления от России: замкнутые в себе, неприветливые люди, редко в кафе или магазине услышишь слова "спасибо" и "пожалуйста", я уже не говорю о чиновничьем высокомерии и чинопочитании. Но когда вам удается проникнуть через этот покров, вы обнаруживаете удивительную теплоту, искреннее радушие и внутреннюю культуру. Что мне еще бросилось в глаза - это то, как быстро меняется и облик страны, и облик людей, и настроение общества. Дела на Ближнем Востоке обстоят не лучшим образом, но наши отношения весьма тесные, пожалуй, как никогда прежде. Мы, например, считаем, что Владимир Путин - друг Израиля. Позиция вашего МИДа известна - стремление придерживаться объективного, сбалансированного подхода к обеим сторонам конфликта. Консультации между нами происходят весьма часто и на самых различных уровнях, мы можем расходиться во мнениях, что вполне естественно, но главное - это обоюдное стремление решать проблемы конструктивно, непредвзято, исходя из реальной действительности.
- Как можно воплотить эту культурную духовную связь между нами в конкретный экономический результат?
- Действительно, мы многого достигли в политической области за последние, скажем, десять лет, но наши отношения надо наполнять все большим и большим экономическим содержанием.
За 50 лет Израиль добился немалого в области высоких технологий. Мы по праву гордимся нашей современной телекоммуникационной системой. Мы занимаем второе место в мире по производству программного обеспечения. Скажем, завод электронных компонентов "Интел", распложенный под Иерусалимом, уступает только своему собрату в США. Всего в сферу высоких технологий вложено более двух миллиардов долларов, но основное наше богатство - квалифицированная рабочая сила, и значительная ее часть приехала из России. То есть все это наводит на мысль о создании совместных предприятий. Мы многому можем научиться в России, а вы многое можете позаимствовать у нас, например, в области сельского хозяйства.
Но дело в том, что мы, чиновники и бюрократы, можем проводить десятки симпозиумов и семинаров, призывая форсировать экономическое сотрудничество, но результат всего этого может быть нулевой, ибо решающее слово принадлежит деловым людям, предпринимателям. А они будут вкладывать деньги и переносить технологии, когда полностью уверены в успехе и в прибыли. В России они могут получать до 30 процентов прибыли в год и больше, но зачастую предпочитают 8 - 10 процентов где-нибудь в Португалии. Здесь им нужны гарантии, снятие бюрократических препон, нужно соответствующее законодательство и его неукоснительное соблюдение.
- Вам удалось сделать немало, а каков задел на будущее?
- Прежде всего надо выходить на подписание важных документов. В Израиле состоялось заседание совместной межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. С российской стороны ее возглавлял министр связи Леонид Рейман. Мы многого от нее ожидаем. Еще одна перспективная сфера партнерства - производство военной техники. Скажем, российские вертолеты с израильской авионикой участвуют в тендере в Турции. Мы надеемся, что качество нашей совместной продукции будет наивысшим. Можно подумать о поставках российского газа в Израиль, в Хайфу через Турцию по дну Средиземного моря. Или о создании нефтяного терминала в порту Ашдод. Дальше российская нефть могла бы по нефтепроводу идти в Эйлат, а оттуда наикратчайшим маршрутом в Азию.
- Как вам видится развитие ситуации на Ближнем Востоке?
- Мы считаем, что нам жить бок о бок с палестинцами и никуда от этого не деться. Мы неизбежно будем оказывать влияние друг на друга. Надо смотреть на ситуацию в ее развитии. Ведь было время, когда на строительстве израильских поселений настаивали лидеры Партии труда Ицхак Рабин и Шимон Перес. Однако позже они выступили за мирное урегулирование, а Рабин поплатился за это даже своей жизнью. А посмотрите, какова нынешняя позиция Ариэля Шарона, который, как я считаю, является на сегодняшний день единственным влиятельнейшим политиком, способным добиться разрешения конфликта. И это несмотря на то, что в целом израильское общество испытывает колоссальное разочарование в связи с провалом мирного процесса. К сожалению, у меня серьезные сомнения в том, что на такой же шаг способен Ясир Арафат. Продолжающаяся волна палестинского террора наглядно подтверждает это. Не надо забывать, что три года назад жизненный уровень палестинцев был выше, чем в соседних арабских странах. Сегодня же их экономическое положение плачевно. Ситуация в регионе тяжелая, страдают обе стороны, но будем надеяться на перемены к лучшему, на переговоры, на мир. Хватит войн и насилия!
- Что бы вы пожелали следующему послу Израиля в Москве?
- Прежде всего получить не меньшее удовлетворение от работы здесь, а Москва - очень важное для нас направление. Использовать все имеющиеся сегодня немалые возможности, проявлять инициативу и как можно больше общаться. Для меня здесь были открыты практически все двери. С обеих сторон есть очевидное стремление развивать наши отношения и дальше.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников