04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ЗАПИШИТЕ МОЙ ТЕЛЕФОН"

Локтев Владимир
Статья «"ЗАПИШИТЕ МОЙ ТЕЛЕФОН"»
из номера 230 за 10 Декабря 2003г.
Опубликовано 01:01 10 Декабря 2003г.
С тех пор как в 1998 году тюремная система ушла из подчинения МВД под юрисдикцию Минюста, многое изменилось в нашем уголовно-исполнительном законодательстве.

Особое внимание в нем уделено правовому статусу лиц, изолированных от общества решением суда. А два года назад в Минюсте даже создали специальную структуру - Управление по контролю за соблюдением законности и прав человека в деятельности учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Минюста России. Начальник этого управления Сергей ТАРАКАНОВ дал эксклюзивное интервью "Труду".
- Сергей Михайлович, известно, что надзор за состоянием законности в местах лишения свободы осуществляют прокурорские структуры. Ваше управление дублирует их функции?
- Ни в коем случае. Появление нового управления в структуре Минюста - следствие глубокого реформирования пенитенциарной системы. Вступив в Совет Европы, Россия взяла на себя ряд обязательств. В том числе и по организации деятельности, гарантирующей соблюдение конституционных, гражданских, экономических и иных прав человека в местах лишения свободы. В строгом соответствии с федеральным законодательством и международными стандартами. Наше управление принимает упреждающие меры по пресечению нарушения законности и прав человека в УИС, не дожидаясь прокурорских и судебных действий.
Так называемое тюремное хозяйство - это сложная структура из колоний, тюрем, СИЗО, где содержатся сотни тысяч осужденных и подследственных, работают сотни тысяч сотрудников УИС. Это огромное правовое поле, требующее внимательного ведомственного контроля, профилактической работы. И еще одна наша функция - обеспечение руководства Минюста объективной информацией, соответствующей профилю работы управления.
- Работу каких подразделений координирует ваше управление?
- Тех, что входят в созданную Минюстом систему контроля за соблюдением законности и прав человека при исполнении уголовных наказаний. Это соответствующие отделы ГУИН и управлений Минюста во всех федеральных округах, помощники начальников территориальных органов УИС по правам человека.
- Существует ли порядок прохождения жалобы по инстанциям? К кому сначала должен обращаться осужденный или подследственный с претензиями - к прокурору или к вам?
- Это его воля, право и желание. Здесь нет никакой регламентации. Скажу коротко: за два года работы управления каждый из наших сотрудников в среднем провел год в командировках по жалобам из мест лишения свободы. Только работники центрального аппарата приняли по заявлениям около 15 тысяч людей. Почти 600 человек в прошлом году с нашей помощью восстановили свои права, нарушенные действием или бездействием руководства колоний, тюрем, СИЗО.
- Сергей Михайлович, какие меры вы принимаете в отношении сотрудников УИС, нарушающих закон или права подопечных?
- Для начала информируем об этом руководство Минюста, вносим свои предложения. Чаще всего после наших замечаний начальники региональных УИНов сами наказывают нарушителей.
Недавно к нам поступил сигнал, что руководство колонии заволокитило рассмотрение обращения осужденного по поводу возможности его условно-досрочного освобождения. Наш сотрудник выехал на место, подтвердил обоснованность претензий к начальнику колонии. В результате последний получил взыскание.
- Осужденные, естественно, приветствуют работу вашей структуры, а вот начальники колоний, думаю, не очень довольны визитами московских чиновников, которые "отвлекают их от работы".
- Да, есть такие руководители, которые предвзято относятся к нашей работе. Над ними довлеет стереотип мышления, сохранившийся с тех времен, когда УИС была в структуре МВД. Тогда ловили преступников, вели следствие и исполняли приговор сотрудники одного ведомства, не привыкшие к контролю со стороны "своих" внутриминистерских служб. Большинство же начальников колоний воспринимает нашу работу как часть приоритетного направления реформы - соблюдения законности в местах лишения свободы.
- Сейчас некоторые правозащитники стали поговаривать о целесообразности передачи органам юстиции надзорных функций прокуратуры. Насколько правомерно это предложение?
- Я могу порассуждать на эту тему, но не готов определенно ответить на столь сложный вопрос. А наше управление не посягает на прокурорские функции в пенитенциарной сфере.
- А что вы скажете по поводу идеи общественного контроля за положением дел в зоне?
- Я отношусь к ней положительно. Напомню, что был даже разработан проект соответствующего закона. Он обсуждался на общественном совете при министре юстиции по проблемам УИС. Общественный контроль сделает места лишения свободы более "прозрачными" и открытыми.
- На что в основном жалуются осужденные и подследственные?
- Чаще всего авторы "посланий" в наше управление жалуются на нарушение их прав по размещению, медобслуживанию, трудоиспользованию. Претензии, как правило, аргументированны.
Новый Уголовно-исполнительный кодекс предусматривает отбывание наказания по месту жительства или преступления. На практике, увы, так получается не всегда. Администрация колонии должна предоставить осужденному возможность трудиться. Но сегодня по объективным причинам лишь каждый третий в зоне обеспечен работой. Жалуются нам и сотрудники УИС. В большинстве своем - на неполную или несвоевременную выплату жалованья...
- Сергей Михайлович, коль вам по должности положено печься о законности и правах лиц, оказавшихся за решеткой, то сообщите читателям "Труда": куда им конкретно обращаться по вопросам, поднятым в нашей беседе?
- В Минюст, в управление, которое я возглавляю. Можно звонить по телефону 206-04-95. В перспективе откроем "горячую линию", на которую будут приниматься все сигналы о нарушениях законности и прав человека в местах лишения свободы.
ЭТО ФАКТ
По данным ГУИН Министерства юстиции РФ, сегодня в местах лишения свободы находятся 36 тысяч ВИЧ-инфицированных и 105 больных СПИДом. Ежегодно число ВИЧ-инфицированных в учреждениях уголовно-исполнительной системы увеличивается на 15-20 процентов


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников