09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЕЗ СТРАХОВКИ

...Я еще удивился: откуда в этом старом семейном альбоме снимок молодого Олега Попова? Смотрю на фотографию - ну точно он, "Солнечный клоун". Только знаменитой кепки нет.

- Да нет же, это мой отец, Виктор Федорович Сапрыгин, - с ноткой грусти в голосе говорит Игорь.
Он уверен: сложись судьба отца чуть иначе, и стать бы ему мировой звездой. Но отец совершенно сознательно выбрал другой путь, хотя, по мнению тех, кто помнит его выступления, был не менее талантлив.
- На смотре в Риге в 1946 году его назвали лучшим клоуном Прибалтики. Но именно в тот год встал вопрос, что выбрать: карьеру на большой арене или семью? Он выбрал нас и отказался от предложения уехать в Москву - семья к тому времени осела в Вильнюсе. Он продолжал гастролировать, изъездил весь Союз, но все же это была не столица с ее возможностями. И выступал уже не на арене, а на сцене, а это совсем другое дело. Сейчас отцу 93 года...
Нотка грусти пронизывает повествование Игоря. В недалеком прошлом вся семья была артистической и здесь знают цену успеха. По пожелтевшим фотографиям видно, как Виктор Федорович формировал образ "солнечного клоуна", постепенно превращаясь в него из традиционного "рыжего". Ну просто разительное сходство с Олегом Поповым. А без грима совсем не похож - ни в молодости, ни сейчас. Подражал, что ли? Но нет! Звезда Олега Попова взошла гораздо позже, он-то и на арену в качестве клоуна вышел лишь в 1951-м, Виктор Федорович был уже зрелым мужчиной и признанным мастером арены, когда Олег Попов только родился. Значит, точные штрихи образа "солнечного клоуна" молодой Виктор Сапрыгин нашел намного раньше...
У Игоря есть основания говорить о цирковых способностях своего отца. До войны Виктор Сапрыгин был знаменитым на весь Советский Союз мастером акробатических трюков. Его имя зазывало зрителей с огромных афиш, а фамилию объявляли под барабанную дробь. И не в каком-нибудь провинциальном шапито, а в самом знаменитом советском нэпманском цирке. Хозяин, Иван Лебедев, сумел привлечь лучшие силы того времени. Известные на весь мир силачи-борцы Иван Поддубный, Иван Заикин, дрессировщик Владимир Дуров - все они выступали в "цирке дяди Вани". Первый выход Виктора Сапрыгина вместе со своими звездными партнерами по арене состоялся в 1920 году. Было тогда ему 14 лет. Виктору повезло в самом начале пути. Способного мальчика приметил знаменитый в те годы гимнаст Вадим Гирюнас - выходец из Литвы. Они подружились и стали партнерами по арене. Вадим выполнял уникальные для того времени трюки, которые широко вошли в цирковые программы лишь спустя десятилетия. Виктор перенимал тайны профессии у лучшего мастера. В ту пору гимнасты, акробаты работали без страховки. Это был цирк с реальным риском для жизни. Барабанная дробь означала приближение опасности. У зрителей замирали сердца не только от восхищения мастерством артистов, но и от страха. Виктор с Вадимом творили под куполом невероятное. Чего стоил один только номер "Воздушный полет". Этот трюк и ныне известен: акробаты летают, кувыркаясь, на большой высоте, перехватывая друг друга за руки. Вот только тогда это была новинка, а главное - выполнялся номер, повторяю, без страховки.
Гвоздем программы у Виктора до войны был и совершенно необычный "акробатический" номер. Назывался - он "Вильгельм Телль". Из немыслимых для стрелка акробатических положений Виктор палил настоящими пулями из английской винтовки по различным предметам, установленным на арене. И не промахивался. Куда там киношным ковбоям! Номер производил фурор... Последний шанс уехать в Москву предоставила Маргарита Назарова. Да, та самая знаменитая тогда на весь Союз дрессировщица. Но в тот период, когда выступала в Вильнюсе, была... балериной. Здесь-то Маргарита встретилась с известным дрессировщиком Александром Александровым, уехала в Москву и поменяла цирковую профессию. Звала в большую столицу и Виктора. Но он отказался... Зато воспитал сыновей достойными людьми и талантливыми артистами.
Юрий тоже через всю жизнь пронес любовь к цирку. Закончил выступать буквально пару лет назад, но до сих пор обучает цирковому искусству детей одного из вильнюсских интернатов. Много лет был акробатом-эксцентриком, эквилибристом в цирке "Балтия". В 1958 году стал дипломантом всесоюзного конкурса артистов эстрады в Москве. А помог ему найти свое амплуа и добиться успеха на арене Леонид Утесов. Маэстро входил в жюри конкурса. Юрий только начинал выступать в качестве акробата-эксцентрика. И очень волновался из-за своих очков - не помешают ли они зрителям воспринимать его выступление? Перед выходом на сцену случайно столкнулся с Утесовым на лестнице. И рискнул обратиться к Маэстро.
- Леонид Осипович! Можно попросить у вас совета?
- Да, молодой человек, - благосклонно посмотрел на него Утесов.
- Что мне делать с очками? Выступать с ними как-то неловко, а без них мне неудобно...
- Вы ведь акробат-эксцентрик? Так очки помогут создать образ!
Юрий послушался совета. Его выступление очень понравилось членам жюри, особенно Утесову. Выходит, отец дал Юрию, образно говоря, путевку в жизнь, а Леонид Осипович как бы подписал ее...
В жизни Игоря цирк тоже сыграл значительную роль. С помощью отца он освоил смешной номер под названием "Сатира в рисунках". Виктор Федорович рассказывал на сцене некий фельетон в стихах и картинках. Говорил, например, о плохом директоре обувной фабрики. Рисовал его портрет. В конце, когда выяснялось, что директор совсем никчемный, переворачивал портрет, и все видели, что на самом деле на листе... рваный ботинок. Когда Игоря призвали в армию, он участвовал в армейских конкурсах. В 1965 году дошел до всесоюзного фестиваля творчества воинов в Москве. Генерал, который курировал выступления, одобрил "Сатиру в рисунках", но велел Игорю изменить программу. Он хотел, чтобы фельетоны были не бытовые, а политические. За ночь солдат напридумывал сюжетов про империалистов, про атомную бомбу. Показал генералу. Тот остался доволен. И вот Игорь вышел на сцену. И вдруг каким-то наитием ощутил: политические сюжеты - это все же не то, что нужно зрителям. Решил на свой страх и риск поступить вопреки указаниям генерала. И рассказал про директора обувной фабрики. Зал умирал от смеха. А генералу, хотя он и стоял за кулисами зеленый от злости, ничего не оставалось, как проглотить обиду. Лишь прошипел Игорю после завершения номера:
- Сгною на гауптвахте.
Но вместо этого была грамота от министра обороны СССР маршала Малиновского..
Такой вот цирковой кульбит...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников