11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛУЧШАЯ ЖИЗНЬ САМА НЕ ПРИХОДИТ

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 11 Января 2005г.
"Моя жизнь в 2004-м стала лучше", - заявил в ходе недавнего опроса каждый пятый россиянин. "А в нашей семье за последний год ничего не изменилось", - считают около половины (41 процент) граждан. "Изменения-то произошли, но не в лучшую сторону, семья стала жить хуже", - горестно констатировали 40 процентов опрошенных. Таковы результаты очередного исследования, проведенного Аналитическим центром Юрия Левады в декабре 2004-го. В ноябре материальное положение своей семьи 8 процентов россиян оценили, как "хорошее", 52 процента назвали его "средним", а более трети граждан (37 процентов) - "плохим" или "очень плохим".

Пять лет назад подобных негативных ответов было в полтора раза больше. В сентябре 1999-го, о "плохом" и "очень плохом" положении семьи заявляли не 37, а 56 процентов опрошенных. Позитивные сдвиги очевидны. Однако при анализе более короткого периода - одного только 2004-го, - столь же отчетливо видно, что нарастание позитивных перемен, начавшееся в 2000-м, неожиданно затормозилось. По оценкам абсолютного большинства граждан, дальнейшего улучшения материального положения на протяжении минувших двенадцати месяцев практически не произошло. Это кажется странным, если принять во внимание, что численность бедных, как свидетельствует официальная статистика, в прошлом году уменьшалась с каждым кварталом, а среднедушевые реальные доходы и зарплата постоянно увеличивались. Как объяснить "нестыковку"?
Чтобы более рельефно высветить нынешнюю социальную ситуацию, вспомним, как жили мы, например, четверть века назад. В 1977-м Научно-исследовательский центр Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ провел под руководством В. Томашкевича исследование в Николаевской области. В 36 колхозах, совхозах было опрошено 3200 человек и еще в городе Николаеве на 5 промышленных предприятиях - 2200 рабочих. Хотя речь идет только об одном регионе и лишь о молодежной группе, эти опросы все же в определенной степени дают представление об уровне жизни и умонастроении людей (тогдашних советских) в конце 70-х, ибо региональные различия в доходах населения, в том числе в России и на Украине, тогда не были столь большими, как сегодня (публикуемые материалы взяты из журнала "Социологические исследования" N 4 за 1979 год):
Уровень удовлетворенности своим материальным положением среди молодежи в Николаевской области
(1977 ГОД; РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ОТВЕТОВ ПРИВОДИТСЯ В ПРОЦЕНТАХ ОТ ОБЩЕГО ЧИСЛА ОПРОШЕННЫХ)
УДОВЛЕТВОРЕНЫ
Возраст Город Село
до 20 лет 62,8 процента 73,6 процента
21 - 25 лет 44,6 68,2
26 - 30 лет 45,6 74,2
Как видим, оценки уровня своей жизни сельской молодежью были фантастически высокими. Сегодня такое и представить невозможно: от 68 до 74 (!) процентов опрошенных не только ни на что не жаловались, но были, по их словам, удовлетворены имеющимися доходами. Конечно, надо иметь в виду, что в те времена люди не всегда говорили правду (остерегались: а вдруг социологи сообщат о недовольстве "куда следует?"). Кроме того, нельзя исключить и возможного стремления интервьюеров приукрасить картину, "подправить" цифры. Впрочем, есть здесь и серьезный контрдовод: городская молодежь дала позитивных ответов в полтора с лишним раза меньше, чем сельская, однако эти данные не были скорректированы. Так что опросы, проведенные в Николаевской области в 1977-м, представляют, пусть и с оговорками, определенный интерес.
В своем отчете авторы исследования подчеркивали, что на селе абсолютное большинство жителей удовлетворены не только материальным положением, но и жилищными условиями (64 - 74 процента), своей профессией (87 - 92 процента), условиями работы (66 - 72 процента). "Менее одной пятой опрошенных считают, что лучше жить в городе, чем на селе", - резюмировали исследователи. Всерьез респондентов огорчало лишь то, что в сельской местности не было таких возможностей в организации культурного досуга, как у горожан.
Сейчас абсолютное большинство деревенской молодежи мечтает перебраться в город. Да и не мудрено. Средняя начисленная зарплата в сельском хозяйстве была в октябре 2004-го (как, впрочем, и в другие месяцы) самой низкой среди отраслей российской экономики - 3081 рубль. Это в 2,6 раза меньше, чем в промышленности. А уж о бытовых условиях лучше и не говорить. Две трети опрошенных заявили, что для получения квалифицированной медицинской помощи надо ехать в районный или областной центр (данные Института социально-педагогических проблем сельской школы). Лишь 7 процентов жителей деревни имеют горячую воду и только 10 процентов - газ. В целом свыше 40 процентов сельских семей "совершенно неудовлетворены уровнем своей жизни". Конечно, и в 70-е годы из деревни стремились уехать в город, но такого массового неприятия сельской среды обитания среди молодежи не было.
К сожалению, нет объективных критериев, позволяющих сравнить уровень жизни тогда и сейчас. Чтобы хоть как-то прояснить картину, попробуем рассчитать, какое количество отдельных продуктов питания можно было приобрести на денежные доходы граждан в 1980-м и в январе - октябре 2004-го.
ПОКУПАТЕЛЬНАЯ СПОСОБНОСТЬ СРЕДНЕДУШЕВЫХ МЕСЯЧНЫХ ДОХОДОВ
январь - октябрь 2004 г.
город село в целом по стране
говядина 59 килограммов 38 кг 72,5 кг
молоко 482 литра 488 литров 465 литров
яйца 1184 штуки 855 шт. 2731 шт.
сахар 146 кг 131 кг 300 кг
масло подсолн. 78 кг 63 кг 154 кг
маргарин 82 кг 67 кг 148 кг
картофель 933 кг 395 707 кг
хлеб из пшеничной муки 420 кг 427 373 кг
масло сливочн. 38 кг 30 кг 66 кг
Как видим, сегодня можно купить продуктов (за исключением молока, хлеба и картофеля в городе) значительно больше, чем в 1980-м. Яиц, например, в 2 - 3 раза; сливочного масла, сахара, подсолнечного масла, маргарина - примерно в 2 раза, мяса - в 1,2 - 1,9 раза. Хлеб и молоко раньше были относительно доступнее, но не намного. Почему же в памяти народной осталось представление, что раньше жить было намного лучше, чем сегодня? По нескольким причинам. Во-первых, раньше в стране не было такого огромного расслоения граждан по материальному уровню, как сейчас. На долю полутора миллионов наиболее обеспеченного населения в январе - сентябре 2004-го приходилось 29,8 процента общего объема денежных доходов (2 триллиона 237 миллиардов рублей), а на долю полутора миллионов самых бедных - только 150 миллиардов, или почти в 15 раз меньше. Среднестатистические данные о доходах как бы затушевывают неприемлемые масштабы бедности в стране. Несмотря на сокращение в последние четыре года армии малообеспеченных, 27 миллионов россиян по-прежнему прозябают в нищете, за порогом прожиточного минимума. (Четверть века назад в России, по оценкам экспертов, остро нуждающихся было на 10 миллионов меньше).
Во-вторых, не только стоимостью продуктов определяется уровень жизни. Нужно учитывать еще и огромные расходы семейных бюджетов на жилищно-коммунальные платежи; на лекарства, лечение, транспорт... Потребительские цены с 1990-го выросли в 32 590 раз, а средняя зарплата - только в 21 964 (без учета деноминации). То есть реальная покупательная способность сегодняшней получки на треть меньше, чем в 1990-м.
Но ведь и в советские времена основная масса россиян жила тяжело. Считали каждую копейку, одалживали постоянно друг у друга деньги до получки, экономили на еде, одежде, обуви... Почему же с такой ностальгией многие граждане вспоминают 70-е годы? С этим вопросом я обратился к известному социологу, директору Аналитического центра, доктору философских наук Юрию ЛЕВАДЕ.
- Не могу судить о настроениях в 70-е - 80-е годы прошлого столетия (тогда широких исследований не проводилось), но уже в 1990-м трое из пяти опрошенных говорили, что не удовлетворены своей зарплатой, - сказал Юрий Александрович. - С 1988-го мы на основе социологических исследований стремимся создать портрет "простого советского человека", понять изменение его мировоззрения, сознания в процессе исторического разлома - распада СССР и вступления России в новый, посткоммунистический период развития. Одной из характерных черт "советского человека" был, как говорят социологи, "отказ от достижения". То есть более половины граждан были готовы удовлетвориться своим статусом, пусть небольшим, но фиксированным заработком. В повышении активности они не находили ничего привлекательного. Более того, с подозрительностью и неприязнью смотрели на людей инициативных, предприимчивых. Лишь 27 процентов опрошенных говорили о готовности больше работать для улучшения своего материального положения, а основная масса граждан придерживалась идеологии "человека уравнительного".
Еще раз подчеркну: многие были недовольны своим положением, но не предпринимали ничего, чтобы изменить его. И я не исключаю, что в 70-е годы респонденты просто боялись говорить о своем недовольстве интервьюерам.
Нельзя не учитывать и еще один важный фактор. Сегодня чрезвычайно обострились социальные контрасты. Кто-то живет впроголодь, а рядом растут роскошные особняки, хозяева которых отдыхают за границей, имеют по нескольку дорогих автомобилей. Есть с чем сравнивать. И по этой причине неудовлетворенность своим положением резко возрастает. Впрочем, здесь имеется и положительный момент. Эта неудовлетворенность должна стать стимулом к тому, чтобы люди стремились изменить свою жизнь, приложить для этого усилия, мобилизоваться, перестать быть "человеком уравнительным".
- Юрий Александрович, а как менялись общественные настроения после исторического поворота страны в 1992-м?
- 12 лет назад многие россияне поверили в реформы, в то, что на какое-то время (может быть, на несколько месяцев) будет хуже, придется затянуть потуже пояса, но затем экономика, встав на рыночные рельсы, рванет вверх и соответственно будет расти благосостояние граждан. Это было время надежд. Но рынок у нас получился нецивилизованным, вороватым. Обогащались те, кто был приближен к "семье", а также чиновники-коррупционеры, теневые дельцы. Надежды на быстрые позитивные перемены стали таять. Вместе с ними потихоньку уходили в прошлое и патерналистские настроения. Граждане все больше стали рассчитывать на собственные силы. Это плюс. В ноябре 2001-го 15 процентов россиян жаловались интервьюерам, что никак не могут приспособиться к нынешней жизни. А в ноябре 2004-го количество таких ответов снизилось до 10 процентов.
С другой стороны, только каждый 13-й опрошенный заявил, что ему удалось использовать новые возможности, добиться большего в жизни. 6 - 8 процентов таких граждан - это чрезвычайно мало.
- С каким настроением встречают россияне 2005 год?
- К концу 2004-го настроение у многих, увы, испортилось. Стало больше тревоги, неуверенности в будущем. Граждан волнует рост цен, особенно на товары первой необходимости (хлеб, мясо), на транспорт, жилищно-коммунальные услуги. С большой опаской ожидают жители замены льгот на денежные выплаты (привыкли, что государство частенько обманывает), а также проведения реформ здравоохранения, образования. Глубокий след в сознании оставили события в Беслане, многие боятся новых терактов.
В ответах на вопрос "как бы вы оценили уходящий 2004-й", на этот раз преобладали негативные оценки ("Год был хуже, чем 2003-й"). В 2003-м больше было позитивных ответов. Меня очень беспокоит такое изменение общественных настроений.
- Один из известных политологов в недавнем газетном интервью резко говорил об опасности нестабильности политической ситуации в России (спровоцированной из-за рубежа): "Старые и увечные не пойдут на баррикады. Отправятся их дети, предприниматели, студенты... Люди почти всегда готовы к эксцессам. Одна минута - и даже дворники в столице становятся революционерами. Вожди являются из ничего, из чувства усталости от политики". Как вы считаете, возможно ли такое развитие событий?
- Думаю, что оснований для подобных апокалиптических прогнозов нет. Мы в течение многих лет регулярно спрашиваем граждан, примут ли они участие в массовых акциях протеста, если таковые состоятся. Две трети респондентов (иногда чуть больше или меньше) постоянно отвечают отрицательно. Лишь от 17 до 25 процентов опрошенных говорят: "Скорее всего приму участие". Но это, как показали ответы на другие вопросы, частенько просто красивая фраза. В действительности принимать участие в забастовках, акциях протеста готовы не более одного процента активных граждан. Россия, думается, исчерпала "лимит на смуты и потрясения". На смену сейчас пришла политическая апатия. Такова ситуация сегодня. Изменится ли она в ближайшей перспективе, будет зависеть от многих факторов, и прежде всего от того, удастся ли добиться существенных позитивных перемен в социальной сфере.
- Это зависит от властных структур?
- И от власти, и от всех нас. От того, как власти научатся понимать интересы страны и ее народа, и от того, как народ научится отстаивать свои интересы. Хочу верить, что в конце концов это у нас получится. Просто другого цивилизованного пути в будущее нет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников