05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РУСЛАН И КАТЮША

Калугина Екатерина
Опубликовано 01:01 11 Января 2007г.
У войны не женское лицо. Возможно, у нее лицо астраханской девушки Кати Кирилловой. За день до свадьбы ее жених Руслан едва не погиб в Чечне. Очнувшись, запретил родным пускать Катю к себе. Без руки, без обеих ног: не жених - полчеловека. Пусть лучше невеста думает, что он подлец, что подвенечное платье куплено зря... Катя не поверила. Она искала любимого. И нашла. Вернее, нашли вместе - Катя и Миланка, их с Русланом дочка.

В августе 2003-го, когда начиналась эта история, девочки Милы еще не было на свете. Лишь несколько клеток в мамином животе - начальный срок беременности. "Я ждала до утра, когда мы должны были ехать в загс. Руслан так и не пришел", - вспоминает Катя. Плакать не было сил. Твердила себе: "Подумай о ребенке!" Сняла подвенечное платье, вытерла слезы. И пошла на фронт. У них с Русланом были разные войны.
МИРНАЯ ПРОФЕССИЯ
Он скрытный, Руслан. Познакомились на танцах - а где еще? Накачанный, в тельняшке. Вэ-дэ-вэ-шник! Взрослый - 22 года. А ей всего 19, маленькой современной девочке Кате. С кудряшками, с открытой улыбкой. И с большой мечтой - стать парикмахером и открыть в родной Астрахани свой салон. О ратных подвигах она тогда и не думала. Руслан говорил ей, что работает по контракту в Ростове-на-Дону. Что он обычный десантник. И что спецназ ГРУ - это вроде армейских менеджеров. Словно она, дурочка, не понимала, что означают эти постоянные командировки, когда его мобильник начинает трещать на взлетке, а вдалеке слышны раскаты выстрелов. Телефонную трубку от уха отрывал ветер кавказских ущелий. А у нее уже токсикоз и прочие признаки интересного положения. Что-то скажет мама? А что Руслан? "Не дрейфь, Катюха! Приеду - сразу поженимся", - вот он, современный роман. Герлфренд с голубым платочком. Бойфренд, посылающий эсэмэски с поля боя. Но в Астрахани десантник не высадился.
КРАЙНИЙ БОЙ
"Его родные ничего не объясняли. Будто я совсем чужая, - вздыхает Катя. - Лучшая подружка принялась звонить по инстанциям, спрашивать, где находится Кириллов? Там спрашивали: "А вы ему по паспорту кто?" - "Да никто!" Потом мы сочиняли, что мы - помощницы депутатов. И нам даже верили. Правда, все время посылали по кругу". Это был ее первый бой с армейскими чиновниками.
...Тот бой стал для Руслана последним. Вернее, крайним, как говорят в ВДВ.
Группа десантников прочесывала местность в районе селения Галсан Чу. Поступила информация, что там залегли боевики. Наших было человек 8 - нормальный отряд. Руслан оказался в середине. А фугас он увидел первым. Бревно - и под ним затаившаяся смерть. Он шагнул навстречу, наверное, не успев осознать, что совершает подвиг. Он прикрыл собой остальных: "Просто принял такое решение. Что тут говорить?" - хорохорится теперь Руслан. Вряд ли он тогда думал о Кате.
"СКАЖИТЕ, ЧТОБЫ НЕ ЖДАЛА"
Когда Руслан пришел в себя, недели через две, по его жилам текла чужая кровь. После взрыва своей крови в нем осталось всего литра полтора. Он жил на наркотиках. После них физической боли почти не было. И тела было мало. Его несли к БТРу, он смеялся: "Доктор, я же теперь - чайник. Нет, не чайник - самовар. Без рук и без ног". И снова нырял в спасительный сон. Вертолет, госпиталь в Ханкале, потом Ростов. "Надо удалить все, что осталось от руки", - бросил доктор операционной сестре. "Скажите Катюхе, чтоб не ждала", - фраза из прежней жизни. Что-то такое было принято говорить поколению его дедов, солдатам второй мировой, возвращавшимся с фронта калеками.
"Сломал ногу и два ребра. На свадьбу приехать не могу". Такое "успокаивающее" письмо попросил написать невесте десантник соседа по палате.
"Мама, Руслан в Ростове. В гнойном отделении военного госпиталя!" - недавняя "депутатка" Катя плакала от счастья. Подружка отыскала нужные телефоны. И им сообщили, где лежит спецназовец Кириллов.
В каком он состоянии, сказали тоже. Но ведь не бросил, нет! Он жив - а значит, все у них будет хорошо.
НЕВЕСТА МИЛОСЕРДИЯ
"Зачем ты приехала? Разве не видишь, какой я теперь?" - скривился, едва заметив ее силуэт у входа в палату. Опустил глаза туда, где раньше были ноги - в пустоту под снегом простыни. Покосился на родных, застывших у двери: "А вы куда смотрели, я же просил ее к себе не пускать!" "Почему?" - она не понимала. Она просто любила. А раз так, не все ли равно: "чайник" он или "самовар"?
"Ты должна меня бросить", - твердил он Кате. Почему должна? Кому должна? Разве есть какие-то инструкции, как поступать женщине в такой ситуации? ...В конце концов Руслан оттаял... Потом его перевели в 5-й госпиталь ВВС в подмосковном Красногорске. Пообещали дать Героя России. Журналисты замучили просьбами об интервью.
Катя снова была рядом - не из-за ордена, не из-за славы. Делала перевязки. Кормила с ложечки. Стригла и причесывала - она же будущий парикмахер. И ни в какую не хотела понимать, что у жениха что-то не так. "Вставай, Руслан, и пойдем в ванную", - перекладывала его из постели в инвалидную коляску. В Москве Кирилловы прожили около шести месяцев. Почти всю беременность Кати. Здесь же сыграли свадьбу - на Рождество 2004-го. Невеста была в белом. Нет, не невеста - сестра милосердия.
"ДУРАК ТЫ, РУСЬКА"
"Руслан, а ты мог бы так же, как Катя?" - спрашиваю я. "Не задавай глупых вопросов..." Сидим на балконе в их астраханской квартире. На полу сидим. Руслан смолит сигарету за сигаретой, дотягиваясь до края балконной перегородки, чтобы выбросить бычок. На дворе конец 2006-го. Мужчины рождаются, чтобы совершать подвиги на войне. Им так проще. А женщины - чтобы ждать их дома. И принимать любыми. Но только, конечно, настоящие женщины. Катя собирается в Волгоград. На две недели. Учится там на парикмахерских курсах, воплощает свою мечту в жизнь. Миланка пока у бабушки. Очень может быть, что у нее появится братик или сестричка. Катя говорить об этом пока не хочет. Но глаза делает хитрющие. А что тут особенного? Когда люди любят друг друга, они рожают детей. Очень понятная и очень земная логика. Катя - она вообще земная. Не страдалица и не святая. Обычная женщина.
Просто любовь слепа. И она не видит, что у мужа нет ни ног, ни руки. И вместе с ней я вдруг забываю об этом тоже.
- Кончай смотреть телевизор, Руслан, слезай с дивана. Сейчас покажу самые наши классные фотографии, - одергивает короткую джинсовую юбочку Катерина. На груди у Руслана качается солдатский медальон. "Смертничек", - ухмыляется он и смотрит на мою реакцию. "Дурак ты, Руська!" - хохочет счастливая Катька.
СТАРАЯ МЕЛОДИЯ
Им дали квартиру на окраине Астрахани. Обещали дать другую - побольше и в центре. Когда-нибудь, в далеком прекрасном будущем. Руслан теперь занимается политической деятельностью. Он содержит семью. Настоящий мужик. Его в городе все знают. Друзей полон дом, все время что-то празднуют - то Новый год, то 8 Марта, то День десантника. Мало ли поводов повеселиться?
Фотография маленькой Миланки в тельняшке на самом видном месте.
А Кате всего 22 года. Юная совсем. Столько было Руслану, когда он наступил на свою смерть. Вдруг всплыла в голове старая мелодия: "Пусть он землю сбережет родную, а любовь Катюша сбережет". Мои герои ее не вспомнят. У их поколения другие хиты.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников