10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МУЖЕСТВО - ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

Орлов Павел
Опубликовано 01:01 11 Января 2007г.
Мне страшно вспоминать то время. В голове мелькают кадры из самого страшного фильма ужасов моей жизни. И я содрогаюсь от каждого, - рассказал "Труду" командир медицинского отряда специального назначения (работавшего в Чеченской республике в 1999 - 2000 и 2003 годах) от госпиталя ВВ МВД РФ, подполковник милиции Виктор Падалица. - Попробуйте представьте: полевые условия, наша база - в медсанчасти аэропорта Моздока (это Северная Осетия), а рабочие медицинские палатки - в Ханкале (это под Грозным). И раненых бывает по 20 человек в день, а бывает и по 60.

Всем надо остановить кровь, продезинфицировать раны и предупредить нагноения. Обезболить и отправить в тыл. Через руки нашего отряда только с 7 декабря 1999 года по 9 марта 2000-го прошло 3 тысячи раненых. Мы, врачи, старались не чувствовать их боль (иначе с ума сойдешь). Но разве возможно не чувствовать, когда это покалеченные, изуродованные наши ребята?
- Закрыть собой друзей - высший пример мужества?
- Мужество, вы говорите? Вы не знаете, что это такое, - огромный, пятидесятилетний, очень харизматичный доктор Падалица вдруг сбивается с дыхания, и мне становится стыдно, что я заставляю его в который раз вспоминать ту войну. - Когда брали Грозный, три наших парня отстреливались из-за бензовоза. Цистерну бензовоза про било в нескольких местах. На наших ребят лилась солярка. Они стреляли и ее не замечали. Когда мы их вытаскивали оттуда еле живых, солдаты были насквозь мокрыми от соляры. Как там все не взорвалось - одному Богу известно. Это - мужество?
Или, помню, парень один, Серега. Попал к нам с осколочными ранениями в грудь. Пробился из окружения. Выглядел крепким таким, даже сбитым, ростом где-то метр семьдесят. Мы с него ватник, штаны, х/б и оружие сняли, а там почти ничего нет - сам парень тоньше бумаги, прозрачный. А боеприпасов одних, не считая оружия, в ящик с него девять с половиной килограммов набралось. Я его спрашиваю: "Ты что, 15 дней совсем ничего не ел?" А он мне отвечает: "Почему не ел? Ел. Там даже осталось. Доедайте доктор, если хотите". Мы залезли в рюкзак, а там, на дне, слипшийся коричневый ком из сухих армейских макарон, табака и песка. Он от этого кома отщипывал и ел. Это - мужество?
- Самые распространенные травмы на локальных войнах?
- Травмы на последней войне - это преимущественно огнестрельные ранения. Тяжесть последствий от них зависит от тяжести ранения. Ранения разделяются на легкие, средние и тяжелые.
Легкие, когда пуля или осколок попали в мягкие ткани и не повредили крупных нервных стволов или сосудов.
Средние - неосложненные переломы, допустим, кисть, стопа, предплечье, одна из костей голени - если это не сопряжено с массивным разрушением мягких тканей.
Тяжелые - это попадание в крупные кости, массивное разрушение мягких тканей, повреждения внутренних органов.
- Вы могли бы сказать: ноги и руку нашего героя, Руслана Кириллова, можно было бы спасти, если бы врач оказался рядом?
- Я затрудняюсь дать вам точную характеристику тяжести ранения, - говорит Виктор Кузьмич и раскуривает пахучую вишневую трубку с голландским табаком. - Все зависит от конкретной ситуации. Казалось бы, небольшое повреждение мягких тканей - это легкое ранение. А у меня случай был в Грозном во время штурма, в первых числах марта. Раненый поступил с незначительным мелкоточечным осколочным ранением нижних конечностей. Диагноз - легкое ранение. Но в связи с реактивным развитием анаэробной инфекции (в простонародье "газовой гангрены") у него развилось экстренное осложнение. Оно потребовало ампутации бедра. Ампутировали. Однако инфекция продолжала захватывать организм. Парня перевели в Москву. Здесь врачи несколько дней бились за его жизнь, но спасти не смогли. Молниеносная инфекция - клиника в течение 2 - 3 часов. Дело, по всей видимости, в низком иммунном статусе.
Самые страшные военные ранения - это огнестрельные переломы. Тем более страшные, если задеты крупные кости (бедро, голень). Заживают они крайне тяжело. Сроки лечения могут растянуться на несколько лет. Сейчас очень неплохо выстроена помощь для людей с огнестрельными переломами. Если пострадавший быстро попадает к врачу, врач быстро оказывает ему первую квалифицированную медицинскую помощь, и потом пострадавшего быстро переправляют в стационар - прогноз для жизни благоприятен. Шанс сохранить простреленную конечность тоже достаточно высок, хотя тут для позитивного исхода необходимо больше слагаемых. Если же это вот многократное "быстро" не выполняется или не может быть выполнено, в рану попадает инфекция, больной попадает в гнойную травму, и за жизнь его необходимо не только бороться, но и молиться.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников