03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАКСИМ ШЕВЧЕНКО: НЕ ВСЕ ОТДЫХАЮТ В КУРШАВЕЛЕ

Максим Шевченко, коренной москвич, окончил МАИ по специальности "системное программирование". По профессии не работал, увлекшись вопросами истории религий. Считает себя верующим, но не набожным. Эксперт по анализу этнополитических конфликтов. Работал в Афганистане, Судане, Палестине, Израиле, Югославии, Чечне, Дагестане.

- Что сегодня происходит с политическими новостями? Сплошная лубочная картинка. А ведь реальная жизнь - совсем другая.
- Мне так не кажется. Просто надо смотреть на все это иными глазами. Ни одна новостная программа в мире - ни "FOX-news", ни BBC hot-line, ни CNN, ни одно телеагентство не дают объективной картинки. Особняком - пример "Аль-Джазиры": во время израильско-ливанской войны они поставили камеру прямо на поле боя и передавали картинку. Но это не журналистика. Это репортерский интерактив.
- А журналистика...
- ...Журналистика - это анализ и комментарии. Я владею несколькими языками и вижу, как в мире работают журналисты. Российское телевидение - на уровне. По крайней мере телевидение всегда соответствует насущным политическим задачам.
- То есть вы признаете, что телевидение под контролем? И что свободной журналистики в России нет?
- Свободная журналистика есть, но телевидение, как любое СМИ, всегда кем-то контролируется в любом обществе и в любой стране. Вспомним 90-е. Многие телекумиры той эпохи, которые сегодня подаются как символы "свободной журналистики", кормились у олигархов, а про Россию уничижительно высказывались: "эта страна". Я считаю, что сегодня телевидение гораздо более свободно, чем в 90-х.
- Это обнадеживает! Скажите, действительно ли мельканием политических лиц в эфире можно поднять рейтинг?
- Я считаю, что этим достигается другая задача. Люди живут в современном мире, как в ракушках. А с помощью телевидения они узнают, что есть государство, которое работает. Работает по их, людей, наказам и заповедям. И реализует те проекты, которые направлены на улучшение жизни. То есть мелькание Грызлова или кого-либо еще - это не для повышения рейтинга. Это сообщение государства народу, что работа идет. А телевидение - это способ коммуникации между правящей элитой и народом.
- С мельканием политиков разобрались. А что делать с бесконечными юмористическими концертами?
- У всех свои развлечения. Я смотрю фильм Мэла Гибсона "Аппокалипсис" и мне это интересно. Кто-то смотрит Петросяна или Максима Галкина. Я не сказал бы, что это "опетросянивание" или оболванивание населения. Каждый достоин уважения: крестьянин, рабочий, купец, воин, жрец. Возможно, интересы крестьян - это под балалайку попеть частушки на лугу. Я не считаю, что это менее достойно, чем слушать хоралы Баха в консерватории. Крестьянину скучны хоралы. Но зато эти люди в войну заполняют собой дивизии пехоты. На безымянных высотах погибает народ, который слушает Петросяна и Галкина. И не надо его презирать. Нет разницы между распеванием частушек на лугах и юмористическими программами. Это одна культура.
- Но ведь у нас либо одна крайность, либо другая. Телевидение должно в прямом эфире транслировать захват школы с заложниками?
- Не должно. Нельзя делать реальную войну объектом развлечений. Вот вы сидите в кресле, перед телевизором, едите свой ужин, а на экране показывают, как ребенка, выбегающего из школы, убивают в спину. А вы говорите: "Ой, какой ужас, какой ужас! Жена, мне еще порцию!" Негоже делать человеческие муки объектом развлечений. Я противник таких шоу. То, что американцы и израильтяне показывают попадание бомб и ракет в прямом эфире, - это гуманитарное преступление.
- Скажите, нынешние политики - небожители?
- Нет, все политики - реальные работающие люди. Среди них есть люди циничные и те, кто верит в правильность своих идей. Есть те, кто работает на общественное благо.
- А зрителям показывают, как политики отдыхают в Куршавеле или в Монако.
- Не все отдыхают в Куршавеле...
- Потому что они отдыхают в Лондоне.
- А вы считаете, что там хорошо? Там - попса. Это некий клуб. Сауна, в которую принято ходить. И это не все политики, а некоторые люди. И потом, это сейчас становится немодно. Постепенно это все уходит. Есть депутаты - мультимиллионеры. Некоторые из них - очень достойные люди. Они миллионы заработали не на откатах, а на создании торговых сетей. Элита начинает не просто стесняться - начинает бояться своей роскоши.
- Кто решает, кого пригласить на программу?
- Я.
- Есть персоны нон грата?
- Нет, есть мои личные симпатии и антипатии.
- Вы бы могли пригласить одновременно Миронова и Грызлова?
- Конечно! И я бы очень хотел это сделать! И более того - это было бы супер-шоу. И мне кажется, им есть что обсудить: за последние три месяца появилась определенная разница в их позициях. И если между лидерами разница не так велика, то между членами их движений разницы гораздо больше. Да, Миронов и Грызлов - это ток-шоу, о котором бы я мечтал.
- Вы вхожи в политтусовку?
- Конечно. Но я не люблю в данном случае слово тусовка. Я тусовался в 19 лет, когда у меня была борода, длинные волосы, и я слушал Джимма Моррисона. С тех пор я закончил тусоваться. Я с политиками работаю: разговариваю, общаюсь.
- В середине 90-х появился термин "телекиллер". Страна, прилипши к экранам, смотрела компромат на ведущих политиков. В этом предвыборном году чего нам ждать?
- Эпоха олигархических войн с использованием журналистов, я надеюсь, ушла в прошлое. И никакая олигархическая группировка больше явно не посмеет вмешаться в пространство госстроительства и развития.
- Ой, успокоили.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников