Огней так много голубых

А если действительно взять и приказом свыше запретить эти зрелища? Увы, пока это равнозначно тому, чтобы отменить само празднование Нового года

Ругать новогодние «Огоньки» бесполезно. Ну никуда же от них не деться. И, тем не менее, из года в год их исправно критикуют


Ругать «Огоньки» бесполезно. Ну никуда же от них в ночь с 31 декабря на 1 января не деться. И тем не менее раз за разом, из года в год, их кто-нибудь публично критикует, возмущаясь пошлостью и однообразием. И требует кардинальных перемен...

А если действительно взять и приказом свыше запретить эти зрелища? Уничтожить как класс? Увы, пока это равнозначно тому, чтобы отменить само празднование Нового года. Одно без другого немыслимо. Хотя, конечно, все может произойти эволюционным путем. По данным компании Mediascope, в нынешнюю волшебную ночь Первый канал смотрело на 556 тысяч зрителей меньше, чем годом ранее, а «Россию 1» — на 222 тысячи.

Впрочем, жажда что-то поменять в новогоднем эфире касается не только развлекательных шоу. Тут вот на днях Владимир Жириновский предложил прекратить показывать советские комедии, которые якобы всем опостылели, а вместо них наснимать новые. Мысль, конечно, хорошая, хотя не слишком перспективная. Как раз «старье» вроде «Иронии судьбы» народ наиболее охотно и смотрит.

И все-таки у нынешнего каникулярного эфира было одно отличие от прежних. Еще в середине декабря «Труд» предположил, что после резонансных дискуссий о рэпе и вообще о молодежной субкультуре, а также высказываний на эту тему первого лица государства музыка и исполнители, считавшиеся «неформатом», рванут на все федеральные каналы в таком количестве, что мало не покажется.

Предположение было шуточным, а получилось — всерьез. Сначала Первый канал удивил спецвыпуском шоу «Вечерний Ургант», вышедшим под оригинальным названием «Голубой Ургант». У зрителя сразу же возник резонный вопрос: почему Иван Андреевич — именно такой? Вроде ерунда, но у нашего телевидения вообще с ним, цветом этим, сложные отношения. Полвека назад, в эпоху расцвета «Голубых огоньков», никому и в голову не могло прийти увидеть в названии какую-либо двусмысленность. Экраны «Рубинов» действительно светились именно с подобным оттенком. Но потом, в 1990-е, случились странно совпавшие события. Сначала вышеупомянутый цвет узурпировало непонятно откуда взявшееся меньшинство определенного рода, а потом оно же, по мнению ограниченных и злых обывателей, оккупировало оте-чественное развлекательное ТВ... И это ж надо было так испортить слово, что название мультика «Голубой щенок» с того времени люди стали произносить с ухмылочкой, а компьютерный редактор теперь подчеркивает его, определение это, как бранное, наряду с «идиотом» и «дураком». Зато когда РЕН ТВ в новогоднюю ночь 2004-го показал «Неголубой огонек», публика восприняла проект не только как попытку поломать надоевшие клише, но и как намек на приверженность авторов, пригласивших на съемки крутых рокеров, традиционным нравственным ценностям.

И вот — пожалуйста, «Голубой Ургант». Конечно, ежу понятно, что название должно ассоциироваться все с тем же «Огоньком», тем более что само шоу казалось не чем иным, как пародией на фирменную новогоднюю программу конкурирующего канала. И все же, неужели нельзя было придумать что-нибудь более однозначное?

Ну да ладно, вернемся к молодежи. Именно ее — актеров, музыкантов, блогеров, родившихся в 90-е, — Иван и собрал в студии. И попросил сыграть в «Огонек» времен своего рождения. Осыпаемое конфетти, племя младое и стареющей аудитории «Первого» незнакомое сидело за пластмассовыми столиками с бутафорским шампанским и фруктами, острило, изображало восторг и по очереди перепевало хиты четвертьвековой давности. Иван Дорн, Монеточка, Little Big, Гречка, Feduk, Антоха МС, Данила Поперечный и другие исполняли композиции «Любэ» и «Альянса», читали скетчи Задорнова и Арлазорова.

По идее, все это должно было рассмешить зрителей до колик: так тонко подмечены все штампы пресловутых «Огоньков»! Но вопрос: зрители-то кто? Домохозяйки и пенсионеры? Так для них эти молодые люди настолько чужды и неинтересны, что большинство даже не поняли, что показали пародию, а не странноватый конкурс молодежной песни.

А вот на «России 1» все было всерьез. И та же Монеточка исполняла уже свою собственную песню, выступая на одной сцене с такими крутыми артистками, как Валерия, Зара или Бузова. А в качестве тяжелой артиллерии канал использовал Дмитрия Киселева. В программе «Мастер смеха», представившись Киселевым МС, он зачитал рэп. Получилось очень искренне и откровенно: «Мне 64, бро. Я встаю в 5 утра. На телеке — «Россия», за окном — Москва-река. Надеваю белые кроссы, любимое худи, прыгаю в тачку — и вот я уже на студии». И далее: «Пусть я теперь в рэпе, но новости читать не бросил. Лови итоги года два ноль один восемь». Коснулся он и проблемы, затронутой Путиным, а именно — ненормативной лексики: «Рэперы используют мат, стадионы собирают. Но злоупотреблять нельзя, все это понимают. В России мат — по делу, а стадион, где выступаешь ты, не построился бы, если бы прораб не получил... (ничего)».

Станут ли подобные эксперименты «молодильным яблочком» для дряхлеющих федеральных вещателей? Сомнительно. Во-первых, те, чьи интересы сосредоточены в интернете, всего этого великолепия не видели. А если кто случайно все же что-то схватил, дружно решили — «зашквар». Старшее поколение совсем рехнулось со своей клоунадой, а нормальные парни и девчонки лишь дискредитировали себя, принимая участие в этой туфте.

Подводя итоги, приходится признать, что первая битва за молодежь «Первым» и «Россией 1» проиграна. Есть сильные сомнения, что подобные эксперименты в ближайшем будущем продолжатся. Так что жить нам с «Огоньками» всех оттенков голубого еще долго-долго.

Александр Лукашенко считает, что без США войну в Донбассе не остановить. Ваше мнение по этому поводу.