10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В ПРИЦЕЛЕ "ТОМАГАВКОВ"

Степанов Андрей
Статья «В ПРИЦЕЛЕ "ТОМАГАВКОВ"»
из номера 043 за 11 Марта 2003г.
Опубликовано 01:01 11 Марта 2003г.
Кажущееся неизбежным нападение США на Ирак практически без убедительного обоснования и без санкции Совета Безопасности ООН вызывает в мире беспрецедентную со времен "холодной войны" тревогу, грозит крахом всей системы законов и правил, регулирующих поведение государств по отношению друг к другу. Но, пожалуй, с не меньшим беспокойством мировая общественность ожидает последствий этой военной кампании - политических, экономических, социальных, экологических...

Озадачивает прежде всего искусственность мотивировок администрации Буша насчет готовящегося удара по Ираку. Формальный предлог - наличие у него оружия массового уничтожения (ОМУ), которым он угрожает не только безопасности соседей, но и весьма далеких от него Соединенных Штатов, а также якобы очевидная связь Багдада с международным терроризмом - пока не подтверждается в ходе скрупулезных проверок инспекторов ООН. Само багдадское руководство утверждает, что все бывшее в его распоряжении ОМУ уничтожено. По замечанию французского министра иностранных дел де Вильпена, чем дальше, тем яснее, что цель США - не столько разоружение Ирака, сколько смена существующего там режима и изменение модели всего Ближнего Востока.
После удара по Афганистану взоры Белого дома предсказуемо обратились на старого неприятеля, также олицетворяющего "вселенское зло", - президента Ирака Саддама Хусейна. В американской администрации возобладала логика: этот сукин сын, которого мы неплохо использовали, совсем отбился от рук и его надо примерно наказать.
Достаточно напомнить, что после иранской исламской революции 1979 года именно США попытались развернуть против Ирана светский иракский режим и таким образом сдержать волну исламского радикализма, угрожавшую нефтедобывающим арабским монархиям. Во многом это им удалось. Разгорелась ожесточенная и кровопролитная война между соседями. Мощную финансовую поддержку Багдаду в то время оказали арабские страны Персидского залива. В ходе боев Ирак использовал ОМУ, любезно поставленное ему с ведома властей западными, в том числе американскими компаниями, которых до сих пор запрещено называть даже инспекторам ООН. Применял Багдад ОМУ и против собственных курдов на севере страны.
Ирано-иракская война закончилась вничью. Исламский радикализм был остановлен. Но окрепший режим Саддама Хусейна оказался слишком своевольным и неконтролируемым. Поэтому ему была уготована ловушка. В 1990 году в знаменитом меморандуме американского посла в Багдаде Эйприл Гласби на имя Саддама Хусейна недвусмысленно говорилось, что США с пониманием относятся к претензиям Ирака в отношении своего южного соседа. Багдад всегда рассматривал Кувейт как часть Ирака, отторгнутую британскими колонизаторами. И это было равнозначно "зеленому свету" для аннексии Кувейта Ираком. При этом США получали идеальный предлог для сколачивания широкой коалиции и начала войны против Ирака с видимой целью освободить Кувейт и скрытой - сменить багдадский режим и обеспечить себе долгосрочное военное присутствие в богатом нефтью районе.
Саддам Хусейн клюнул на приманку, но в результате "Бури в пустыне" свалить его режим так и не удалось. И вот теперь Буш-младший пытается доделать то, что в свое время не доделал его отец. Снова в регион под соответствующий пропагандистский аккомпанемент собран 250-тысячный кулак, в Персидский залив стянуты пять авианосных групп, и сокрушающий удар становится неизбежным.
Возникает вопрос, чего же американцы тянут, ведь соотношение сил таково, что в Белом доме говорят: это будет не война, а легкая прогулка.
Во-первых, впервые со времен вьетнамской войны США оказались в меньшинстве, прежде всего в Совете Безопасности ООН. По иракскому вопросу наметился глубокий раскол в НАТО, против американской линии активно выступили такие крупные европейские союзники, как Франция и Германия, не говоря уже об арабо-мусульманском мире и неприсоединившихся странах. Былой антитеррористический консенсус испарился, мир всколыхнула огромная волна демонстраций протеста, в которых приняли участие десятки миллионов. Долго сдерживаемое по оппортунистическим соображениям чувство неприязни к единственной сверхдержаве широко выплеснулось наружу. И это не могло не озадачить стратегов из Вашингтона.
Еще одной иллюзией, которая может не выдержать столкновения с действительностью, стал внедренный в массовое сознание американцев стереотип администрации Буша: иракцы будут приветствовать войска США как освободителей от "ненавистного диктатора". Между тем очевидно, что большинство народа этой страны поддерживает своего лидера, который не побоялся его вооружить.
Во-вторых, нет единства ни в Белом доме, ни в конгрессе, ни в Пентагоне, ни в общественном мнении самой Америки по поводу того, как вести боевые действия и что делать потом. Правда о неизбежных многочисленных потерях среди иракского мирного населения, о сотнях тысяч беженцев и гуманитарной катастрофе непременно пробьется на мировые телеэкраны и в ведущие печатные издания. А это будет способствовать дальнейшему развертыванию антивоенного движения и международной изоляции администрации Буша. Далее, перспектива поставить у власти в Багдаде послушную американцам разношерстную и малочисленную оппозицию оказывается иллюзорной. В Вашингтоне все чаще говорят об установлении на весьма продолжительный срок прямого оккупационного режима, но тогда армия столкнется с партизанским движением, с возможной волной терактов, совершаемых камикадзе, с растущими людскими и материальными потерями. Кроме того, неясно, удастся ли предотвратить в стране анархию, вспышку столкновений на религиозно-этнической почве и даже ее распад.
Наконец, эта война может вылиться Америке в копеечку. По предварительным оценкам, военная операция и последующее переустройство Ирака, если все пойдет гладко, потребуют от 100 до 200 миллиардов долларов. Напомним, что расходы "Бури в пустыне" 12 лет назад оплатили в основном Саудовская Аравия и Япония. В казне таких денег нет, и предполагается, что значительную их часть одолжат федеральному правительству крупные американские корпорации, которые с лихвой компенсируют свои издержки, получив, как это им обещано, из рук победоносной американской армии богатейшие (до 20 процентов разведанных мировых) иракские нефтяные ресурсы.
И тут мы подходим к нефтяной подоплеке иракского кризиса. Кое-кто в США рассчитывает вытянуть собственную экономику из трясины спада, серьезно потеснить европейских конкурентов с их крепнущим евро за счет установления контроля над дешевой и обильной иракской нефтью. Можно предположить следующую динамику цен на "черное золото". Если боевые действия и общая нестабильность затянутся на 2 - 3 месяца, будут повреждены иракские скважины, а арабские нефтедобывающие режимы под напором протестов собственного населения пойдут на ограничение добычи и поставок нефти на мировой рынок, - то первыми жертвами ее подорожания до 50 - 60 долларов (и выше) за баррель станут целиком зависящие от импорта углеводородного сырья Европа и Япония. После того, как их экономика скатится в острейший кризис с необратимыми последствиями для конкурентных позиций на мировом рынке, может наступить второй этап. Американские компании, оприходовавшие иракскую нефть, выбросят огромное количество дешевой нефти, и тогда настанет черед ОПЕК, которая может развалиться, и России, в которой может прогореть бюджет и смениться правительство. Американская же экономика будет благоденствовать...
Если говорить о региональных последствиях войны, то нетрудно спрогнозировать всплеск народного гнева в арабских и мусульманских странах. Вряд ли следует ожидать неминуемого падения умеренных прозападных режимов, но проблем у них окажется предостаточно. Всеобщее недовольство действиями США будет питать экстремистские террористические силы, которые резко активизируют свои антиамериканские выпады, подтолкнет мир к цивилизационному расколу. Вновь ярким пламенем может разгореться палестино-израильский конфликт, ибо весьма многие в регионе полностью ассоциируют Израиль с политикой Вашингтона, считая его американским непотопляемым авианосцем. Короче, стабильность и безопасность в этом обширном регионе окажутся под большим вопросом.
Что касается интересов России, то в экономическом плане это почти 8-миллиардный долг нам Ирака плюс 6 миллиардов по контрактам на разного рода строительные работы и поставку товаров да еще концессия, предоставленная частной компании "ЛУКОЙЛ", которая (концессия) сейчас повисла в воздухе. В случае войны все это смело можно перевести в графу "дебет". Очевидно, что ни с кем нефтяной добычей США делиться не станут. В политическом плане военная акция бесспорно бросит вызов Москве, твердо выступающей за мирное решение проблемы в соответствии с международным правом, недопущение американского вторжения, продолжение работы инспекторов и после ее завершения - снятие экономических санкций с Ирака. Она станет серьезным испытанием для партнерских российско-американских отношений и может вызвать переоценку ценностей по эту сторону океана. Сейчас Кремль дает понять, что руководство США ошибется, если ввяжется в войну, и пытается его в этом убедить. Если же война все-таки разразится, Россия может лишь выразить свое принципиальное осуждение и глубокое сожаление, ведь Вашингтон рискует остаться один на один со всеми возникающими проблемами и вынужден будет нести всю полноту ответственности.
Когда нынешняя американская администрация удостоверится, что в реальной жизни не все так просто и гладко, как на экранах компьютеров в отделах планирования; когда наступит понимание, что американские интересы не обеспечить такими грубыми силовыми методами, - возможно, ей потребуется помощь, чтобы выбраться из весьма неприглядной ситуации. Вот тогда Россия столкнется с новым выбором: оказать эту помощь на определенных условиях или же дожидаться очередных выборов и почти неизбежных перемен в вашингтонских креслах власти.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников