11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОДНЯТАЯ И ЗАБЫТАЯ

Неверов Александр
Опубликовано 01:01 11 Марта 2004г.
Идею очередного советского "великого почина" - распахать огромные площади целинных и залежных земель в Казахстане, Западной и Восточной Сибири, на Урале и в Поволжье - озвучил генсек ЦК КПСС Никита Хрущев в январе 1954 года, когда стало ясно, что с зерном в стране туго и в будущем будет только хуже - потребности в хлебе растут, а урожаи падают.

КАК ЭТО БЫЛО
Хотя у новаторского предложения Никиты Сергеевича было немало противников из числа бывших ближайших соратников Сталина (Ворошилов, Молотов, Маленков, Каганович), тем не менее уже 2 марта 1954 года пленум ЦК КПСС принял соответствующее постановление, и вскоре целина стала, как это водилось у правящей партии, делом всенародным. Поначалу планировалось в течение двух лет расширить посевы зерновых за счет целинных и залежных земель на 13 миллионов гектаров. Это при том, что всего в 14 российских и 8 казахских областях таких земель имелось свыше 40 миллионов га. Кроме того, неосвоенные земли были и в центральных, западных, северо-западных регионах. Однако чтобы переувлажненная Мещерская низменность (в Рязанской, Владимирской, Московской областях) стала хлебным полем, надо было проводить дорогостоящие осушительные работы. А в бескрайних казахских, оренбургских степях, на Алтае ничего такого не требовалось. Поэтому эшелоны, груженные техникой, стройматериалами, семенами, пошли в одну сторону - на восток.
В освоении гигантского целинного массива участвовали 1,7 миллиона человек. За первые два года они подняли 20 миллионов гектаров в Казахстане и почти 15 миллионов в России. А всего в двух республиках было вовлечено в оборот около 45 миллионов гектаров. В результате на востоке появилась мощная зерновая база, и страна, как заявлялось, решила главный вопрос - хлебный. Правда, как вскоре выяснилось, только на время.
БОЛЬШОЙ ХЛЕБ И ДЛИННЫЙ РУБЛЬ
Всегда друживший с нашей газетой патриарх отечественной агронауки, ныне покойный академик Александр Никонов дал самую объективную оценку итогов целинной эпопеи. По его данным, за первые 5 лет освоения целины государство вложило в это дело 37,4 миллиарда рублей, но в то же время за счет собранного там товарного зерна госбюджет получил почти 62 миллиарда. Таким образом, чистый доход составил 24 миллиарда. При этом производственные фонды колхозов, совхозов, МТС выросли на 30 миллиардов. Благодаря этому за короткий срок производство зерна в стране выросло почти втрое.
Как говорит директор Всероссийского института аграрных проблем и информатики Александр Петриков, такого "хлебного рывка" не знала ни одна страна мира. Конечно, в Америке в период колонизации поднимали небольшие целинные площади, в Канаде освоение залежных земель в отдельных провинциях тоже имело место. И в царской России при Столыпине целину пытались распахивать. Но нигде и никогда это не проходило в таких грандиозных масштабах, как в СССР. Концентрация таких ресурсов была возможна только при централизованной плановой экономике.
К "плюсам" целинной эпопеи можно смело отнести создание крупных совхозов и колхозов в Поволжье, на Урале, в Сибири, Казахстане, что привело к развитию целинных сел и городов. Не менее значимы некоторые революционные по меркам 50-х годов нововведения. Именно в ту пору Никита Хрущев поставил на первое место материальную заинтересованность крестьянина. Например, для работников полеводческих и тракторных бригад была введена дополнительная оплата труда в размере 30 процентов от урожая, собранного на целинных землях сверх плана. Директора МТС получили право премировать своих трактористов из расчета 75 копеек за центнер проданного государству зерна. Российские пахари и сеятели, прежде почти не державшие в руках денег, впервые увидели "длинные рубли" именно на целине.
ЛОЖКИ ДЕГТЯ
Однако, как водится в таких случаях, не обошлось и без больших ложек дегтя в бочке меда. Центральные и северные районы России в то время финансировались по остаточному принципу, на долгие годы были обделены ресурсами. По некоторым данным, в 1960 году на целину были отправлены 55 процентов тракторов, свыше 80 процентов всех комбайнов. Тому же Нечерноземью мало что досталось. Освоив в 1954-1959 годах 45 миллионов гектаров целинных земель, мы за это же время потеряли 13 миллионов гектаров пашни в обжитой европейской части страны. По мнению аналитиков, пагубные последствия тогдашнего забвения интересов села глубинной России еще не исследованы до конца. Но именно с той поры надо вести отсчет бед этого огромного "острова невезения". В отличие от целинных поселков в нечерноземную и северную деревню так и не были проложены дороги. А теперь вот на них обрушились косяком социальные невзгоды нового времени - закрылись многие участковые больницы, клубы, школы, рушится жилье, стареет население, а притока молодой крови нет.
Вторая крупная ложка дегтя целинной эпопеи связана с экологией. Тогда распахивали все, что можно и нельзя (пески, склоны, засоленные земли), и природа за такое самоуправство стала нещадно мстить. Трактор разрушает хрупкий почвенный покров, и тот уносится ветром или сползает по склону после дождя. Для многих районов целины настоящим бедствием стали пыльные бури. Очевидцы вспоминают, как в 1963 году в Кулундинской зоне Алтайского края эти бури начинались. Говорят, ветер поднимал почву с одного поля и легко переносил на другие. Уже после полудня в степи становилось темней, чем ночью.
Кое-где высохли реки и озера. Там, где освоение целинных земель шло сплошняком, была порушена традиционная структура хозяйствования - пострадали коневодство, овцеводство, о чем сейчас сильно сожалеют наши соседи - казахи.
И все-таки целина по праву считается одной из самых ярких, хоть теперь уже и подзабытых страниц нашей истории...
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
Целина нарастила хлебное поле России на 40 с лишним миллионов гектаров. А что сделали с этим полем мы? За последние 10 лет потеряли почти 30 миллионов гектаров пашни, треть которой была как раз под зерновыми культурами. Поэтому в прошлом году урожай составил 67 с небольшим миллионов тонн зерна, а в этом году, по прогнозам, не превысит и 65 миллионов
ВСПОМИНАЮТ ЦЕЛИННИКИ
Сергей ОПЕНЫШЕВ, зампред Комитета по агропродовольственной политике Совета Федерации:
- Освоение целинных и залежных земель действительно требовало концентрации средств. Естественно, это отразилось не лучшим образом на сельхозпредприятиях в центральных областях. Но справедливости ради скажем, что после целины государство немало вложило и в развитие Нечерноземья - было и на этот счет постановление ЦК.
Идеализировать такие кампании, как целинная, нельзя. Они не обошлись без больших издержек. Как всегда, подводила гигантомания. Нельзя было трогать солончаки, а их перепахали. Надо было оставить пастбища, а их тоже пустили под плуг. Но главная задача - накормить народ хлебом - все-таки была решена. Если на полях Центральной России в начале 50-х годов получали зерновых от силы 6-7 центнеров с гектара, то на девственных целинных - 14-16. С 1956 по 1959 год у нас появилось столько зерна, что тока были не в состоянии принять этот огромный поток. Вот уж действительно - "стопудовые урожаи".
Михаил ЛАПШИН, глава Республики Алтай:
- Я был студентом МГИМО, когда вышло постановление пленума ЦК о начале освоения целины. Не думал не гадал, что попаду в этот водоворот. Но два года спустя я пошел учиться в сельскохозяйственную академию имени Тимирязева и во время одной из практик оказался в Башкортостане. Это тоже был край целинный. До сих пор помню свои встречи и в совхозе "Урожайный" на Алтае. Туда, где были богатейшие черноземы, народ съехался отовсюду - прибыло много москвичей, белорусов. Целина призвала потрясающих специалистов, при воспоминании о которых у меня душа щемит. Не только по причине ностальгии, но и потому, что теперь-то на российском селе жесточайший кадровый дефицит.
Все-таки недаром целину называли "школой жизни" - наше поколение именно там научилось работать. Что бы ни говорили теперь о той эпохе (о пропагандистской шумихе, ошибках), я так скажу: ошибки, перегибы допускали не мы, простые целинники, а "верхи". Однако до сих пор никто не оспорил тот факт, что целина дала стране с нерыночной экономикой столько хлеба, сколько ей и не надо было. Она накормила страну, которая вплоть до середины 50-х годов не успела насытиться после голодных военных и послевоенных лет. Если бы в то время была свободная экономика, то результат освоения целинных земель был бы значительно выше.
Иван ГРИДАСОВ, заслуженный работник сельского хозяйства, доктор сельскохозяйственных наук:
- Я оренбуржец. О целине тоже знаю не понаслышке. Помню, как мы жили в палатках, убирали хлеб в 40-градусную жару. Конечно, и в оренбургских степях иногда тоже проводилась повальная распашка земель. Осваивались и плодородные, и солончаковые. Перегибов хватало. Но целина нас кормит до сих пор. До сих пор целинные земли Оренбургской области дают по большей части продовольственное зерно. В 2002 году из обследованных специалистами Государственной хлебной инспекции партий зерна в целом по стране продовольственная пшеница составляла 69 процентов, а в Оренбургской области - 72. К сожалению, за последнее десятилетие и там упало производство зерна и ухудшилось его качество. Но все равно этот край остается наилучшей "пшеничной зоной".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников