11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОДАВЦОВ ИКРЫ ВЗЯЛИ ЗА ЖАБРЫ

Вместе с бригадой инспекторов Россельхознадзора по Москве и Московской области корреспондент "Труда" проинспектировал рынки - на предмет торговли рыбой ценных пород и черной икрой. Как выяснилось, несмотря на официальный запрет лова осетровых, прилавки столичных базаров ломятся от браконьерской белуги, севрюги, осетра, а также черной икры.

КОНСПИРАЦИЯ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО
В рейд мы собирались, как в разведку. Лично мне до последнего момента не был известен даже маршрут - какие рынки будем проверять, в какое время выезжаем на операцию. В Россельхознадзоре объяснили, что конспирация - не прихоть, а железное правило. На рыбе в новой федеральной структуре - народ молодой, пришлый со стороны, с московской торговлей не повязанный - бывшие военные, специалисты с периферии. Перед выездом девять парней договорились, как действовать на месте. На рынке важно рассредоточиться молниеносно, чтоб "под колпаком" оказались сразу все прилавки. Иначе продавцы так спрячут икру, что с собаками не найдешь.
Первым для проверки выбрали маленький Усачевский рынок. Контролеров не ждали: прилавки ломились от белой рыбы - как сырой, так и вареной, копченой. Мне объяснили, что "готовый" товар не входит в сферу компетенции инспекторов, их удел - проверка происхождения сырой рыбы. Хотя вся осетрина была сырой максимум неделю назад, пока часть ее не закоптили на одном из подпольных подмосковных предприятий. Говорят, таких подпольных цехов в области немало. Их наверняка крышуют местные чиновники и милиция, поэтому вычислить объекты непросто. В сопроводительных документах на товар, как правило, указан район, поселок, название фирмы, но эта фирма стопроцентно подставная.
Между тем в рыбном ряду Усачевского рынка стали закипать страсти. На одной из витрин красовались несколько пустых банок из-под черной икры. Инспектора заглянули под прилавок и вынули банки полные - в общей сложности 750 граммов икры. Белокурая продавщица шмыгала носом, клялась и божилась, что икорку купила для себя - исключительно для поправки пошатнувшегося здоровья. А пустую тару держит в витрине для красоты. Проверяющие, естественно, не поверили, а корреспонденту пояснили: банка в витрине - сигнал для покупателей, что товар имеется. Если икры нет под прилавком, то она есть в припаркованной к базару машине хозяина или в расположенном неподалеку пункте хранения. Стоит клиенту свистнуть - и принесут хоть бочку.
Черную икру и сырую осетрину проверяющие изъяли, и товар отправился на один из складов Российского фонда федерального имущества. Ревизорам еще предстоит разобраться, где и кем вопреки запрету рыба была добыта и выпотрошена.
Что касается красной рыбы, то лично у меня после похода на Усачевский отбит к ней всякий аппетит. Вы хоть знаете, как солят семгу и форель? Прямо за прилавком, в несусветно грязной ванне. А если думаете, что запрещенной к ввозу в Россию норвежской семги на базаре уже нет, то сильно ошибаетесь. Ее тут видимо-невидимо, продавцы даже не скрывают "национальность" рыбы. А ведь Россельхознадзор ввел несколько месяцев назад табу на ее поставки - после того как в семге обнаружили соли тяжелых металлов.
СКУПКА КРАДЕНОГО
Обычно после того, как инспектора потрясут один рынок, оттуда сразу же раздаются звонки на другие базары: полундра, к вам едет ревизор!
Но то ли на Усачевском не успели проявить корпоративную солидарность, то ли особо некому было ее проявлять, на Дорогомиловском рынке Россельхознадзор явно не ждали. Какой-то "смотрящий" вычислил инспекторов, когда они были уже на территории базара, но не успел оповестить охрану. В итоге контролеры успели взять в оборот добрую половину рыбного ряда. По громкоговорителю раздалась просьба "соблюдать порядок", и, как по команде, с соседних рыбных прилавков исчезла черная икра. Условная фраза на местном жаргоне явно означала "атас!". Какой-то нервный торговец с пакетом, где звенели банки с икрой, попробовал дать стрекача, но был перехвачен возле подсобок.
Шаг за шагом наша бригада продвигалась вдоль рядов, изымая черную икру. Добыча получилась приличная - 44 килограмма. Полмиллиона рублей по рыночным ценам. Это годовая зарплата всех участников рейда. А если с этим товаром пересечь польскую границу, то можно выручить порядка двухсот тысяч евро. Часть икры была в пол-литровых стеклянных банках, в каких обычно продают икру кабачковую, часть - в жестяных и пластмассовых. Впрочем, все понимали, что в сети инспекторов попала лишь малая часть браконьерского улова. Икрой были завалены и рыбные палатки на подходе к рынку, но когда прошел "шухер" - все исчезло в мгновение ока.
Проверяющие собрали продавцов, пойманных за руку, и зам. начальника отдела Россельхознадзора по столичному региону Сергей Гожиков сел писать протоколы об административном нарушении. Молодой азербайджанец Али паспорт предъявил, но пошел в полный отказ. На вопрос - откуда икорка? - ответил, что по-русски ничего не понимает. В комнату, где шла писанина бумаг и опрос продавцов, ввели еще одного южанина, которого прищучили за расфасовкой черной икры. У него не оказалось даже московской регистрации, но вел он себя очень уверенно: мол, зря вы нас беспокоите, мы никого не убили и не ограбили, а государство не обеднеет. А в комнату все вносили и вносили пакеты с предварительно взвешенной изъятой икрой. Столько деликатеса я в жизни не видела.
Тем временем подтянулись посредники. Самые наглые косили под хозяев и с ходу предлагали заплатить штраф на месте - непосредственно в руки проверяющим. Парни из Россельхознадзора тихо кипели, как самовары, но держали себя в руках и подчеркнуто корректно предлагали штраф платить через сберкассу. Один из инспекторов посетовал:
- Как же так? Если купил у вора шапку, то тебе обязательно по шее накостыляют за скупку краденого. А тут вон сколько краденой рыбы и икры, а виновных нет! Заплатят продавцы по полторы тысячи рублей штрафа и будут дальше ишачить на хозяев. А этих стервецов никто не возьмет за жабры.
НЕРАВНЫЙ БОЙ
Нет в мире другой такой страны, где добыча осетровых была бы запрещена, а торговля неофициально разрешена. Минсельхоз предлагал ввести государственную монополию на черную икру, но не получил поддержки. Министерство экономического развития и торговли против вмешательства государства в рыночные отношения. А если либеральные идеи чиновникам дороже здравого смысла, то стоит ли удивляться, что икра, присутствующая на наших базарах и даже в элитных супермаркетах, часто имеет браконьерское происхождение. На мировом рынке Россия уже утратила статус икорной державы - нас туда не пускают, справедливо полагая, что ради наживы мы изничтожим своего осетра до последней особи. Что и происходит.
А бой за сохранность рыбных запасов ведет отряд инспекторов из Россельхознадзора. Они и на рынках пытаются наводить порядок, и берут браконьеров с поличным на внутренних водоемах. Весной будет нерест на Оке, Можайском водохранилище, и эти мужики отправятся вытаскивать браконьерские сети. Их оппоненты будут на джипах, со стрелковым оружием, а рыбный надзор - на своих двоих и с голыми руками. Кстати, в отведенном им кабинете на улице маршала Жукова на пятерых сотрудников приходится три стула и два компьютера, а зарплату им пока положили - 4- 5 тысяч рублей на брата.
И кто, по-вашему, выиграет бой за природные ресурсы - инспектора или рыбно-икорная мафия, прикрываемая чиновниками не последнего ранга?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников