08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БИТВА ПОД АБАЖУРОМ

Фокина Нина
Опубликовано 01:01 11 Апреля 2001г.
На пресс-конференции, организованной агентством социальной информации, юрист Людмила Завадская сравнивает две цифры. Одна такая: 14 тысяч солдат потеряла наша страна за время войны в Афганистане. А вот другая: ежегодно от рук мужей, сожителей и любовников погибают 12 тысяч женщин. Что это? Тоже война - за закрытой дверью квартиры. Милицейская статистика подтверждает: да, 80 процентов всех преступлений, сопряженных с насилием, совершается не на улице, а в недрах семьи. Домашние бои становятся все более привычным явлением. Но о них предпочитают молчать.

Типичная картинка: муж приходит домой с работы, садится ужинать - вдруг с грохотом отодвигает тарелку: "Сама эту подошву жуй!" Муж не в настроении. Неприятности у него. Какие? "Не бабьего ума дело!"
Это еще мягкий сценарий, без синяков. А то как бы бедная женщина утром объясняла коллегам обо что она зацепилась в родной квартире: упала, очнулась, а глаз - лиловый. Социологические исследования показывают, что подобные вещи происходят если не регулярно, то от случая к случаю в каждой четвертой российской семье. Психологи-практики считают эту цифру заниженной. Даже в самой высокообразованной женской аудитории поднимается лес рук, стоит спросить: "Кто испытывал насилие в своем доме?"
И ни одной, бьюсь об заклад, руки не поднялось бы в той же аудитории, если поставить вопрос иначе: "Кто из испытавших насилие в своем доме обратился за защитой в милицию?" Подать на родного мужа - да это стыд! Какая же ты женщина после этого? Мне как-то пришлось лежать в одной палате с добрейшей дамой преклонных лет, полжизни делившей однокомнатную квартиру с бывшим мужем-дебоширом. Все пациентки просили доктора выписать их к Новому году, а она молила Бога подержать ее в больнице как можно дольше.
"Да выкини ты его! - сочувствовали соседки. - Сдай в милицию, засади в тюрьму. Вы же разведены". Женщина отвечала с искренним удивлением: "Ну и что? Он же был родным. У нас общая дочь. Мы ведь столько трудностей пережили. Да и легко советовать: вы бы сами так поступили?" На что в палате воцарялось молчание...
Советовать впрямь легко. Но, представим, решилась дама избавиться от мучителя. Выписать все равно нельзя: право на жилище в России конституционно закреплено. Ни в одном паспортном столе не дадут разрешения без гарантии, что он будет где-то прописан: бомжей плодить не позволено. А третировать близких?
Говорят, в Америке с этим по-иному. Закон о насилии против женщин, принятый в США в 94-м году, предписывает ответчику ни при каких обстоятельствах не приближаться к жертве, держаться в стороне от тех мест, где она бывает: работы, школы, магазинов, где она отоваривается. Телефонные звонки тоже запрещены.
Говорят, и в Европе так. Например, полицейское управление Польши после первой жалобы жены, соседей или работников социальной службы заполняет на любителя домашних нокаутов так называемую голубую карту. Она вносится в компьютер, и домашний тиран попадает под тотальный контроль. Полицейские утверждают, что в 80 процентах случаев "голубая карта" вразумляет "бойца": повторная жалоба домочадцев прямехонько отправится в суд, а там ему по закону дадут три тюремных года.
Вообще-то и у нас в Уголовном кодексе при желании можно найти статью... Глава 18-я, к примеру, предусматривает ответственность за преступления против половой неприкосновенности, а в последней редакции УК ужесточена ответственность за умышленные преступления против жизни, здоровья НЕЗАВИСИМО ОТ НАЛИЧИЯ РОДСТВА между преступником и жертвой. Но все эти правовые акты начинают действовать, когда вред уже нанесен. И причем серьезный. О профилактике же насилия в действующем законодательстве речи нет.
Хотя главная загвоздка не здесь. Даже если женщина сгоряча вызвала участкового, она уже наутро пойдет в милицию, заберет заявление. У жалости причин много. В большинстве российских семей главой считается муж. Кормильцем - тоже. Это особенно заметно в провинции, где редкой счастливице удается найти денежную работу, а мужчина все-таки подхалтурит. Пусть пьет, изредка поколачивает, но ведь без его денег женщине детей не поднять. Так зачем ей на весь дом голосить - позориться лишний раз?
И ведь не каждый день муж выступает в роли насильника. Бывает ласковым и заботливым - особенно после очередной разборки. Стыдится, стало быть, совесть еще не пропил. А главное, клянется, что любит! Бальзам на душу любой женщине... Он и сам в это верит, не отдавая себе отчета, что любовь в данном случае используется лишь для того, чтобы удержать жертву. Любой психолог объяснит вам, что есть люди, для которых любить - значит обладать. "Моя жена - моя собственность". Властвую, управляю, распоряжаюсь.
Специалисты выделяют несколько типов домашнего насилия в отношении женщин. Физическое: пощечина, рукоприкладство, принуждение к сексу. Эмоциональное: грубость, хамство, упреки, оскорбления. Сюда же входит манипулирование детьми: мол, "мама у вас никуда не годная, вот уйду и вас заберу с собой". Можно давить на жену и экономически: не позволять работать, забирать у нее все деньги, вынуждая кланяться "хозяину" в пояс за каждый рубль.
Что происходит с женщиной, которая постоянно находится под таким прессингом? Она чувствует себя беспомощной, одинокой, боится мужа, но не признается в этом самой себе. Более того, многие берут на себя ответственность за действия обидчика, начинают винить себя, а это - прямой путь к саморазрушению во всех смыслах. Тяжелее протекает беременность, чаще преждевременные, сложные роды. Сотрудники центров помощи пережившим домашнее насилие говорят, что все их пациентки похожи, будь она профессором, уборщицей, бизнесменшей. Все с низкой самооценкой, повышенной тревожностью, измучены бессонницей, головными болями, болями в спине. Многие страдают депрессией.
И, что интересно, тешат себя иллюзией, будто муж может измениться или, во всяком случае, его удастся перевоспитать. Увы, доказано, что домашний деспотизм отличается цикличностью с постепенным усилением агрессивности. Начинается с безобидного замечания: "Во что ты вырядилась?" - и доходит до избиений со смертельным исходом. Причем часто убийство-то не "пришьешь". Исполнительному директору центра "Анна" Елене Потаповой не раз приходилось сталкиваться с такими, например, случаями: ссора с рукоприкладством произошла несколько лет назад, женщина отлежала в больнице, вылечилась, как вдруг пошли головные боли, и врачи обнаруживают злокачественную опухоль. По статистике МВД, 75 процентов мужей хотя бы раз ударили свою жену, четверо из пяти на этом не остановились.
"Друг" домашнего насилия - алкоголь. Но наше законодательство не позволяет даже врачу-наркологу, посвященному в семейные беды, направить пьяницу на принудительное лечение. Права больного алкоголизмом (или наркомана) в России блюдутся свято. А окружающих? "Если бы законодатель позволил принудительно лечить хотя бы психопатических алкоголиков, процент насилия в семьях уменьшился бы значительно", - считает специалист департамента организации медицинской помощи населению Минздрава РФ Александр Капов.
"Ладно, я пожинаю плоды роковой ошибки. Но как дочери не попасть в ту же мышеловку, когда будет выходить замуж?" - этот вопрос часто задают психологам женщины. В самом деле будущего насильника можно "вычислить". Вот некоторые "симптомы". С юности убежден, что самый эффективный путь разрешения конфликтов в семье и обществе - силовой. На компромиссы идут слабые люди. "Курица - не птица, баба - не человек". В детстве, извините, рубил кошкам хвосты, пнет бродячую собаку ногой - не поморщится. Ревнует еще невестой. Грозит покончить с собой, если она попытается разорвать отношения.
Хуже всего, что девушек, привыкших к домашнему мордобою, подсознательно тянет выбрать в мужья такого же, как отец. А парни наследуют его поведение и привносят в собственную семью.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников