03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДВЕ КОПЕЙКИ С РУБЛЯ

Лисичкин Геннадий
Опубликовано 01:01 11 Апреля 2001г.
В опубликованной в "Труде" (5 янв. с.г.) статье "Сельпо почти не дышит" речь шла о трудной судьбе потребкооперации. Сегодня мы продолжаем начатый разговор. Наш собеседник - председатель Совета московского регионального союза потребительской кооперации Юрий МАРИНИЧЕВ. Юрий Михайлович с 1970-го по 1986-й работал заместителем председателя Балашихинского горсовета, а с 1986 года возглавляет потребкооперацию Московской области. Избирался народным депутатом СССР. С бытовыми проблемами села знаком не понаслышке. У него свой взгляд на сельского производителя и покупателя.

- Мои знакомые в подмосковном Шереметьеве до перестройки успешно занимались домашним кролиководством. Потребкооперация снабжала их комбикормом, скупала готовую продукцию, разделывала, продавала. Все были довольны таким сотрудничеством. Сейчас ни кроликов нет, ни зарплаты. Осталась только злоба. На кого? Не на себя же! Они по-прежнему хотят работать и зарабатывать, а партнера-кооператора нет. Что случилось?
- Жаль и вашего знакомого, и нашу потребкооперацию. За годы перестройки она понесла огромные потери. В Центросоюзе РФ утверждают, что работают сейчас 90 тысяч кооперативных магазинов. Вроде бы немало. Но это немногим более половины того, что было в 1990 году. Доля потребкооперации в розничном товарообороте страны снизилась за этот период с 22 до 3 процентов (!), в то время как во многих зарубежных странах с развитой рыночной экономикой устойчиво сохраняется на уровне 20-30.
- Может быть, нашей кооперации нечем торговать?
- Объемы кооперативных заготовок сельхозпродуктов сократились по сравнению с 1990 годом в 8-10 раз, а производство товаров на кооперативных предприятиях уменьшилось в 6-7. Это данные по стране. Но, увы, они характерны и для Московской области.
- Почему же так получилось?
- Реформаторы о кооперации и думать не думали. В законе "О предприятиях и предпринимательской деятельности" кооперативы всех видов, в том числе и потребкооперация, даже не значатся в перечне организационно-правовых форм предприятий. Все равно как бы у человека отобрали паспорт: ни в гостиницу не пропишут, ни авиабилет не продадут... Вот в таком положении очутились и мы. Правда, через некоторое время все же приняли Закон "О потребительской кооперации в РФ". Но он крайне слабо защищает имущество, не сохраняет целостность потребительских организаций.
- Если все это "не защищено", как вы говорите, то, значит, открылась легальная возможность растаскивать собственность? Так я вас понимаю?
- Так. Кооперативная собственность была определена как "общая долевая", то есть пайщики и работники потребкооперации получили право на выделение им определенной доли имущества. Этим-то и воспользовались ловкачи из руководства. Заплатив пайщикам копейки, якобы отражающие их долю, они прибрали к рукам то, что было наработано поколениями. Приведу конкретный пример. Одно время в печати усиленно рекламировался "нижегородский эксперимент". Суть его в том, что пайщикам выдавали "паевые грамоты" с оценкой доли в общем имуществе. "Грамоты" группировались "в лоты", включавшие до 1000 и более паев, и по дешевке продавались на аукционах. Их-то и скупали те, кто поденежнее, у пайщиков средств вообще не было.
Более того, даже там, где формально кооперация сохранилась, она утратила свою специфику. Ведь кооператив создается в первую очередь для удовлетворения нужд тех, кем он создан. Помните, в "Золотом теленке" в столовой висит объявление: "Пиво только для членов профсоюза"? Вот и в действие кооператива закладывается изначально этот принцип избирательности: пайщик тот, кто вложил деньги в создание кооператива, - покупатель "первого" сорта. Ему в первую очередь - дефицитный товар, а если он недефицитен - то дешевле.
- И вы пытаетесь восстановить этот особый статус пайщика?
- В ряде районов нам это удалось. Вот Ступинское райпо. Здесь цены на основные продукты питания на 20-30 процентов ниже, чем в Москве. Мука пшеничная продается пайщикам по 7 рублей 50 копеек, а в столице - по 13-14, вермишель стоит соответственно 14 и 23, маргарин - 26 и 52, молоко - 8 и 12, рыба свежемороженая - 29 и 38 рублей.
- Как удается вам сбивать цены, когда кругом они бешено растут?
- Товары отечественного производства занимают сейчас 50-60 процентов розничного товарооборота кооперации области. Торгуем тем, что производят наши пайщики. Тот же картофель, морковь, свеклу, яблоки скупаем по договорной цене во время уборки у фермеров, у владельцев садово-огородных участков, в подсобных хозяйствах и продаем там, где выше цены. В Клинском районе, к примеру, наши кооператоры заготовили в прошлом году 335 тонн мяса, 133 тонны картофеля, 464 тонны плодов и овощей. На каждом килограмме выигрываем 2-3 рубля. Вот они-то и идут в прибыль кооператива и пайщиков.
Но потребкооперация занимается не только торговлей. Работает заготовительно-перерабатывающий комплекс, благоустраивается кооперативный рынок, завершается строительство торгового центра. Мы же понимаем: западными продуктами страну не прокормишь. А чтобы было свое, нужно местное производство.
- Хорошо, конечно. Но вот специалисты на местах уверяют, что после выплаты всевозможных налогов, оплаты за право торговли, услуг по лицензированию, сертификации, регистрации, после всяческих согласований с пожарной охраной, СЭС - а это тоже стоит денег - в распоряжении кооператоров остается от 2 до 5 копеек с одного рубля товарооборота. Как тут наращивать базу?
- Вот частный, но о многом говорящий пример с кассовыми аппаратами. Ежегодно меняется перечень разрешенных к применению. В сельских условиях получить новый аппарат не так-то просто, я уже не говорю, что это дороже, чем в городе. Отключение электроэнергии на селе стало обычным делом, и оно выводит из строя "электронную машину", ремонт которой обходится в круглую сумму. А штраф за торговлю без кассового аппарата может превысить стоимость всего оборудования, которое находится в сельском магазине. Есть ведь разница между московским оптовым рынком и магазином, что стоит в глухом селе...
- Потребкооперация была сильна тем, что продавала продукцию, произведенную в селах в самых далеких уголках Советского Союза, урюк, изюм - из Узбекистана, мандарины - из Грузии, виноград - из Молдавии... Сейчас этого не стало?
- Еще в 1990 г. в Россию из всех республик по линии потребкооперации поступало более миллиона тонн овощей, картофеля, фруктов. Только в Москву завозилось до 300 тысяч тонн этой продукции. Сейчас поставки свернуты. Закрылись знаменитые фирменные кооперативные магазины республик. Мы пытаемся восстановить наши прежние кооперативные связи. Молдавия, Белоруссия, Казахстан и другие страны СНГ вместе с нами создали Межкоопсовет. К сожалению, как ни странно, в него отказался вступить Центросоюз РФ. Понять почему - невозможно.
- В прошлом, при советской власти, потребкооперация, как и колхозы, была отнесена, как известно, к "низшей" форме собственности. Что это означает, познал на собственной практике, работая председателем колхоза. Все фонды, как помним, доставались только "из остатка", с барского стола. Реформаторы в отношении к вам не потеплели? Не стали более внимательными?
- Увы, нет. За последние годы было принято пять правительственных программ развития экономики, но ни в одной из них не нашли отражения вопросы развития кооперации. Ничего не сказано об этом и в долгосрочной программе социально-экономического развития страны, принятой недавно правительством. Видимо, в общих планах развития экономики страны участие кооперации не предусмотрено. А если так, то и эффект всех наших местных усилий останется минимальным. И вашему кролиководу, так же, как тысячам таких, как он, мы пока помочь не сумеем. А жаль.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников