06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЕТЯ ЧАЙКОВСКИЙ ИСПРАВЛЯЕТ ОШИБКИ

Жук Людмила
Опубликовано 01:01 11 Апреля 2002г.
В декабре 2000 года газета "Труд" впервые объявила конкурс на лучшее эссе "Моя Родина - русский язык" среди школьных преподавателей русского языка и литературы государств СНГ и Балтии. Идею конкурса подсказала сама жизнь. После распада СССР более 20 миллионов наших соотечественников оказалось во многом отрезанными от России - а значит, от своих духовных, интеллектуальных корней. Редакционную почту переполняли письма из ближнего зарубежья, рассказывающие о постепенном вытеснении русского языка из школьных программ, о закрытии русских школ в Казахстане, Латвии, Украине..."Труд" и московская мэрия учредили для лауреатов конкурса "Моя Родина - русский язык" Пушкинские премии. Осенью прошлого года они были вручены 50 педагогам-лауреатам, которые три дня провели в российской столице и приняли участие в съезде соотечественников. Отклик на эту акцию "Труда" среди школьных словесников стран СНГ и Балтии был столь велик, что в 2002 году мы решили повторить конкурс, причем в качестве учредителей и организаторов к "Труду" и мэрии Москвы примкнули Министерство образования РФ и "Российская газета".Тема творческих эссе тоже новая: "Язык мой - друг твой". Мы предлагали учителям поразмышлять над ситуацией билингвизма (двуязычия), сложившейся в республиках бывшего Союза, поделиться своим опытом преподавания в русской или национальной школе. По условиям конкурса работы принимались до 1 апреля. Сегодня в почте "Труда" - объемистая пачка рукописей, присланных из Белоруссии, Таджикистана, Узбекистана, других бывших республик СССР. Предлагаем читателям отрывки из нескольких учительских эссе.

ГДЕ "ДРУГ", А ГДЕ "ВРАГ"?
Мой родной язык - русский. На нем я общаюсь, думаю, воспитываю, обучаю. Сегодняшний день не только открывает перед моими учениками новые перспективы, но и, возможно, таит в себе глубокие разочарования. Как помочь молодым людям разобраться в лабиринте современной жизни, определить, где "друг", а где "враг"? Ситуация с русским языком в моей стране неоднозначна. Об этом свидетельствует и последнее решение парламента Молдавии приостановить изучение русского языка в школах. В глазах молдавских политиков крайнего толка язык Пушкина и Толстого - чуть ли не главный враг нации. "Мода" на неприязнь ко всему русскому умело насаждается в среде падких на крайности школьников и студентов. Почему так происходит? Когда-то в одной из своих бесед на этот вопрос замечательно ответил Дмитрий Лихачев: "Национализм - это проявление слабости нации, а не ее силы. Как и всякое зло, оно скрывается, живет во тьме и только делает вид, что порождено любовью к своей стране. А порождено оно на самом деле злобой, ненавистью к другим народам и к той части своего народа, которая не разделяет националистических взглядов".
Я родом из Приднестровья. Место это древнее, с богатой историей. Здесь за многие века перемешались народы, племена, национальности. В школе я преподаю на русском, с родителями говорю на украинском, в гостях - на молдавском и болгарском. Я уверена, что наступит время, когда и на территории всей Молдавии изучать русский язык будет так же престижно, как английский или французский. А мы, учителя-словесники, сделаем все, от нас зависящее, чтобы это произошло как можно скорее.
Наталья СЕРКЕЛИ, учитель школы N 9.
Рыбницы, Молдавия.
ДРУЖБА НАЧИНАЕТСЯ С "ОШИБКИ"
(Из дневника учителя)
1 сентября. Каждое новое поколение моих учеников, входящее впервые в кабинет русского языка и литературы школы N 3 маленького белорусского городка Береза, что на Брестчине, приветствует А.С.Пушкин: "Здравствуй, племя младое, незнакомое!.." Эти слова - на самом видном месте в кабинете. И всякий раз, принимая новых первоклашек, не перестаю удивляться, что обязательно найдется в классе всезнающий человечек, который радостно сообщит: "Валентина Григорьевна, здесь ошибка - надо писать не "младое", а "молодое. Ведь правда?". Как ни удивительно, но именно с этой "ошибки" начинается дружба моих детей с русским языком. И все годы их учебы я берегу и поддерживаю этот огонек любознательности,
8 сентября. Белобрысый мальчишка носит звучную фамилию Чайковский (в наших Березах она довольно распространена). И зовут его так же, как и великого композитора - Петр. Сегодня он у доски допустил три ошибки в одном предложении и с обидой сказал: "Не хочу учить этот русский язык! Зачем он мне?". Я подошла к нему, пригладила вихор на голове и спросила: "Как ты думаешь, в русском языке есть слова, в которых не прячутся ошибки? Сядь на место и напиши те из них, которые тебе по душе". Петя обрадовался (избежал двойки!), сел за парту и, сопя носом, стал что-то старательно писать. А потом громко прочитал: "Музыка, песня, танец, звук, нежная, милый...". Весь класс дружно рассмеялся. Оказывается, Петя очень любит петь, видимо, поэтому и слова выбрал "музыкальные". Когда смех в классе стих, я сказала Пете: "Теперь, Петр Чайковский, на тебе лежит большая ответственность. С такой знаменитой фамилией, с такой любовью к музыке и пению - и позорить великого русского композитора своими ошибками в русском языке? Так дело не пойдет. Будем учить русский вместе. Согласен?".
30 ноября. Петенька Чайковский по-доброму удивляет меня. Сегодня он по собственному желанию переписал из Детской энциклопедии (без единой ошибки!) биографические сведения о своем великом однофамильце. И как награда ему - зарисовку об осени на уроке русского языка мы писали, слушая "Времена года" П.И.Чайковского. Петя был на седьмом небе от счастья. Он написал всего несколько предложений, но каких! "Я слышал, когда звучала музыка Чайковского, шорох осенних листьев. А еще дул ветер. Он раскачивал ветви старого дерева. И оно скрипело. Плескалась вода у берега". Спасибо тебе, мой славный мальчик, что слово зазвучало у тебя, помогло передать мелодию осенней грусти.
Валентина ОМЕЛЬЧУК, учитель русского языка и литературы средней школы N 3.
Береза Брестской области.
ЗАГОВОРИ, ЧТОБЫ Я ТЕБЯ УВИДЕЛ
Я - учитель русской словесности, поэтому разговор о языке - это разговор о жизни и о моей судьбе. Мой верный друг, мой враг коварный, мой царь, мой раб - родной язык! Не так легко и безоблачно складывались поначалу наши с тобой отношения. При огромной любви к книгам, чтению я не обладала внутренним "языковым" чутьем. В школе я не могла уяснить разницы между причастным и деепричастным оборотом, а на первом курсе филфака умудрилась в диктанте допустить двенадцать (!) ошибок и получить двойку. А еще это косноязычие. Мысли и чувства рвались на волю, но слова на их пути вставали непреодолимой преградой, и я, как Обломов, вымучивала предложения, чтобы "ни разу не произошло близкой и неприятной встречи двух "которых" и двух "что". Долгий путь пришлось нам с тобой пройти вместе, прежде чем из "неприятеля" и "мучителя" ты превратился в моего верного друга. Теперь-то я точно знаю, что язык - это живой тайник человеческого духа.
"Заговори, чтобы я тебя увидел", - эти слова Сократа я часто говорю своим ученикам, когда слышу в их речи ненормативную лексику, когда вижу, как, стремясь понравиться девочкам, произвести на них впечатление, мальчики допускают такую пошлость при общении, что испытываешь чувство стыда и за них, и за себя. Как поступить в таких случаях? Прочитать очередную мораль? В лучшем случае - потупят глаза, промолчат, чтобы только от них отстали и, не замечая убожества, пошлости своих мыслей и слов, будут общаться по-прежнему, обворовывая самих себя.
Значит, "заговорить" придется мне, чтобы они меня сначала "увидели", поняли, что мне не безразлично то, о чем говорю, а потом и поверили мне. И вот на одном из уроков литературы я завожу разговор о любви, об отношении к женщине. Мне хочется, чтобы ученики почувствовали красоту слова, услышали музыку речи. Я начинаю, призвав на помощь все свое красноречие: "Тайна сия великая есть...". Так древние говорили о любви. Я читаю Есенина: "Твой иконный и строгий лик по часовням висел в рязанях", декламирую Маяковского: "Мария, имя твое я боюсь забыть, как поэт боится забыть какое-то в муках ночей рожденное слово, величием равное Богу!"...
... Вижу внимание в глазах своих учеников, замечаю, как постепенно попадают они ко мне в добровольное "рабство", не физическое, а духовное. Это и есть тот самый момент истины, ради которого мы, учителя, работаем. Я не хочу вести за собой полки, я хочу вести за собой своих учеников, чтобы, постепенно становясь крепче духом, они сначала шли рядом со мной, а затем уходили далеко вперед.
От редакции: мы будем и дальше публиковать отрывки из творческих эссе, присланных на конкурс "Язык мой - друг твой".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников