07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"МОИ ГОДА - МОЕ БОГАТСТВО". ЕДИНСТВЕННОЕ

Надеждина Надежда
Статья «"МОИ ГОДА - МОЕ БОГАТСТВО". ЕДИНСТВЕННОЕ»
из номера 084 за 11 Мая 2000г.
Опубликовано 01:01 11 Мая 2000г.
Что наши пенсионеры в большинстве своем не живут, а выживают, - общеизвестно. Даже самой высокой трудовой пенсии при всех ее индексациях и компенсациях далеко до прожиточного минимума. Вот почему тема пенсионной реформы интересует практически все наше общество. О том, в каком направлении нужно реформировать пенсионную систему, что мешает создать нашим старикам достойную жизнь, корреспондент "Труда" беседует с директором Института социально-экономических проблем народонаселения, академиком Натальей РИМАШЕВСКОЙ.

- Закон о пенсиях был принят в 1991 году, - говорит Наталья Михайловна. - Скажем прямо, неплохой закон. Он разграничивал страховые и бюджетные пенсии. Бюджетные или социальные - это тем, кто не заработал нужного стажа, инвалидам с детства, военнослужащим. Трудовые или страховые - тем, за кого страховые взносы выплачивали работодатели, а также сами застрахованные. Были ликвидированы персональные пенсии, а значит, неравенство в обеспечении. Страховая система строилась по принципу "солидарности поколений" - молодые платили страховые взносы, за счет которых пенсии выплачивались старикам, за нынешних молодых, в свою очередь, будет платить следующее поколение. Пенсии начислялись из расчета 55 процентов зарплаты плюс еще один процент за каждый сверх нормы проработанный год, правда, не более чем за двадцать лет. Минимальный размер равнялся прожиточному минимуму, максимальный не мог превышать три минимальные пенсии...
Но с тех пор было принято много законов о пенсионном обеспечении. Латали, латали систему и по существу перечеркнули тот основной закон.
- И что же мы имеем сейчас?
- Пенсия составляет менее трети заработной платы. Почти 12 миллионов пенсионеров находятся в крайней бедности. Поскольку уровень обеспечения чрезвычайно низок и уход с работы грозит просто нищетой, большая часть пенсионеров продолжает трудиться. Среди них есть и люди, которым далеко за семьдесят. Я уже не говорю о непомерных нагрузках, которые они несут. Но старики занимают рабочие места, и это при нашей более чем десятипроцентной безработице.
Еще об одном нельзя не сказать: нынешние пенсии полностью оторвались от трудового вклада работника. Сколько бы лет вы ни трудились, какую бы зарплату ни получали - разница невелика. Соотношение минимальной и максимальной пенсии 1,3 к 1, в то время как аналогичное соотношение в оплате труда 25-30 к 1. По существу пенсии превращены в простые, минимальные социальные пособия, которые к тому же годами выплачивали с большим опозданием, потому что в Пенсионном фонде постоянно не хватало средств.
- В чем, на ваш взгляд, главные причины постоянного дефицита Пенсионного фонда?
- Властные структуры объясняют это расхожей формулой: "стариков много, а денег мало". Действительно, несмотря на высокую смертность, население России продолжает стареть. Потому у нас на одного пенсионера приходятся двое трудоспособных, в то время как в начале 90-х годов их было трое. Но причина дефицита даже не в этом: 60 миллионов застрахованных могут обеспечить 30 миллионам пенсионеров те самые 40 процентов зарплаты, которые Международная организация труда считает необходимым минимумом пенсии. Дело в том, что чрезмерно велики расходы самого Пенсионного фонда, который к тому же не собирает всех причитающихся ему платежей.
Очень широко распространены нелегальная занятость и "черный нал" - зарплату выдают в конвертах, с которых, естественно, не поступают страховые взносы. Снижение и постоянные задержки зарплаты тоже уменьшают отчисления на пенсии. Большая часть молодежи подрабатывает, не оформляя своих трудовых отношений -до пенсии далеко, сегодня заработал, и ладно.
Еще одна сторона вопроса. Постоянно растет число людей, имеющих право на льготные пенсии: досрочный выход, повышенное обеспечение. Это, к примеру, работники Крайнего Севера, те, кто трудится на вредных производствах. Но их льготы не обеспечиваются дополнительным финансированием Пенсионного фонда.
Увеличивается и количество получающих социальные пенсии - тех, у кого нет положенного стажа, военнослужащих, инвалидов детства. По закону они не имеют отношения к страховым, но правительство обязало Пенсионный фонд выплачивать их, а средства, которые уходят на это, возмещает нерегулярно и не полностью. Так, в проекте бюджета Пенсионного фонда на 1999 год заложено финансирование социальных пенсий на 30 миллиардов рублей, а возмещение из федерального бюджета только на 17... И это при том, что из бюджета через министерства и ведомства финансируется параллельная, привилегированная система пенсионного обеспечения, которая постоянно расширяется. Она охватывает офицеров, работников налоговой полиции и таможенной службы, органов правопорядка, государственных чиновников, депутатов. Кстати, пенсии там, по оценкам экспертов, в 5-10 раз выше трудовых...
Растут и недоимки по страховым взносам. К началу 1999 года они составили (за последние шесть-семь лет) 129 миллиардов рублей. Если разобраться, то, по существу, это кредит, который фонд дает предприятиям, причем под ничтожный процент - минимальные пени и штрафы. И платят их еще менее регулярно, чем страховые взносы, а согласно постановлению правительства 20 процентов идет на нужды самих страховщиков.
Так стоит ли удивляться, что в Пенсионном фонде нет ни денег, ни возможностей своевременно выплачивать пенсии, не говоря уже об их повышении. Правда, в апреле сумели кое-что добавить пенсионерам. Но до прожиточного минимума и при этих выплатах далеко.
Уже давно всем ясно: пенсионную систему необходимо реформировать. Но как? Было предложение: объединить все внебюджетные фонды с налоговыми поступлениями, а уж потом со всей этой махиной пусть разбирается правительство. Но в этом случае обезличились бы средства, имеющие целевое назначение. И мы вынуждены были бы окончательно перейти к платному здравоохранению, отказаться от пособий по безработице, а уж пенсии стали бы даже меньше нынешних социальных: у бюджета миллион дыр, куда требуются деньги.
Сейчас вот заговорили о переходе в пенсионном обеспечении к накопительной системе...
- Расскажите, пожалуйста, подробнее, что это такое, - думается, не все знают и потому не представляют себе, насколько это хорошо или плохо...
- Накопительная система - это когда взнос работника на будущую пенсию накапливается на его индивидуальном счете в страховой компании. В течение 25-30 лет, пока человек работает, страховая компания использует его деньги, инвестирует в какие-то выгодные с ее точки зрения проекты. Доходы делят на три части: компания возмещает свои расходы, оставляет себе часть прибыли, а остальное в виде дохода зачисляет на индивидуальный счет работника. Все происходит так же, как при индивидуальном банковском вкладе, только в банке можно взять вклад в любое время, а пенсию начнут выплачивать лишь тогда, когда клиент вступит в пенсионный возраст.
В такой системе очень заинтересован финансовый сектор, потому что россияне перестали верить банкам, денег туда не несут, предпочитая хранить их в чулке или кубышке. Предлагаемая система позволяет создать громадные накопления, а выплачивать деньги можно будет лишь через 25-30 лет. Накопительная модель пенсионного обеспечения позволяет продлить достаточно бесхлопотную и высокорентабельную деятельностью финансового сектора. К тому же операции с пенсионными деньгами гарантируют немалые льготы по налогообложению.
Нас уверяют: беспокоиться нечего - сохранность пенсионных вкладов гарантирует государство. Как? Банки после кризиса перестали выплачивать накопленное населению, структуры типа МММ растворились в неизвестности - и вкладчики остались ни с чем.
- А смогут ли все работники в дополнение к имеющимся налогам и растущим коммунальным и транспортным платежам отчислять еще 10-15 процентов в накопительный пенсионный фонд?
- Разумеется, нет. Нам при наших нищенских зарплатах просто нечего накапливать. Сошлемся, кстати, на опыт Чили, который широко рекламируют. Так вот, в Чили предполагалось, что, инвестируя накопления, пенсионные страховые фонды будут получать до 15 процентов дохода, а на деле не добирают и пяти. В течение десяти лет действия накопительной системы лишь 55 процентов застрахованных регулярно платят взносы. Между тем каждый год пропуска платежа снижает размер возможной пенсии на 4 процента.
И еще одно. Эксперимент, поставленный в Чили, не дал основной части пожилых обещанных больших пенсий, зато многократно - до 50 процентов - увеличил число людей, которые не в состоянии делать накопления и стали претендовать на социальные пенсии, выплачиваемые в минимальных суммах из бюджета. Нас уверяют, что на накопительную систему перешли почти все страны мира. Однако, по данным МОТ, их всего восемь. Остальные государства куда более богаты, чем Россия, только примериваются к ней. В чистом виде, как базовая форма пенсионного обеспечения, накопительная система не используется ни в одной из развитых стран.
- Что же будет, если накопительную систему все-таки решат внедрять?
- Предположим, что начнется это в нынешнем или будущем году. Сегодняшних пенсионеров и тех, кто будет выходить на пенсию в ближайшие 15-20 лет, казалось бы, новая система не коснется. В 2020 году начнут трудиться нынешние новорожденные, а те, кому сейчас 35-40, станут выходить на пенсию. Значит, накопительная система охватит не более половины работников, остальные должны будут получать пенсии по-старому. Но тех, кого страхуют, останется меньше половины. Откуда же Пенсионный фонд будет получать средства?
Тут возможны два варианта. Первый - увеличить взносы работодателей в два-три раза. Только пойдут ли они на это? Скорее, начнут избавляться от старых работников, тем более что на частных предприятиях для этого нет никаких преград. Второй вариант - Пенсионный фонд ликвидируют, страховой взнос назовут налогом, и всех пенсионеров старой системы переведут в разряд социальных с выплатой минимальной пенсии из бюджета по единой норме. Поскольку в бюджете денег не густо, то ради сокращения расходов вполне могут поднять возрастную планку выхода на пенсию.
- Вы весьма убедительно доказываете, какими социальными потерями чревата накопительная система. Но и нынешняя не может нас устроить, ее надо реформировать. Как?
- Надо внедрять настоящую страховую систему. Это должна быть государственная организация, независимая от правительства. Тут действуют три стороны: страховщик - Пенсионный фонд, страхователь - предприятие и застрахованные - работники. Они и договариваются между собой, а арбитром должны выступать профсоюзы - они выражают интересы тех, кто трудится. Тогда можно будет изолировать Пенсионный фонд от бюджета, строго контролировать поступление страховых взносов, расходы и доходы фонда станут прозрачными.
Но окончательно выйти из заколдованного круга нехваток, недоимок, недофинансирования можно, лишь осуществив реальные реформы в области зарплаты. И должны они базироваться на двух принципах: минимальная не может быть меньше прожиточного минимума. А он в свою очередь должен включать в себя и соответствующие платежи работника в Пенсионный фонд. Сейчас мы платим всего 1 процент, а работодатель - 28. А тогда могли бы и работники увеличить свой взнос, это перевело бы всю систему пенсионного страхования на рыночные рельсы.
Однако чтобы поднять зарплату, надо резко сократить разрыв в оплате труда на предприятиях. Ведь нынче нередки случаи, когда работники получают 1-2 тысячи рублей, а руководители до 10 тысяч долларов. Ликвидация разрыва позволит поднять не только минимальную, но и среднюю зарплату, а значит, и страховые взносы.
Короче говоря, от принципа "солидарности поколений" нам пока в пенсионной реформе нельзя отказываться. Мы не имеем права забывать наши демографические и социальные реалии: около одной пятой пенсионеров - одиноки, среди них в два раза больше женщин - наших матерей, половина постаревшего населения оказалась вдали от своих близких и родственников. Нельзя забывать и того, что за последние десять лет население трижды теряло свои накопления и болезненнее всего это сказывалось на стариках.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников