06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОЕННО-ПОЛЕВОЙ РОМАН ЭЙЗЕНХАУЭРА

Иванов Виссарион
Опубликовано 01:01 11 Мая 2000г.
Американцы не склонны идеализировать даже самых выдающихся политических деятелей, включая и президентов, справедливо считая, что ничто человеческое им не чуждо. Автора Декларации независимости Томаса Джефферсона не без оснований считали отцом чернокожих детей, которых родила его служанка, а сейчас это доказано методом генетического анализа. Красавец Уоррен Хардинг, 29-й президент, первым в современную эпоху заговоривший о необходимости политического и экономического равенства негров, всегда был слаб к женскому полу.

Даже Франклин Делано Рузвельт, с ногами, парализованными полиомиелитом, до самой смерти был связан с женщиной редкой привлекательности Люси Мерсер, которая была секретарем его жены Элеанор. Последняя знала об этом и сожгла любовные письма мужа, когда он лежал в беспамятстве от воспаления легких. Но в последний час Рузвельта с ним была не она, а Люси. О длинном списке неверных мужей из Белого дома вспомнили в связи с похождениями Клинтона, и большинство этих историй подтверждено. Загадкой остается (вернее, так предпочитают считать большинство биографов) военно-полевой роман Дуайта Эйзенхауэра в бытность его верховным главнокомандующим объединенными силами союзников в Западной Европе.
На этот пост 53-летнего четырехзвездного генерала назначили в декабре 1943-го. Он поселился на вилле "Телеграф коттэдж" южнее Лондона. Штат у него был англо-американский, в него входила и шофер-женщина - молодая, остроумная ирландка из аристократической семьи Кэй Саммерсби. Эйзенхауэр провел в Англии, вдали от жены Мэри, которую обычно называли Мэйми, почти три года. Все это время Кэй Саммерсби была неразлучна с генералом.
В тот период американская пресса отличалась пуританством, обсуждать вопросы секса было немыслимо, да еще когда речь шла о кумире Америки, боевом генерале, под командой которого союзные войска вторглись сначала в Африку, а оттуда - в Италию... К его роману вернулись только в 60-х годах, с началом "сексуальной революции". Сам Айк, как звали Эйзенхауэра соотечественники, разумеется, хранил молчание. Мэйми раз и навсегда заявила дотошным репортерам, что верит мужу: ничего между ним и его шофершей не было.
Интересно, что и сама Кэй Саммерсби, в отличие от тех дам, с которыми имел дело нынешний президент США, хотя и написала две мемуарные книги, но ни в одной из них не подтвердила, что между ней и генералом происходило нечто недозволенное с точки зрения общественной морали. Но и не отрицала, что их отношения были очень близкими, как у людей, нуждавшихся в дружеском тепле. В первой книге - "Айк был моим боссом" - она вспоминает, как Эйзенхауэр говорил ей: "Кэй, нет никого, с кем бы я мог свободно говорить. Все они хотят или продвижения по службе, или чего-то еще. Только говоря с вами, я спокоен".
Хотя пресса помалкивала, но злые языки штабистов работали вовсю. Услыхав сплети, один из генералов, близких к Эйзенхауэру, резко их оборвал словами: "Оставьте Кэй и Айка в покое, она помогает ему выиграть войну". Слухи так или иначе достигали ушей Мэйми, которая была чуть ли не вдвое старше Кэй. Она соответственно нервничала, понимая, что значит оставить мужа одного на три года в обществе молодой привлекательной особы.
Уже, что называется, на смертном одре, нуждаясь в деньгах, Кэй надиктовала вторую книгу, названную гораздо откровеннее: "Незабываемое: мой роман с Дуайтом Эйзенхауэром". Книга вышла в 1976 году, после ее смерти, а Айка уже не было на свете семь лет. Видимо, эти мемуары были ближе к истине, Кэй признавалась в том, что их отношения были "интимными" и ближе к флирту, чем просто к дружбе. Но и здесь она ни словом не обмолвилась о сугубо интимных, постельных контактах, оставив на совести Гарри Трумэна его высказывание о том, что Айк якобы планировал развестись с Мэйми и жениться на Кэй.
В 1979 году на телевидении появился сериал, где уже без всяких экивоков Кэй изображалась любовницей Эйзенхауэра. Пришлось единственному сыну генерала-президента обнародовать письма, которые его отец писал его матери в годы войны. Айк заверял Мэйми в своей любви и просил не "забивать свою милую головку мыслями об армейском женском персонале".
Думается, закончить лучше всего на той ноте, которая звучит у одного из биографов Айка, профессора истории Гила Троя: "Когда Эйзенхауэры в 1953 году перебежали в Белый дом, они, как и все президентские пары, осознали свою роль Первой семьи Америки. Их желание сохранить этот общественный статус, их изолированная от посторонних жизнь в Белом доме позволили справиться с той травмой, которую их отношениям нанесло то, что Мэйми часто называла "мои три года без Айка". Теплый, "домашний" имидж Айка и Мэйми похоронил сплетни о нем и Кэй и дал возможность американцам воочию увидеть, что семейная жизнь - очень устойчивый институт, который может подвергаться испытаниям, но способен их выдержать и снова расцвести.
Остается добавить, что Айк и Мэйми, несмотря ни на что, вместе прожили 52 года.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников