10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТРУД ОН И В АНТАРКТИДЕ ТРУД

Страсть к дальним путешествиям объединила команду "кругосветчиков" на яхте "Урания-2". В результате им удалось то, что не удавалось до этого другим российским яхтсменам: перейдя через Атлантический океан, они оказались у берегов Антарктиды и ступили на ледяной материк. Растерзанная штормами "Урания" неспособна была продолжать избранный маршрут, "кругосветки" не получилось. Один из участников экстремальной экспедиции-фоторепортер Аркадий Колыбалов сегодня делится своими впечатлениями с читателями "Труда".

У ПОЛЯРНИКА - НЕЖНАЯ ДУША
"Урания", сделанная из 8-миллиметровой стали, имела длину 22 метра и весила 66 тонн. Так уж получилось, что на ней не оказалось системы отопления (будто мы собирались в Африку), поэтому мы из-за холода не раздевались месяцами, а свои вечно мокрые рубахи сушили, расстелив на горячем двигателе. Когда требовалось поднять якорь, то при любой погоде семь мужиков, раздетых до трусов, дабы окончательно не испортить одежду, собирались на носу и тянули тяжелую якорную цепь.
Когда мы уходили из портов, яхтсмены разных стран выстраивались на бортах своих посудин, чтобы полюбоваться этим зрелищем. "Как можно плавать на "полуфабрикате"?" - то ли удивлялись, то ли восхищались они наглостью русских. Мы стартовали из Лиссабона 5 октября 1998 года...
Волны, ударяясь о корпус летящего судна, рассыпаются с шипением, как будто кто-то разливает по стаканам тысячи бутылок шампанского сразу. Ветер усиливается - на кухне начинает "гулять" посуда, отчаянно звеня, а 20-литровый бачок с пресной водой пускается в пляс. Звезды падают - только успевай желания загадывать. В шторм лодку атаковали совершенно черные горы волн, и каждая из них кажется последней.
Никогда не забуду, как мы подходили к Антарктиде. Был мощный ветер, свинцовые волны давили "Уранию"... Нас ждали зимовщики на российской станции "Беллинсгаузен". Почти 2 месяца наш радист ежедневно выходил с ними на связь - мы знали друг о друге практически все. Когда мы подходили к берегу, уже смеркалось. Вдруг от берега ударили четыре мощных луча - и ковер света лег перед яхтой. Это зимовщики выволокли на берег четыре мощных прожектора и так приветствовали нас. А мы, в свою очередь, пустили вверх три зеленые ракеты. Бросив наконец якорь, сели в лодку - и на берег. Я бухнулся в ледяную воду, чтобы заснять исторический факт - нога русского яхтсмена впервые ступила на берег Антарктиды. А потом была горячая русская баня - до обморока. Несколько дней прожили в теплых, достаточно комфортабельных домиках. И поняли: чем суровее природа, тем нежнее душа человеческая, все эти дни мы жили как будто в своей семье.
А потом снова в путь. В сильных штормах у нас "полетел" двигатель. И пришлось отказаться от первоначального маршрута
ЖИТЕЛИ МОРЯ
Как-то захожу в рубку, чтобы сменить вахтенного, а он мне "Тсс, ти-хо", - прижимает палец к губам. Слышу - кто-то фыркает и похрапывает. Глянул за борт, а там по обе стороны лодки на черной глади ритмично вздымаются спины дельфинов, обрызганные лунным серебром. Мы незваными гостями вошли в их спальню...
Несколько дней прожила у меня в каюте девочка-альбатрос. Она упала к нам прямо на палубу. Я определил Джонатанке - так я назвал птицу - коробку для жилья, застелил ее чистыми тряпками. У нее были крупные глаза и пушистые брови, красный с черным клюв, а в хвосте "горело" оранжевое перо. Мы откармливали ее хлебом, размоченным в воде, и кусочками сырой курятины. Работая за письменным столом, я осторожно поглаживал ее головку, и затихала тоска по дому. Когда она все-таки умерла, мне показалось, что из моей жизни ушло что-то близкое... Вся команда берегла сверчка, который "пел" у нас в канатном ящичке.
ОБРУЧЕННЫЕ ОКЕАНОМ
Во время путешествия я убедился: люди добры и прекрасны. Ради этого стоило терпеть мытарства, неизбежные в таком походе. В гостях на нашей яхте были голландцы, австралийцы, французы. И со всеми легко находили общий язык. "Очень часто нам в этом помогала гордая надпись на фуражках "Труд". Оказывается, наша газета известна во всем мире!" В одной бразильской бухте познакомились с хозяином ресторанчика. Он тут же объяснил нам, где можно бесплатно заправляться пресной водой, пользоваться душем. Его ресторан, конечно, тоже был к нашим услугам. Как только мы появлялись там, а ресторан был переполнен, официанты притаскивали откуда-то стулья, стол и нас обслуживали мгновенно.
Однажды у нас случилась беда, прямо трагикомедия: боцман Саша случайно опрокинул на себя кипящий борщ и горячие макароны. Нужно было срочно везти Сашу в клинику, но у нас не было и десятой доли тех денег, которые необходимы на лечение. Рядом с "Уранией-2" в бразильском порту Ресифи стояли немецкие, американские, французские яхты - участники крупной международной гонки "Атлантик рейс". И все заморские яхтсмены, эти иностранцы, к которым нас научили в школе относиться с опаской, оценив ситуацию, засуетились, забегали, будто наша яхта и экипаж были ведущими в этих гонках. Сразу вывели нас на организаторов, которые, не раздумывая, нашего боцмана тут же перевели в разряд участников гонок, и ему была предоставлена возможность получить медицинскую помощь бесплатно. Когда потребовалось Сашу госпитализировать, организаторы гонок договорились и это сделать бесплатно. А еще говорят, что русских нигде не любят...
На островах Зеленого Мыса, в бухте Мордейра, мы познакомились с французской парой - "морскими цыганами", как они себя называли. Для них главным в жизни были свобода, возможность плыть, куда манит мечта. 54-летний Мишель родился в Алжире, его дом - в Марселе, а отечество - весь мир. На 12-метровом деревянном шлюпе плавает из страны в страну уже 25 лет, "накрутил" пять "кругосветок". Несколько лет назад он познакомился с Джоан. Они бороздят океан поодиночке, встречаясь время от времени только в местах стоянок, и живут там как муж и жена. Мы вместе много пели. Мишель знает "Катюшу", запросто подхватил "Очи черные" на французском. Вместе вспомнили репертуар Джо Дассена и Адамо... Джоан подыгрывала на гитаре.
РУССКИЙ САД В ПАРКЕ ГАМИЛЬТОНА
В Новой Зеландии, куда я все-таки попал впоследствии, в Гамильтоне, мне помогла организовать фотовыставку "Русская провинция" дочка адъютанта атамана Семенова. 70-летняя Жаннет принадлежит к второй волне эмиграции. В Гамильтон она приехала из Китая. Русский язык Жаннет подзабыла.Она очень боится воров, поэтому установила в своем доме сложную систему сигнализации, а в спальне у нее хранится настоящий топор - она объяснила, что где-то прочла, что кто-то когда-то пытался убить старушку и именно этим оружием та защищалась. Я понял, что Жаннет, очевидно, очень давно читала Достоевского и уже успела подзабыть реалии сюжета...
Жаннет - страстная пропагандистка всего русского. В конце 60-х она возглавила Общество русско-новозеландской дружбы. Гамильтон славится своим огромным парком, в котором отведены уголки для стран, чьи переселенцы живут в городе. Есть японские, китайские, египетские садики... Нет только русского. Жаннет несколько лет осаждала мэра, чтобы он выделил место и "для России". И тот сдался: в лучшем уголке парка отвел место для часовни и выделил немного денег. Русский эмигрант Сергей, работавший когда-то в Иркутске архитектором, сделал проект национального сада. Но для воплощения всех задумок денег не хватает. Может быть, найдутся меценаты в России, с надеждой спрашивала меня Жаннет...
Путешествуя, больше любишь людей и лучше их понимаешь.
В океане меня всегда сопровождали моя бабушка, которой давно уже нет на свете, мама, отец, дорогие жена с сынулей, псы мои - Тимошечка и Маргошечка... Не только меня - каждого члена экипажа окружали, защищали от всяких бед наши друзья и родные, ставшие вдали еще более близкими.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников