10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ КОНСТИТУЦИИ

Никонов Алексей
Опубликовано 01:01 11 Июня 2005г.
Вслед за "бархатной" революцией в Грузии и "оранжевой" на Украине появилось ожидание того, что волна демократических переворотов прокатится по всему постсоветскому пространству. Однако после совсем не бархатной смены режима в Киргизии и попытки переворота в Узбекистане, выявивших достаточно жестокий потенциал революционного движения, тезис о цепной реакции демократических перемен стал озвучиваться реже. Тем не менее, похоже, дух революционных настроений продолжает свое движение по планете, только сейчас он бушует не там, где пророчили его триумф.

После последних событий в Европе, когда Франция и Нидерланды торпедировали проект конституции ЕС, в голову невольно приходит мысль о том, что волна протестов против находящейся у власти политической элиты нашла для себя западный вектор движения. При этом отрицательный результат проведенных референдумов - это всего лишь часть тех оппозиционных настроений, которые в последнее время проявляются в странах, составляющих костяк Европейского союза.
Тони Блэр едва удержался у власти, а его лейбористская партия потеряла больше сотни мест в парламенте. Во Франции после референдума пал кабинет Раффарена. Итальянский министр социального обеспечения озвучил возможность отказа от единой европейской валюты и возвращения к лире. И Германия, и Италия переживают политический кризис, вызванный недовольством граждан правящими элитами этих стран. Неизвестно, удержится ли непотопляемый Сильвио Берлускони на вершине власти после того, как его партия потерпела поражение на региональных выборах. Герхард Шредер, оказавшись в аналогичной ситуации после провала социал-демократов в Северном Рейне-Вестфалии, уже назначил досрочные выборы в бундестаг, на которых у его партии мало шансов сохранить лидирующие позиции.
Конечно, можно сказать, что никакой взаимозависимости между событиями в бывших республиках СССР и европейских странах не существует. Просто так случилось, что происшедшие политические феномены следовали друг за другом, а постсоветское пространство и Европа - это два совершенно разных геополитических поля. Тем не менее если внимательнее посмотреть на революционные события, то все-таки вырисовывается определенный контур связи между странами, кажущимися настолько различными.
Во всех случаях - и в СНГ, и в Западной Европе - наблюдается отторжение массой людей правящей верхушки. Во всех случаях антиправительственные настроения связаны с трудностями в экономике и социальной сфере, решение которых видится в смене правящего руководства.
Везде налицо националистический фактор. Грузинская и украинская революции прошли под лозунгами нового постсоветского (и, естественно, светлого) будущего независимых от Москвы государств. Как выяснилось, Европе подобные настроения, только в отношении Брюсселя, тоже не чужды. Причиной провала европейской конституции на референдуме в Голландии и Франции многие эксперты называют нежелание этих стран потерять свою идентичность и суверенитет в рамках Европейского союза. Кстати, в отличие от Франции и Голландии, независимые Грузия и Украина, подчеркивая свою дистанцированность от России, вполне готовы распрощаться со своей суверенностью ради вступления в ЕС и НАТО.
Но существует и прямая связь между событиями в Европе и на постсоветском пространстве. Главное, что необходимо для революции, - это не просто оппозиционность власти, но и решимость выступить против нее. Европа сыграла огромную роль в раздувании революционного огня в бывших советских республиках, свет которого должен был озарить путь к полноценной демократии. Поддержка "бархатной" и "оранжевой" революций со стороны США и ЕС не только вдохновляла лидеров оппозиции, но и, безусловно, подталкивала их к более смелым действиям. Пример цветных революций должен был стать символом решительных действий против власти и всего неугодного политического статус-кво. Это у вдохновителей получилось. Их собственная оппозиция при этом тоже оказалась окрыленной.
В рамках проекта Европейского союза и правил политкорректности было неэтично выделять стран-лидеров. Каждое государство ЕС, согласно этой логике, имеет одинаковые права и возможности. Однако неудивительно, что в такой стране, как, например, Франция, люди могут испытывать чувство досады от того, что они должны тянуть на себе всяких, простите, неудачников. К тому же французы привыкли гордиться своей культурой и проводить независимую политику, но это было в определенной степени "неприлично" в рамках общеевропейской идеологии. Экономическая стагнация, которая возникла в самых богатых странах Европы, и массированная иммиграция из Восточной Европы и мусульманского мира подталкивают их жителей к переосмыслению перспектив европейской интеграции с позиции европейской же концепции суверенитета. Инерцию брюссельской бюрократии, оказалось, можно приостановить.
Так же, как радостные толпы борцов за демократию в Тбилиси и Киеве, которые старались вырвать свои страны из-под "гнета коррумпированной власти" и из "лап авторитарной России", французы и голландцы поняли: "разом нас богато" - и сказали свое "нет". И решили оставаться гражданами независимых, самостоятельных, демократических государств.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников