06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

И КУДА ПОДАТЬСЯ ЗЭКУ?

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 11 Июля 2000г.
Переполненные заключенными тюрьмы и колонии, дефицит средств на самые насущные нужды, недокомплект личного состава надзирателей. С этими и другими подобными сложностями сталкиваются сегодня в большинстве российских регионов. Петербург и Ленинградская область - не исключение. По числу содержащихся под стражей - более 30 тысяч человек - тут одна из самых больших "зон" в стране. Как здесь выходят из положения? На этот и другие вопросы отвечает начальник ГУИН по Петербургу и области генерал-майор внутренней службы Владимир СПИЦНАДЕЛЬ.

- Еще сравнительно недавно о нас писали в прессе с большими ограничениями, - говорит Владимир Борисович, - а в последнее время в тюрьмы и колонии даже экскурсии организуют. В знаменитых "Крестах" осенью прошлого года побывал Владимир Путин, после чего нашим заботам стали уделять больше внимания. Одних совещаний на разных уровнях что ни месяц - с десяток. Другое дело, что многие вопросы так и остаются нерешенными. Один из главных - перенаселенность тюремных камер. В изоляторе N 1 - тех самых "Крестах" - вместо 3 тысяч заключенных содержится в три с лишним раза больше.
- И ничего нельзя изменить?
- Американцы пошли в свое время по пути строительства дополнительных тюрем, чтобы разместить в них всех правонарушителей. Можно, конечно, и нам таким образом попытаться выйти из положения. Найти бы только для этого деньги. Сколько? Один изолятор на полторы тысячи мест обойдется примерно в 250 млн. рублей... Но лично мне более перспективным кажется иной путь, связанный с реформированием всей нашей судебно-пенитенциарной системы.
Вот пример. Сейчас в Петербурге и области почти 6 тысяч человек пребывают за решеткой в ожидании суда. Сидят по полгода, году, а кто-то и дольше. По разным причинам - объективным и субъективным - разбирательства по делам откладываются, и люди вынуждены ждать решения своей участи в тюрьме. Но почему мы используем только одну меру для нарушивших закон - содержание под стражей? Ведь можно же за нетяжкие преступления брать залог, или подписку о невыезде, или заручиться поручительством - и пусть человек ожидает, когда разрешится его дело, продолжает работать, живет дома.
В изоляторе N 4 у нас второй год находится одна немолодая женщина, которая на почве ревности сожгла сарай у соседей. Судебные заседания постоянно переносятся. Она, бедная, уже всякую надежду потеряла добиться когда-нибудь встречи с Фемидой. Между тем женщина эта явно социально не опасна и давно уже осознала вину, раскаялась, готова возместить ущерб. Что мучить-то ее в застенках, где и без того не повернуться? И подобных примеров множество.
А несовершеннолетние пацаны, попавшие в изолятор за то, что хотели есть и обчистили ларек? С точки зрения законопослушного гражданина - да, они преступники, их следует наказать. Но нужно же учитывать возраст ребят, обстоятельства, в том числе нашей сегодняшней жизни, когда огромное число подростков по разным причинам не имеют возможности нормально питаться, лишены родительского внимания.
- Тут, видимо, следует говорить о государственной политике в отношении несовершеннолетних.
- Именно ее как таковой сейчас нет. Помните, как раньше, во времена Союза, называлась наша служба? Исправительных дел и социальной реабилитации. Причем вторая часть названия была главной. Человек выходил из зоны и знал, что его должны устроить на работу, иначе снова попадет в тюрьму - уже за тунеядство. И направление соответствующее имел. В результате прожиточный минимум был ему обеспечен. А сейчас куда податься отмотавшему срок? Хорошо, если есть семья. Если же никто его нигде не ждет... Выходят из заключения "в никуда", чтобы через некоторое время опять попасть к нам. Да тут хоть сколько тюрем построй - не хватит.
- В колониях есть сейчас работа?
- Заказов очень мало. Задействовано примерно 35-40 процентов осужденных. А руки у многих наших подопечных, между прочим, золотые. Я не преувеличиваю. Оглянитесь: в моем кабинете, кроме старинных напольных часов, все остальное сделано ими - стол, стулья, стеллажи, рамы для картин. И даже сами картины с видами Петербурга написаны этими людьми.
- Да, мебель выглядит, как будто куплена в фирменном магазине...
- Еще пример. Вот эта кукла в национальном костюме. Хороший сувенир, правда? На рынке он идет по 300 рублей за штуку. Те же, кто делал эту куклу в нашей женской колонии, получили за работу 10 рублей. Таковы условия заказчика. Грустно все это, но выбирать не приходится.
- Однако я знаю, что вы делаете все возможное, чтобы облегчить этим людям пребывание в тюрьмах, колониях. Они у вас и в вузы поступают...
- Три года назад совместно с руководством Северо-Западного заочного политехнического института мы в порядке эксперимента открыли обучение в СИЗО N 6. Среди заключенных оказалось немало желающих получить высшее техническое образование. В дальнейшем это ведь может здорово пригодиться. Форма обучения - заочная. Но преподаватели регулярно приезжают для проведения семинаров и чтобы принять зачеты, экзамены. Эксперимент удался. Недавно и в женской колонии N 2 в Саблино, близ Петербурга, мы совместно все с тем же СЗПИ открыли подготовительные курсы для желающих поступить летом в этот институт. Из 230 подавших заявление девушек вступительный конкурс выдержали 17. Вы бы видели их счастливые лица!
- Городская администрация, областное руководство помогает вам в решении насущных проблем?
- Без помощи властей нам не выжить. Освободили наш ГУИН от налогов, предоставили льготные тарифы на воду и свет. Регулярно перечисляют средства на текущие расходы. В прошлом году, например, мы получили 5 миллионов рублей на закупку медикаментов для межобластной больницы. Еще 10 миллионов было перечислено на детскую колонию. В этом году Смольный уже выделил 25 миллионов рублей...
- Серьезная поддержка.
- Безусловно, но все же недостаточная. Вот сейчас на повестке дня строительство зоны для ВИЧ-инфицированных. У нас таковых среди заключенных уже более 140 человек. Их необходимо содержать отдельно. Ломаем голову: как это сделать?..
Но главное, на мой взгляд, это все-таки реформирование самой пенитенциарной системы. Без этого, сколько средств ни вкладывай в те или иные проекты, добьешься лишь временного результата.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников