10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАШИНУ - К ПОДЪЕЗДУ

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 11 Августа 2000г.
Ну вот: еще одной "государственной тайной" в эти дни стало больше. В разряд сведений, которые, по мнению некоторых высокопоставленных чиновников, "сейчас не стоило бы разглашать", попали обычные цифры из федерального бюджета на нынешний, 2000 год. Речь идет всего-то о затратах на содержание легкового служебного транспорта.

Казалось бы, какой может быть секрет, если в федеральном бюджете подробно расписаны все расходы по подведомственным организациям? "Ассигнования на легковой служебный транспорт определены по каждому министерству и ведомству, - сказала мне сотрудница Департамента финансирования государственного аппарата Минфина. - Эти данные не являются закрытыми. Но у нас такой порядок, что любые цифры мы можем сообщать прессе только с разрешения руководства". Пришлось обращаться (не по самому сложному вопросу) со специальным письмом лично к вице-премьеру и министру финансов Алексею Кудрину. В разрешение этой бесхитростной вроде бы задачки были вовлечены и другие работники министерства. Но окончательное решение принял, как и положено, Алексей Кудрин, - как мне сообщили, он сказал: "Эти цифры прессе не следует давать".
Я не раз с пользой для газеты и ее читателей встречался с Алексеем Леонидовичем, слышал его высказывания о важности откровенного диалога властей с общественностью, необходимости говорить гражданам через прессу всю правду. Кстати, именно Кудрин возглавил в 1998 году разработку широкомасштабной "Программы экономии государственных расходов", искренне и настойчиво ратовал за сокращение не в меру разросшейся армии чиновников. И вот - на тебе... Суть даже не в том, что он накладывает "вето" на несекретную информацию для массовой газеты. Дело принципа: сторонник рыночных реформ, либеральный экономист, выходит, делит правду на "удобную" и "неудобную", открытую и "полузакрытую" для читателей? Для меня это было неожиданно и крайне огорчительно. Возможно, речь идет лишь о досадном эпизоде, но в любом случае важно, чтобы "запретительный принцип" не стал стилем общения вице-премьера с журналистами. И пресса, и власти ведь по большому счету стремятся к достижению общих целей, только функции у них разные.
Отказ руководителя Минфина, впрочем, лишь подогрел интерес к затронутой теме. Сколько же на самом деле у нас служебных легковых машин, обслуживающих чиновников? Негосударственные фирмы могут иметь сколько угодно "мерседесов", БМВ или "Волг", потому что тратят свои средства, но когда речь идет о деньгах налогоплательщиков, то контроль и гласность здесь уместны и необходимы. В Государственную инспекцию по безопасности дорожного движения я звонил без особой надежды, ибо знал, что по давнему обыкновению подобные цифры отсюда может получить очень ограниченный круг госорганизаций. Однако начальник ГИБДД генерал-лейтенант Владимир Федоров не стал скрывать эти данные от "Труда", назвав и общие цифры по стране, и количество иномарок, а также число машин, эксплуатируемых свыше пяти лет. Не потребовалось при этом ни письменных запросов, ни длительных переговоров с помощниками, референтами, отделами...
Итак, на начало нынешнего года в стране насчитывалось 581 750 государственных и муниципальных легковых машин. В том числе 36 697 иномарок. В основном это "ауди", БМВ и другие лимузины (хотя в число "иномарок" входят и 2 333 "Запорожца"). Большая часть служебного автопарка - новые машины со сроком эксплуатации до пяти лет. Один из специалистов, просивший не называть его фамилию, заметил, что в действительности чиновников обслуживает больше машин, чем официально зарегистрировано в ГИБДД: бюджетные организации нередко заключают договор на транспортное обслуживание с негосударственными фирмами, и эти автомобили не попадают в статотчетность. (Помнится, даже один из бывших федеральных министров ездил на иномарке, которая не числилась ни в одном государственном автохозяйстве.) По оценке экспертов, таких "неофициальных" машин может быть еще тысяч 30-40. Выходит, на деньги налогоплательщиков содержатся более 600 тысяч легковых автомобилей...
Персональный служебный автомобиль (наряду с другими льготами - высококлассным медицинским обслуживанием, предоставлением бесплатных или со скидками путевок в лучшие санатории и т.д.) стал у нас своего рода компенсацией чиновнику, прибавкой к его невысокой зарплате. Если отобрать все это, то аппарат управления, можно предположить, изрядно опустеет. Немного найдется квалифицированных специалистов, которые согласятся работать без этих льгот за 100-150 долларов в месяц (надо ли напоминать, что в коммерческом секторе "профи" получают раз в десять больше?). Таким образом, оплата труда в органах государственной власти и местного самоуправления в значительной мере зиждется на странном смешении, казалось бы, несовместимых принципов - бедности и расточительства.
Не честнее ли было бы включить стоимость хотя бы основных льгот в зарплату чиновников с таким расчетом, чтобы он сам оплачивал и легковой транспорт, и те же путевки?.. Ближе к практике развитых стран. В США, например, персональными служебными машинами пользуются только те, кому положена охрана. Другие чиновники или сами предпочитают быть за рулем, или нанимают машину с водителем на свои деньги... Вот парадокс: в богатых странах осуществляют и здесь режим строгой экономии, а у нас - все навыворот. Похоже, вопрос не просто назрел, а "перезрел", его надо побыстрее решить...
Посмотрим, однако, теперь, каков в России "контингент" чиновников, много ли их? На начало года, по данным Госкомстата, в органах государственной власти и местного самоуправления были заняты 1,133 миллиона человек. Это без Минобороны, МВД, других органов, обеспечивающих правопорядок и безопасность государства. Но если и прибавить численность работников этих ведомств, то все равно получается одна служебная машина на двух-трех человек. Не слишком ли много?
Теперь попробуем подсчитать, сколько же было затрачено денег на приобретение машин и во что обходится не только федеральному, но региональным, местным бюджетам содержание огромного служебного автопарка. На покупку автомобилей, как показывают расчеты, было затрачено за последние пять лет примерно 1,5 миллиарда долларов (в пересчете на стабильную американскую валюту). Немалые средства необходимы для эксплуатации машин, их ремонта, покупки запчастей. Руководитель Минтруда Александр Починок во время встречи в "Труде" назвал, ориентировочно, такие цифры: машина федерального министра обходится примерно в 75 тысяч рублей в месяц, обычный служебный министерский автомобиль - 25 тысяч. Специалисты в области транспорта подтвердили мне, что эксплуатация служебной российской легковушки как раз столько в среднем и стоит. Получается - 300 тысяч рублей в год. Содержание иномарки обходится дороже. Учитывая масштабы государственного служебного автопарка, выходит серьезная сумма - по скромным оценкам и с учетом того, что в небольших городах расценки пониже, более полутора миллиардов долларов в год. Серьезные деньги...
Не этот ли факт явился причиной "засекречивания" бюджетных данных? Журналистов, конечно, можно "отшить", но проблема же остается. Слишком дорого стране обходится "маленькая страсть" чиновников к служебной машине. Они отвыкают ездить на городском транспорте. (Говоря обо всем этом я, ей Богу, не преследую никаких "популистских" целей...). Хотелось бы все-таки узнать, что по этому поводу думает и уважаемый вице-премьер. Надеюсь, и эти темы будут затронуты в обещанном интервью для читателей "Труда".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников