10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ФРАНЦУЗСКИЙ ПЛЕН

Фокина Нина
Опубликовано 01:01 11 Августа 2000г.
"Труд" трижды за этот год возвращался к этой истории. Наш собственный корреспондент в Париже Вячеслав Прокофьев прошел вместе с бывшей актрисой МХАТа Натальей Захаровой все бюрократические инстанции, стараясь помочь ей во встрече с дочерью. 4 июля "Труд" сообщил, что мама наконец увидела свою Машу - на коротком свидании, "милостиво" разрешенном-таки детским судьей. Но это была лишь маленькая победа...

Не знаю, откуда у Наташи Захаровой еще находятся силы бороться за свою дочь. Причем бороться цивилизованно. Я бы выкрала. Я загрызла бы каждого, кто посмел отобрать у меня ребенка. Не отдала бы. Хотя понимаю, что говорю ересь. Ну, выкрала и куда я в чужой стране со своей малышкой? Пока у французского правосудия нет ни единого аргумента, по которому Наташу Захарову на законном основании можно-таки лишить материнских прав, есть надежда на восстановление справедливости. А сделай она любой шаг, продиктованный не разумом, а сугубо материнским инстинктом, не сдержись - и тогда прощай навсегда, Мария...
История нашумевшая. Но я все же напомню читателям ее фабулу. Актриса МХАТа выходит замуж за француза, спустя два года рожает дочь и еще через два года - разводится. Суд оставляет ребенка с матерью, а бывшему супругу предписывает выплачивать алименты в размере 7,5 тысячи франков, оставляя за ним право дважды в месяц брать Машеньку на субботу и воскресенье, а также проводить с ней половину каникул. Состоятельный стоматолог Патрик Уари согласно судебному решению оставляет бывшей семье квартиру в пригороде Парижа и на 17 месяцев... исчезает.
Так во всяком случае кажется матери и ребенку, поскольку за это время они не получают от него ни копейки. Или что там, во Франции? Суть не в том. У Наташи, как теперь говорят, менталитет русской женщины. Вы бы как рассудили? Бывший муж скрывается от алиментов. И вся причина. Каково же было удивление Натальи Захаровой, когда однажды их с дочерью разбудили тяжелые удары в дверь и на пороге своей квартиры она увидела бывшего супруга Патрика в сопровождении судебного исполнителя.
Оказывается, все это время муж собирал бумаги, из которых следовало: ему не дают законных свиданий с дочерью. Это явная ложь, но именно она и легла в основу судебного разбирательства, закончившегося тем, что актрису приговорили к трем месяцам тюремного заключения. К счастью, условно. К еще большему счастью, Наталье удалось доказать, что дело сфальсифицировано, и ее оправдали.
Но если бы тем и закончились неприятности... Они только брали разбег.
После первых же каникул у папы трехлетняя Маша вернулась домой в синяках и кровоподтеках. Гостившая в тот момент у Наташи подруга догадалась сделать несколько фотоснимков. Их отнесли в проявку. Побои были настолько очевидны, что работники фотолаборатории, получив готовые снимки, не могли не насторожиться и вызвали полицейских. Наталья же вообще была в шоке: дочь вела себя очень странно. Она показывала маме, что на ее глазах делали старшая дочь отца (от первого брака) со своим приятелем. Это были явные сцены секса, и Наталья вполне могла обратиться в суд: в России за подобные вещи есть статья в Уголовном кодексе - развратные действия в отношении несовершеннолетних. Во Франции, надо полагать, тоже. Но эти претензии Натальи Захаровой никто из судей не хотел принимать всерьз.
Уголовное дело против отца маленькой Марии возбудила увидевшая снимки полиция. В декабре 98-го года суд состоялся. И что решил? Кто не знает, ни за что не угадает. Забрать Машу у мамы и поместить в приют. Адвокат Натальи Марина Захарина поражается грубейшей ошибке в самой формулировке вердикта. Ребенка якобы защищают. От чего? От "семейного конфликта". В то время, как семьи давно нет - есть лишь возвращение девочки от отца, проживающего, повторяю, отдельно. А малышка - в синяках, кровоподтеках и "странном" психическом состоянии.
Что еще любопытно, судья приняла решение, не познакомившись ни с мамой, ни с Машей. Оказывается, во Франции это допускается. Как допускаются и свидания с девочкой ее отца, хотя следствие по делу об избиении продолжается. А вот маму очень скоро от дочери отлучают. Сначала под тем предлогом, что они общаются на родном языке, а требуется - на французском. Потом психиатр приюта определяет поведение матери как "захватническое" и усматривает "невменяемое" отношение к дочери. Наталья четыре раза подвергается психиатрической экспертизе, признается нормальной, любящей матерью, но ни видеться, ни даже звонить Марии ей так и не разрешают.
А время идет. По законам страны девочку из приюта перемещают в приемную семью. Зачем? Почему не маме? Что она натворила? Может, мы что-то недоговариваем?
Да, я забыла сказать: Патрик Уари платит за содержание ребенка в приюте две тысячи франков. А если бы девочка была с мамой, то его алименты, напоминаю, семь с половиной тысяч. Почувствуйте разницу. Кроме того, приюты, подобные тому, где содержалась Маша, государством не финансируются. Чем больше детей переходит на попечение социальной службы, тем больше у нее денег. Тем больше рабочих мест. Безработица Франции не нужна. Машу отдадут маме, еще одного-другого... Потерять работу боятся все.
- Это - машина, - объясняет мне адвокат Марина Захарина. - Не дай Бог попасть в нее, потому что потом не вырваться.
Но почему попали именно Наташа и Машенька? Дело случая?
Самое печальное, нет. Даже прославившемуся на всю Францию убийце Ахмеду Резала разрешено разговаривать по телефону со своей дочкой. Говорят, полицейские плачут, слушая их беседы. А Наташа и поговорить толком с дочкой не успевает. С тех пор как Маша живет в приемной семье, с мамой она виделась только раз. Спасибо суду, позволил встречаться с дочерью раз в месяц, ровно час. Вы думаете, Наташа едет "домой" к этой самой "приемной семье", знакома с людьми, которым доверена ее дочь?
Глубокая тайна! Ни имени, ни адреса приемных родителей маме не говорят. Девочку привозят (точнее, один раз привезли, а больше свиданий не было, несмотря на решение суда, потому что социальная служба до сентября на каникулах) в определенное место, и все, что успевает сделать Наташа, - это постричь ей ногти, причесать, переодеть, стереть грязь с лица. Главное, не расплакаться. Главное, хотя бы шепнуть ребенку доброе слово. На французском. Иначе присутствующие тут же работники социальной службы лишат свидания.
Господи, они что - заключенные? Мама виновата, что русская? Даже французский адвокат Наташи Захаровой признает: национальность играет роль в этой из рук вон отвратительной истории. Русской актрисе негласно показывают: это у вас в России - полное беззаконие. А французы - народ послушный. Потому что цивилизованный. И замашки ваши дикие не пройдут. Хоть обжалуйтесь!
Она в самом деле жалуется. Посол России во Франции Николай Афанасьевский направил на этот счет послание президенту Жаку Шираку. А до этого Наташа прошла какие только можно инстанции - от местных депутатов до Елисейского дворца. Непробиваемая стена! Хотя сила за Наташей уже серьезная: наш МИД, наше Министерство юстиции, многие международные общественные организации. Бесполезно! Министр юстиции Франции госпожа Гигу даже не удосужилась ответить на письмо российского коллеги Юрия Чайки. Ему "мягко" объяснили из ее канцелярии: "Наши суды независимы". В отличие, мол, от ваших.
- Независимы -от закона, - комментирует ситуацию член Московской городской коллегии адвокатов Марина Захарина.
Да, Наташа сейчас в Москве - с последней надеждой на помощь Родины. С надеждой на то, что в эту абсурдную с точки зрения здравого смысла "частную" ситуацию вмешается президент России Владимир Путин.
- Есть конвенция о правах ребенка, - продолжает Марина Захарина. - Любую статью откроем - нарушена! Ребенка заставляют забыть родной язык, отрывают от родной культуры, не позволяют носить свой нательный крестик - это ли не отлучение от религии? Элементарная норма, записанная в конвенции, - ребенок имеет право знать своих родителей и право на их заботу, - и та попирается.
- Я впервые публично высказываюсь, чтобы осудить жестокость, грубость и серьезность той несправедливости, жертвой которой стали эти мать и ребенок, вырванные без какой-либо причины друг у друга, - а это уже признание французского адвоката Константино журналу "Фигаро-магазин".- Ребенок переживает это расставание так, как будто его покинули, а психологи заверяют, что последствия на его психику и его чувства будут разрушительными и необратимыми.
"Мамочка, я хочу тебя скоро увидеть. Я тебе сделала яичко для Пасхи. Для тебя, дорогая мамочка, которую я очень люблю".
"Мамочка, я очень хочу тебя видеть, я очень тебя люблю от всего моего сердца. Я была больна, а теперь мне лучше. Я сделала красивый цветок, чтобы ты думала обо мне, мамочка любимая".
Надо ли пояснять, кто это пишет? Маша. И кому? Маме - Наталье Захаровой. Другой мамы у Маши нет. Какими же надо быть жестокосердными, чтобы продолжать издевательства над двумя любящими друг друга и ни в чем не повинными ни перед кем людьми. Сказали бы честно: мы денежку на русской девочке зарабатываем, потому и не отдаем. Хотя я не представляю, что было бы с Наташей Захаровой от такого цинизма.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников