11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РОССИЯ ВЫХОДИТ ИЗ ПЕРИОДА РЕВОЛЮЦИЙ

Строганов Юрий
Опубликовано 01:01 11 Августа 2001г.
Процесс партстроительства в последнее время стал приобретать вполне рациональные формы - вместо прежних митингово-хаотических. Президент Владимир Путин назвал создание многопартийной системы в стране одной из приоритетных задач политической реформы. В чем ее суть? С вопросами, касающимися этого процесса, корреспондент "Труда" обратился к директору Института политических исследований Сергею МАРКОВУ.

- Десять лет назад началось формирование организаций, которые я назвал бы "протопартиями". Но они оказались очень слабыми: политическая система и избирательное законодательство России оставляли для них мало пространства. Сильная демократия немыслима без сильных партий. А у нас они не выдвигают общенациональных программ развития, не мобилизуют народ для участия в общезначимых проектах, не выступают инициаторами важных государственных решений. Когда высшее руководство страны оценило эту ситуацию как бесперспективную, был взят курс на формирование сильных политических партий.
- На пресс-конференции в Кремле Владимир Путин сказал о том, что "левое" движение в России имеет будущее. Можно ли на этом основании считать, что президент считает необходимым наличие в стране сильной оппозиции?
- Президент, на мой взгляд, хочет, чтобы оппозиция консолидировалась не в медийных структурах и тем паче не внутри госаппарата, а концентрировалась в обществе и была цивилизованной.
А что касается "левых", то напомню, что президент говорил о необходимости для КПРФ выстроить деятельность с опорой на современные ценности. Коммунистам нужно искать реальный образ будущего, иначе у них нет политической перспективы. Это главная проблема "левого" спектра. КПРФ подавила все другие партии левого толка, никому не дает развиваться, в то же время и сама не развивается, не становится современной. Коммунисты получили колоссальный подарок от наших либералов, когда те провалили реформы, но они не смогли использовать это преимущество. Если бы у них была разумная программа, за ними бы пошли 70 процентов населения, как это случилось, например, в Молдавии. А между тем России нужна мощная левая партия, которая создавала бы "левый вариант" проекта реформ.
- Может, у нас "левые" какие-то не такие? Вон в Австрии они у власти, там на первомайских демонстрациях даже серп и молот носят, а страна живет в условиях "развитого капитализма". И вообще: помогите читателю разобраться, кто такие "левые", "правые", "центристы" в условиях России.
- Понимание, что такое "левые", мы взяли из Европы. В XIX веке под "левыми" понимали прежде всего революционеров и сторонников тех, кто боролся против монархии и слишком большой роли Церкви в обществе. В XX веке европейские "левые" пришли с идеей "социализации" дикого капитализма. Они выступали за больничные листы, бесплатное среднее образование для всех, уменьшение рабочего дня, увеличение оплачиваемого отпуска, за пособия по безработице, коллективные договоры, всеобщее избирательное право. В России же "левые" иные. Для них главной проблемой всегда была задача выбора исторического пути развития: по западному образцу развиваться или по какому-то своему. Поэтому у нас и партии делятся немного по другому принципу. У нас нет традиционных "левых" или "правых". Главное, в конечном счете, различие - между "западниками" и "почвенниками". И "левыми" наших "левых" называют по недоразумению. У наших коммунистов половина признаков европейских "левых", половина - "правых". В Европе разделение четкое: за капитализм или за права наемных работников. А у нас Компартия считается "левой", потому что избрала антизападный путь развития. От классических коммунистов у них почти ничего и не осталось. КПРФ - это советские консерваторы.
Наши коммунисты признают вечные ценности - совесть, справедливость, душевное спокойствие, поиски Бога, но считают, что деньги для русских не так много значат. Более точное, научное, название наших "левых" - национальные социалисты. У них и в программе экономическим вопросам уделено очень мало внимания. У "правых" же, напротив, доминирует экономика.
- Ну а кто такие они, наши "правые"?
- Сначала "правыми" в России называли наиболее радикальных антикоммунистов. Но сейчас у них появились различные направления. Есть, например, западники, но и они делятся на две части. Западная модель развития - это рынок плюс демократия, понятая как права человека. Одни, например "Яблоко", считают, что главное - это демократия. Другие, то есть "Союз правых сил", что это - рынок. Сейчас возникла новая сильная национальная правая сила, для которой базовыми ценностями являются семья, мораль, собственность и закон. Я имею в виду "Единство", на основе которого и делается попытка построить новую правую партию.
- А я был уверен, что "Единство", которое объединяется с "Отечеством", - это "центристы".
- Знаете, почему их называют "центристами"? Потому что это не идеологические партии, а "партии власти". В данном случае слово "центризм" является синонимом слова "деидеологизация".
- Может ли у "Единства" отсутствовать идеология, если это партия власти, а в действиях президента, направленных на укрепление страны, очевидна государственническая идеология?
- В действиях президента - да. Был первичный период, который не являлся идеологическим. Нужно было, чтобы заработали структуры. После воссоздания управляемости в стране начались реформы. На смену ельцинской анархической демократии пришла демократия управляемая. Началась реализация экономической политики, которой до Путина не существовало. На мой взгляд, идеология Путина - это сочетание социального консерватизма и экономического либерализма, то есть он является сторонником морали, Бога, совести, долга, закона, либеральных экономических преобразований. Главное для этой идеологии во внешней политике - жесткое отстаивание национальных интересов.
А "Единство" возникло для решения тактических задач и помогало президенту в укреплении вертикали власти, из тактических соображений вступало в союз с "левыми", потом с "правыми" - для развертывания экономических реформ, и сейчас наступил третий этап его существования, когда действительно нужна идеология, чтобы стать стабильной партией. И она, несомненно, появится и будет, скорее всего, такой же, как идеология Путина.
- Ваши слова о том, что формирование сильных партий ведет к стабильности в обществе, - обнадеживают. Я к тому, что некоторые политологи, наоборот, прогнозируют на осень социально-политические катаклизмы...
- Думаю, Россия выходит из периода революций, и катаклизмы нам больше не грозят. Но наивно полагать, что экономический рост приведет к политическому спокойствию. Одни проблемы будут решены - возникнут другие. Экономический рост постепенно погасит конфликт между западниками и сторонниками "особого пути" развития, но приведет к нарастанию конфликта между крупным капиталом и наемными рабочими. Это будет означать, что Россия европеизируется.
- Из ваших слов о медийных структурах вытекает вопрос: не является ли недавний конфликт вокруг НТВ проявлением конфликта, связанного с политической реформой?
- Да, в России мощные медиа-холдинги играли во многом роль политических партий. Это была явно нездоровая ситуация. Хотя бы по той простой причине, что партия зависит от народа значительно больше, чем медийные холдинги. Медийная демократия - демократия нестабильности.
- Могла ли быть в том конфликте идеологическая составляющая?
- Если смотреть со стороны закона, то, конечно, это был хозяйственный спор, который одна из сторон пыталась всячески политизировать. Политически это была борьба между сторонниками управляемой демократии, опирающимися на поддержку большинства в обществе (Кремль), и сторонниками управляемой демократии, опирающимися на медийно-олигархические группировки. А идеологически шла борьба между приверженцами политической стабильности в России, возвращения страны к нормальным правилам, к тому, что государство должно зависеть от всего народа, а не от олигархов, - и сторонниками "олигархического капитализма". Это борьба будущего и прошлого.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников