09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

11 СЕНТЯБРЯ: ОСТАНОВИТЬСЯ, ОГЛЯНУТЬСЯ

Сиснёв Виссарион
Опубликовано 01:01 11 Сентября 2002г.
Этот день - 11 сентября прошлого года - стал поворотным. Мир непосредственно, с потрясающей наглядностью столкнулся с явлением, которое угрожает всем странам, каждому человеку на планете. Гораздо раньше испытали на себе безмерную жестокость терроризма россияне, однако взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске мир не воспринял с такой тревогой и болью, как происшедшее позже в США. А вот Россия раньше других поняла боль американцев.

Как живет сегодня Америка, год назад испытавшая шок? Если не жить среди американцев постоянно, а просто оказаться здесь наездом, можно подумать, что, собственно, ничего и не изменилось со времен вашего последнего визита, скажем, года два назад.
Ну стало заметно больше звездно-полосатых флагов и флажков на домах и на автомашинах - как будто праздник какой-то, а в остальном все как было. Идет поток чисто вымытых машин, в них сидят нарядные, улыбающиеся люди. В магазинах столько народа, как если бы они работали последний день. Кинотеатры, концерты, "Макдоналдсы" - несмотря на всю антигамбургерную пропаганду - полны публики. Жизнь идет...
Но если общаешься, хотя бы на бытовом уровне, с теми, кого знал и год, и два, и три назад, видишь, что люди, их манера поведения сейчас совсем иная. Да вот просто в лифте попутчики, которые прежде ограничивались лаконичным "Хай!" или "Хеллоу!" сейчас стараются найти общую тему, даже если не знакомы по имени. В зале на первом этаже домовые общественники стараются под тем или иным предлогом свести вместе побольше жильцов, перезнакомить их, а по возможности, и подружить. А ведь люди могли годами жить в соседних квартирах и ограничиваться кивками при встрече.
Ошарашившая всех нормальных людей трагедия 11 сентября 2001 года, насколько мне это видно, не озлобила, не разобщила их, а, наоборот, сделала добрее, внимательнее друг к другу. Беда очень и очень многих заставила задуматься над тем, что, как это сформулировал Лев Толстой, "жизнь прекрасна, но мы живем не так". А "так" - это, в частности, значит лучше знать тех, кто тебя окружает, если нужно, помочь им. Что, кстати, когда-то было в американских традициях, утрачивавшихся по мере усиления "крысиной гонки" за материальным успехом.
Мне довелось присутствовать в одной из местных церквей, где пастор читал проповедь именно об этом и заключил буквально теми словами, которые впервые произнес еще в начале прошлого века благородный русский врач-благотворитель: жизнь коротка, спешите делать добро. Наивно ожидать, что все американцы под влиянием потрясения перекуются в ангелов, но что не вызывает сомнения - впервые за многие десятилетия многие люди как бы сделали паузу и задумались, правильно ли они жили до сих пор, избрав своей главной целью золотого тельца. Недаром публицисты и политики рассуждают о стремлении сограждан вернуться к "моральным ценностям праотцов".
Но потери велики. И это не только три с лишним тысячи жизней. Одна моя давняя знакомая, специалист по связям с общественностью, немало поработавшая за рубежом, сказала, что лично ее больнее всего ударяет, когда даже в дружественных странах говорят, будто США сами виноваты, сами навлекли на себя "гнев обездоленных". "В чем же мы виноваты? В том, что помогаем чуть ли не всем странам мира?" И еще она призналась, что хочет на оставшееся до пенсии время перевестись на работу в какое-то другое место: "В Вашингтоне стало страшно жить, если будет еще удар, то, скорее всего, по столице..."
Это, конечно, субъективное ощущение, нового удара можно ждать где угодно. Отсюда - многочасовое оформление на посадку в самолет, прохождение досмотра без обуви и головных уборов, проверка документов там, где их прежде не проверяли, анонимная вооруженная охрана в салонах авиалайнеров, нежелание многих вообще пользоваться воздушным транспортом.
Так что же все-таки означает для нации трагедия прошлого года? Что она изменила в общественном сознании? Здешний мой коллега, известный публицист Кларенс Пейдж, чья колонка печатается одновременно в десятках газет, так ответил на эти вопросы:
- Что изменилось? Мы лишились иллюзий. Иллюзий насчет нашей неуязвимости. Когда нью-йоркские башни-близнецы превратились в развалины, "как разбитое сердце", по выражению женщины-поэтессы, между прочим, американки палестинского происхождения, то же самое произошло и с нашим чувством защищенности. Исчезла иллюзия о нашей изолированности от мира после окончания "холодной войны". Внезапно нас, американцев, заставили осознать, что наше военное превосходство, экономическая мощь, культура и то, что мы вообще симпатичные ребята, - все это не только нас не защитит, но и, наоборот, делает нас привлекательной мишенью для опасных сил, существующих в этом мире. Взорвана иллюзия о нашей исключительности, о том, что терроризм "большой лиги" - это проблема других стран, а нас она не касается. Но я надеюсь также, что развеяна и иллюзия о том, что родившиеся после мировой войны поколения американцев выросли слишком мягкотелыми, чтобы противостоять кризису с тем же мужеством, как предыдущие поколения противостояли "великой депрессии" и Гитлеру с его союзниками. И еще. Массовая смерть в торговом центре, в Пентагоне и в рухнувшем на пенсильванскую землю лайнере смела иллюзию о том, что в жизни все можно отложить на потом. Мы теперь знаем: нельзя откладывать на завтра проявление любви к тому, к кому ты можешь проявить ее сегодня.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников