07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕДНИЙ ПОХОД РАКЕТОНОСЦА

Ищенко Сергей
Опубликовано 01:01 11 Октября 2001г.
Вчера около 15 часов окончательно завершена операция по подъему со дна Баренцева моря затонувшего в прошлом году атомного подводного ракетного крейсера "Курск". С предельной осторожностью корабли охранения и суда обеспечения, а главное - голландская баржа "Гигант-4", доставили погибшую субмарину на рейд губы Белокаменная в Кольском заливе. Напротив - судоремонтный завод в поселке Росляково, где через несколько дней начнется осмотр и утилизация атомохода.

Бригада из 37 военных прокуроров под руководством заместителя начальника следственного управления ГВП полковника юстиции Андрея Майорова давно дожидается в Североморске момента, когда можно будет приступить к детальному осмотру корабля. Никто, и это подчеркивается особо, раньше следователей не отдраит ни одного люка и не шагнет раньше них в страшные недра мертвого крейсера. Значит, командование флота, даже если бы его кто-то и посмел бы заподозрить в таких кощунственных намерениях, не сумеет скрыть ничего из того, что способно пролить хоть малейший свет на причины гибели "Курска". Чтобы во время работы следственной бригады на "Курск" не проник кто-нибудь еще, каждому юристу даже сшили по специальной черной жилетке на молнии с надписью на спине "военная прокуратура". Описано, задокументировано будет все: показания приборов, датчиков, положения любых предметов в отсеках. Ну и, конечно, тела подводников. Прошлой осенью удалось поднять, опознать и по-людски похоронить 12. Всех - из кормового, 9-го, отсека. Из записки, которую обнаружили тогда у капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова, принявшего на себя командование оставшимися в живых и собравшимися в 9-м отсеке членами экипажа, известно, что там было 23 моряка, а всего на крейсере - 118 человек. Следовательно, как минимум 11 тел предстоит искать именно там, в корме. Оттуда скорее всего, рассказал полковник юстиции Майоров, военные прокуроры и начнут осмотр "Курска".
Словом, все, что возможно в Росляково сделать для разгадки причин катастрофы, будет, судя по всему, сделано. Наверное, полученные данные помогут понять важные детали. Однако почти никто не верит, что и после тщательного обследования поднятого на свет Божий крейсера удастся выяснить все до конца. Шансов было бы больше, если бы удалось столь же внимательно осмотреть первый отсек, где и случились два гибельных взрыва. Но он, разваленный до основания, отрезан от корпуса и остался лежать там, откуда буксиры увели уцелевшую часть субмарины. Первый отсек решено поднимать фрагментами в будущем году. Однако нет уверенности, что и тогда ученые и конструкторы поймут, что случилось. Слишком велики разрушения.
Вот строки из служебного документа, составленного на Северном флоте после осмотра первого отсека водолазами: "...Район размещения торпедных аппаратов и стеллажей с торпедами полностью разрушен. По левому борту на грунте обнаружены казенные части двух торпедных аппаратов без крышки и с крышкой, вогнутой внутрь трубы ТА (торпедного аппарата. - Ред). Полотно переборки между первым и вторым отсеками отсутствует". Во втором отсеке "наблюдается хаотичное нагромождение обломков конструкций и фрагментов оборудования, трубопроводов и кабелей... при осмотре второго отсеками обнаружены фрагменты, перемещенные взрывом из первого отсека, - цепи, фундамент стеллажа и фрагмент устройства заряжания торпед". А все вместе это означает, что самого большого на "Курске" торпедного отсека практически уже нет. Поэтому и в его обломках вряд ли содержится много информации для инспекторов.
Тем не менее командованием ВМФ России принято решение, что надо использовать любой шанс и даже этот металлический хаос сохранить в целостности до будущего подъема на поверхность. А значит, еще минимум год кораблям Северного флота, сменяя один другого, предстоит неусыпно охранять район гибели "Курска" от непрошеных визитеров.
Пока же эпицентр тревоги и сомнений, связанных с аварийным атомоходом, переместился в поселок Росляково, на траверзе которого под днищем баржи "Гигант-4" ждет сейчас заводки в док убитый крейсер. В росляковской школе и в детском садике стало ощутимо меньше детей. Некоторые родители от греха подальше отправили своих чад к бабушкам и дедушкам. На здании Дома культуры, стоящего у самого шоссе Мурманск - Североморск, вывешено большое электронное табло, ежеминутно сообщающее всем желающим о безопасности радиационного фона в поселке.
В реакторах-то "Курска" сегодня вряд ли кто сомневается. Они надежно заглушены. Однако рядом, во втором, третьем и четвертом отсеках подлодки, - 24 шахты с крылатыми ракетами П-700 "Гранит". 23 ракеты со штатными боевыми частями, снаряженными обычным (неядерным) взрывчатым веществом. Еще одна, практическая, предназначена для учебных стрельб и потому вовсе без взрывчатки. Что стало с ними при тех катастрофических взрывах, деформировавших даже прочный корпус крейсера до самой кормы? Правда, подводные исследования показали, что крышки ракетных контейнеров не разрушены, незначительно повреждены только прикрывающие их носовые наружные щиты с обоих бортов. Скорее всего, уцелели ракетные двигатели, по крайней мере, утечки керосина из них не зафиксировано. Но в каком состоянии сами ракеты, с несколькими сотнями взрывчатки на каждой? Рванет хоть одна ракета - что станет с реакторами?
Вот об этом сегодня тревожно шепчутся на кухнях и на улицах росляковцы. Командование остроту ситуации при выгрузке "Гранитов" в доке понимает. Более того, командующий Северным флотом Вячеслав Попов честно признался, что погрузка и выгрузка ракет даже в обычной ситуации - дело всегда опасное. А тут - и вовсе. Поэтому подойдут к этому делу моряки со всей тщательностью. На "Севмаше" в Северодвинске, где строился "Курск", уже сформирована бригада из самых опытных инженеров и рабочих, которым и доверят "разминировать" крейсер перед утилизацией.
В общем, поскольку стоять "Курску" в росляковском доке придется не меньше трех месяцев, внимание прессы к этому безвестному доселе для России поселку обеспечено до самого нового года. Оно, это внимание, доставляет военным и администрации уйму хлопот. Прилегающий к заводу район закрыт для посторонних: мышь не проскочет, утверждают в милиции и ФСБ. Попытались было тайными тропами среди заснеженных сопок прокрасться, как партизаны, в Росляково китайские и французские журналисты, однако были схвачены и выдворены подальше от наших тайн. В пресс-центре рассказывают, что один рисковый наш коллега за немалые деньги уговорил местного таксиста провезти его поближе к доку ПД-50 в багажнике автомобиля. Вроде бы получилось. Но после непродолжительных бесед с росляковцами на улице пришлось ему быстренько уматывать восвояси.
Было бы, наверное, куда проще и логичнее позволить аккредитованным журналистам из популярных изданий в организованном порядке наезжать иногда в поселок и на расположенный в нем судоремонтный завод. Но эта простая мысль почему-то никому из ответственных лиц в Москве и Мурманске не приходит в голову.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников