04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕДЕТСКОЕ ДЕТСКОЕ

Рычкова Ольга
Опубликовано 01:01 11 Октября 2006г.
Вряд ли кто-то будет спорить, что книги для детей и про детей - не одно и то же. Воспоминания пожилых людей о своем нежном возрасте, предназначенные "племени младому, незнакомому", часто оказываются интересны только сверстникам авторов. А свифтовский "Гулливер", написанный для взрослых, напротив, давно стал детской классикой. Впрочем, все взрослые - бывшие дети.

УЗБЕКСКИЙ ВАВИЛОН
Данью ушедшему детству является роман "На солнечной стороне улицы", написанный писательницей Диной Рубиной, живущей в Израиле. Вместе с лирической героиней читатель отправляется в военный и послевоенный Ташкент - город, который, подобно Вавилону, соединяет несоединимое. Перед нами проходит череда бывших дворян и зэков, городских сумасшедших и нищих алкашей, базарных торговок и старух в паранджах, которых не пускают в трамвай как "представительниц средневекового мракобесия"... Воспоминания от первого лица чередуются с историей молодой художницы Веры Щегловой и ее матери Кати - двух близких людей, ставших смертельными врагами.
"Я ныряльщик, спасатель... Уходит под воду океана времен мой город, со всеми моими людьми, деревьями, улицами, домами... - так корабль погружается в пучину, со всеми своими пассажирами; и только мне одной дано извлечь из глубины несколько эпизодов минувшей жизни, несколько лиц, несколько сценок, предметов... Увы, мои силы не беспредельны. Я ныряю и ныряю, с каждым разом все глубже... Все холоднее и опаснее воды моей памяти, - однако снова и снова я стараюсь достичь самого дна - искатель черного жемчуга... Зажмурив глаза, я хватаю все, что под руку подвернется, не выбирая и не сортируя улов, а просто ныряя и ныряя из последних сил, все тяжелее всплывая на поверхность с очередным обломком сладостной Атлантиды: еще лицо, еще сценка; вот - блеск виноградных листьев на беседке во дворе моего дяди, вот - красная с золотом бархатная жилетка упавшего с неимоверной высоты канатоходца на празднике Навруз..."
Книга не является шедевром - просто хорошая беллетристика. Но и это, видимо, немало: погружение в воды памяти принесло Дине Рубиной свой "улов". В нынешнем году роман вошел в "шорт-лист" двух престижных премий - "Ясная Поляна" имени Л.Н. Толстого и "Русский Букер".
ГЛАЗА НАРАСПАШКУ
Александр Яковлев стал лауреатом "Ясной Поляны" в 2005 году за цикл рассказов "Осенняя женщина". В недавно изданный сборник "Купание в Красном Коне" вошли циклы рассказов "Снимки на память", "Шалуны", повести "Купание в Красном Коне", "Без запасных носков", "Домашние люди", "Поверьте, где-то есть тайга" и другие.
Главные герои этой прозы - дети, хотя детской ее не назовешь. "Ребенок едва ли не самый почетный персонаж яковлевской прозы", - отмечает в предисловии критик Павел Басинский. Но отношение писателя к своим героям - это не привычное для многих снисхождение всезнающего взрослого к несмышленышам. Яковлев настолько увлечен "детским миром", что чувствует себя на равных и с шестилетней Асей из рассказа "Такая рассудительная девочка", и с деревенским пацаном Юркой из повести "Купание в Красном Коне". Кстати, никакой ошибки или путаницы, как может показаться на первый взгляд, в названии повести и книги нет. Красный Конь - это речка в Тульской области, не выдуманная, настоящая. И Юрка самый настоящий: Яковлев записывал его фантазии и истории - "как летописец, как Эккерман возле Гете".
А потом этот Юрка слушает уже написанные рассказы про самого себя: "Он слушает молча, не перебивает, даже не вертит в руках любимую рулетку.
- Только все это неправда, - говорит он, когда я замолкаю...
Я на секунду задумываюсь.
- Послушай, - говорю я. - Ты же умный парень. Имею я право чуть придумать? Ведь так же интереснее, правда?
- Но ведь неправда! - возмущенно возражает он.
И мы расстаемся на время, очень недовольные друг другом".
Но и взрослые персонажи сохраняют "детскость" и смотрят на мир удивленными, широко распахнутыми глазами. "Господи, какие же мы маленькие в мире Твоем!" - вот лейтмотив прозы Яковлева.
"ЛЕГОНЬКО" О ТРУДНОМ
"Детская тема" представлена и в бестселлере британского журналиста, а теперь и писателя Тони Парсонса "Man and wife" - "Муж и жена". Это история непростых взаимоотношений разведенного мужчины с семилетним Пэтом - сыном от первого брака, второй женой Сид и ее дочерью Пегги. Отец и сын встречаются по воскресеньям, и герой чувствует, как Пэт отдаляется от него: "Между нами выросли стены, причем это были стены его нового дома... Пройдет еще несколько лет, и получится, что он проведет большую часть своей жизни вдали от меня... Мой отец всегда считал, что самое ужасное на свете - быть плохим родителем для своего ребенка. Но, оказывается, есть кое-что и похуже. Быть для своего ребенка чужим".
Реклама величает роман "мужским ответом на "Дневник Бриджит Джонс", но герой ведет себя, скорее, не по-мужски, а по-детски. Обидчив, капризен, непоследователен. Разрушив первую семью из-за своей измены, сразу после новой свадьбы мечется от женщины к женщине (правда, платонически). Ему за тридцать, а он не способен отвечать за себя самого, что уж говорить о сыне? "Я плакал пять раз и смеялся громче четверых" - такой отзыв газеты Daily News украшает обложку. Ни бурных рыданий, ни гомерического хохота у меня книга не вызвала. Да, проблемы в ней поднимаются серьезные - хотя, скорее, приподнимаются. Автор "скользит по поверхности": чуть иронии, капелька философии... И язык соответствующий - "легонький", как выражался герой "Служебного романа", напоминающий средние голливудские фильмы. В итоге нравственные мучения персонажей кажутся не слишком мучительными. Поэтому, читая на той же обложке, что о книге "говорят, о ней спорят, ее цитируют", остается в энный раз согласиться: реклама - великая вещь!
Благодарим за предоставленные книги Торговый Дом книги "Москва" (ул. Тверская, 8).


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников