Наши легкоатлеты в одиночку сражаются на мировой арене

Илья Иванюк и Михаил Акименко дали бой мировому лидеру Мутазу Баршиму. Фото: © VEGARD WIVESTAD GRÃÜ.TT via www., globallookpress.com

Прыжки в высоту всегда были «нашей» дисциплиной в легкой атлетике


Чемпионат мира по легкой атлетике в Дохе ушел в историю. Российским поклонникам «королевы спорта» он принес вспышки радости по поводу блистательных выступлений наших немногочисленных звезд, горькое чувство неполноценности на фоне других легкоатлетов, кутавшихся в национальные флаги и певших национальные гимны. И тревожное ожидание: что ждет российский спорт после очередных разбирательств в текущем октябре? Поделиться ощущениями мы попросили заслуженного тренера Евгения ЗАГОРУЛЬКО, с чьим именем связаны большие победы наших прыгунов на протяжении более 40 лет.

Вообще-то прыжки в высоту всегда были «нашей» дисциплиной в легкой атлетике. И в советское время, и после распада Союза российские прыгуны разных поколений завоевывали не менее половины золотых медалей на крупнейших турнирах «королевы спорта». Вот и на завершившемся в Дохе чемпионате мира оба россиянина — Илья Иванюк и Михаил Акименко — были близки к победе. Они взяли высоту 2,35 с первой попытки, а мировой лидер последних лет катарец Мутаз Баршим сбил планку. И многие в этот момент уверовали, что золото из прыжкового сектора уедет в Россию. И лишь запредельный настрой и, конечно, уникальный талант катарского прыгуна помогли ему вырвать победу у россиян, оставшихся на второй и третьей ступеньках пьедестала.

— Евгений Петрович, телевизионщики всего мира любят демонстрировать крупным планом, как вы с трибуны подсказываете своим подопечным. Почему мы сейчас вас не увидели?

— У меня возникли проблемы с загранпаспортом. В мое отсутствие Илье Иванюку делал подсказки с трибуны тренер Александр Мухин, а Мише Акименко — менеджер Павел Воронков. Главное — я доволен итоговым результатом в прыжковом секторе. Если бы кто-то из россиян сейчас завоевал золотую медаль, боюсь, стадион в Дохе рухнул бы от эмоций — настолько горячо арабы ждали победы Баршима.

— Многие легкоатлеты и журналисты бурно обсуждают неприемлемые условия, в которые попали в Катаре участники чемпионата.

— На такие крупные соревнования люди приезжают с разными целями. Одни бьются за медали, а другие выискивают дерьмо. Все участники пребывали в одинаковых условиях. Они не фонтан, но в новейшей истории легкой атлетики бывало и похуже. Спортсмены ведь приехали в Доху не на месяц. Скромный выбор питания и не слишком удобный номер гостиницы? За два-три дня это не отразится на результатах. И нечего кивать на какое-то негативное отношение к россиянам. В нашем секторе прыгуны из разных стран и их тренеры проявляют абсолютное дружелюбие. Мутаз Баршим после соревнований приехал в гостиницу к Илье и Мише с подарками. Не застав их, передал сувениры через члена российской делегации. К Иванюку также после пресс-конференции подходил важный местный шейх, благодарил за отличное выступление и высокие результаты. И за то, что наши ребята позволили Баршиму стать чемпионом на глазах родной публики. От себя добавлю, что катарец является феноменально талантливым прыгуном и очень порядочным, доброжелательным человеком.

— Еще раз удивил Иванюк. Уже давно нам говорили, что пришла эра двухметровых прыгунов, а тут обычный парень...

— Да, у Ильи рост — 1,79. У меня когда-то тренировался Александр Котович с ростом 1,80, он прыгнул на 2,38. Можно вспомнить американца Франклина Джекобса (1,73), прыгавшего на 59 см выше своего роста, как и швед Стефан Хольм с его ростом 1,81. Конечно, добраться до уровня сборной России может только человек большого таланта. Но далее уже все зависит от того, как ты воспринимаешь указания тренера и насколько добросовестно работаешь. Иванюк — умный, серьезный человек. На его уровне все зависит от мотивации. Яркий пример тому — Маша Ласицкене, которая при всем своем обилии успехов не утрачивает стремления к совершенству и к победе на каждом турнире.

— Сколько времени дадите прыгунам на отдых?

— Отпуск у них начнется в конце августа 2020 года. А сейчас 14 октября мы едем в Кисловодск на тренировочные сборы. Оттуда — в Сочи.

— На Игры в Рио-2016 из российских легкоатлетов пустили только Клишину, тренировавшуюся в США. Учитывая ее опыт, как-то собираетесь подстраховаться?

— Мы, тренеры, в этом деле никак не можем подстраховать своих воспитанников. У нас другие задачи и другие возможности. Есть на соответствующих должностях люди, которые должны обеспечить участие на Олимпиаде тех спортсменов, которые никак не причастны к допинг-скандалам. И еще у меня большие претензии к журналистам, особенно к российским. Вместо того чтобы наших защищать и создавать им позитивный имидж, они сеют боль и тревогу. Вчера одним глазом посматривал в телевизор, где был включен спортивный канал. Весь вечер на арене — футболисты, чьи имена и достижения ничего не значат на серьезном уровне. А нам талдычат, какие у них дома, машины... А вот про наших легкоатлетов, которые в одиночку сражаются на мировой арене и завоевывают медали, российские СМИ рассказывают совсем скудно.



В Минздраве сообщили об исследованиях по использованию марихуаны в лечебных целях. Как вы относитесь к такой идее?