06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ: ПО ВОЗМОЖНОСТИ - БЕЗ ВРАНЬЯ

Славуцкий Александр
Опубликовано 01:01 11 Ноября 2003г.
Телеканал Россия запустил в эфир амбициозный проект - 100-серийную документальную эпопею "Исторические хроники". Об этой работе "Труду" рассказывает ведущий проекта Николай Сванидзе.

- Новый цикл исторических фильмов - своеобразный "чес" по всей российской истории XX века. Каждая из ста серий посвящена одному году. Мы старались, чтобы было интересно, ну и, по возможности, - без вранья. Идея фильма появилась года полтора назад, но долгое время мы находились в процессе поиска формы и топтались на месте. В полнокровном ритме работа идет уже месяца четыре. Сейчас полностью готово к эфиру серий восемь и где-то около десяти с лишним - в разной стадии подготовки.
- Какими источниками вы пользуетесь?
- Многие материалы взяты из мемуаров, кинохроники, архивных документов... Таким образом воссоздаются различные реалии эпохи: политические, светские, бытовые... Например, когда в архиве доснимали фильм по Блоку, то нашли уникальную записку Каменева Молотову с сокращениями: "Ст. Мол. Лен". Это очень интересный документ, связанный с бюрократической волокитой вокруг Блока, когда он на последних неделях своей жизни хотел выехать в Финляндию. За поэта хлопотал Горький, а Ленин в прошении отказывал.
- Вы сами сидите в библиотеках?
- В библиотеках не сижу, врать не буду, но в течение нескольких месяцев очень активно читаю мемуары. У нас есть команда, которая работает над сбором и подготовкой документов. Какие-то вопросы мы решаем с Олегом Борисовичем Добродеевым, который оканчивал исторический факультет и, кажется, прочитал все мемуары, которые только есть на свете.
- Но при этом именно вы являетесь основным автором цикла?
- Нет. У каждой серии есть свой сценарий, который готовит группа людей, пишущих "болванки". На последнем этапе к ним подключаются шеф-редактор передачи "Зеркало" и, по совместительству, моя жена Марина Жукова - профессиональный историк. Она доводит сценарии до кондиции, после ее работы я вношу какую-то косметическую правку. Помимо основного состава, к работе над каждой серией мы подключаем различных экспертов: писателей, политиков, музыкантов...
- В центре каждого выпуска "Хроник" находится какой-то исторический персонаж. По какому принципу выбирается "имя года"?
- Я делаю это совершенно субъективно, исходя из собственных пристрастий и предпочтений. Часто к этому имеются весомые поводы. Например, Чехов - центральная фигура фильма о 1904 годе, потому что он в том году умер, Блок - в 1906-м написал "Незнакомку", Витте - в 1905-м был премьер министром...
- Думаю, многие телезрители были поражены, узнав из фильма о 1902 годе, что Ленин до революции жил по украденным документам. Это ваше открытие?
- Нет. Этот факт известен уже давно. Наверное, открытия в фильме будут, но пока я на лавры первооткрывателя исторических фактов не претендую.
- А что при работе над фильмом для вас самого стало открытием?
- Раньше я не мог понять, почему Савва Морозов - талантливый и образованный человек, богатый купец - помогал революционерам. Но теперь, как мне кажется, я сумел в этом разобраться. Дело в том настрое "левизны", который царил в умах тогдашней интеллигенции, в общей атмосфере неприятия всего, что идет от власти. Между прочим, нам это сейчас близко и знакомо. Интересно было работать над серией про Евно Азефа - фигурой очень загадочной. Никто толком не знает, кем он был на самом деле. Мы пришли к выводу, что Азеф не был двойным агентом. Он, талантливый агент полицейского департамента, как каждый разведчик, оказавшись в логове врага, будь то террористическое крыло эсеров или Берлин во время войны, вынужден был работать и на тех людей, форму которых он носил. И Азеф, который имел открытый доступ к кассе эсеров, в какой-то момент начал задумываться, а не выгоднее ли ему будет остаться в роли только партийного лидера. Этот пример актуален и по сей день. Мы знаем немало людей (я не буду называть имен), которые были засланы в политическую тусовку правоохранительными структурами с какой-то определенной целью. Но, сделав карьеру, эти люди порвали со своим спецслужбистским прошлым и превратились в политических лидеров...
Часто исторические личности воспринимаются нами как коллекция памятников, отлитых из бронзы, но в жизни они были людьми сложными и противоречивыми. Например, сейчас мы снимаем фильм про Льва Толстого, жизнь которого, известная нам по учебникам и биографическим очеркам, представляется выверенной и правильной. Но когда вникаешь в документы, то понимаешь, какой это был противоречивый, малосимпатичный и гениальный человек одновременно. За два предстоящих года работы, надеюсь, нам удастся создать проект, в котором исторический процесс в России будет представлен как нечто непрерывное, а не разрубленное на фрагменты: дореволюционный, послереволюционный, довоенный, послевоенный...
- Еще Макиавелли сформулировал мысль "Кто владеет прошлым, обладает будущим", а политики поняли, каким бесценным материалом для них является история. Вы выходите на государственном канале. Злые языки могут сказать, что этот сериал, идущий накануне выборов, является не свободным историческим исследованием, а лишь отработкой политической задачи, стоящей перед каналом...
- До парламентских выборов выйдет с десяток серий, до президентских - еще штук восемь. Мы только успеем дойти до революции 1917 года, а это совсем небольшая часть проекта. Вы хотите сказать, что, рассказывая о Савве Морозове или Азефе, я могу каким-либо образом поддержать правительство Михаила Касьянова?
- Расставляя акценты определенным образом, это, наверное, не исключено...
- Вы открываете передо мной новые горизонты, надо будет об этом подумать. А если серьезно, такая задача передо мной не ставилась. Никто из Кремля или правительства мне не звонит и не говорит, что вот хорошо бы этого человека зажать, а того, наоборот, приподнять. Такие разговоры со мной не ведутся уже лет десять. Также никакого давления не оказывается и со стороны руководства канала. Конечно, я живой человек, и у меня есть своя система взглядов, в том числе и политических. И косвенно, через мою работу это, конечно, ощущается.
- Работа над исторической программой, наверное, отнимает у вас массу времени. Не приведет ли это к закрытию вашей программы "Зеркало"?
- Нет, "Зеркало" не закроется, передача будет выходить и дальше. Правда, на время предвыборных баталий мы, очевидно, перейдем в режим дискуссий.
- Как ваш сериал отвечает на один из главных вопросов многих исторических дискуссий: кем создается история - отдельными яркими личностями или народными массами?
- Истина находится где-то посредине. Разве Советский Союз разрушили три мужика, собравшиеся в Беловежской пуще? И если б не они, мы бы до сих пор жили в СССР? Чушь несусветная! Не все зависит от личностей, но личности делают историю яркой и интересной. Если попробовать восстановить исторический процесс как серый поток "целесообразности", "социально-экономических изменений", то это будет тоска зеленая. Если только этому учат в школе, то понятно, почему дети не любят историю.
- Писатель Виктор Пелевин недавно сказал, что для нормальной и стабильной жизни необходимо, чтобы у власти находились серые исполнители-чиновники, а не яркие личности, которые, как, скажем, Иван Грозный, Петр I или Сталин, не только укрепляют страну, но и разрушают ее. Вы с этим согласны?
- Если это страна с отработанными экономическими и демократическими институтами, которые функционируют как хорошо налаженный механизм, тогда управлять ею, вероятно, может кто угодно. А применительно к России нам достаточно много предстоит сделать, чтобы дойти до того состояния, когда мы сможем себе позволить серых людей у власти. Ну а что до Грозного со Сталиным, то и неяркие личности тоже много чего понатворили. Вспомним Смутное время, революции при Николае II или застой при Брежневе.
- А как вы смотрите на политическую ситуацию в современной России?
- Мне кажется, что сегодня ситуация в значительной степени устаканилась. В этом есть свои минусы и свои плюсы. Плюсы заключаются в том, что у большинства людей нет тех негативных эмоций, которые были в 1993 и даже 1996 годах. Минусы - в том, что власть может успокоиться и, укрывшись шерстяным пледом, начать спокойно подремывать.
- Не кажется ли вам, что зритель стал терять интерес к политической аналитике на телевидении?
- Это неизбежный процесс. Чем спокойнее и стабильнее ситуация в стране, тем скучнее политическая аналитика. Недаром самая скучная политическая аналитика в таких "спокойных" странах, как США, Англия, Франция.
- Ваш коллега Сергей Доренко вступил в компартию. Не собираетесь ли и вы войти в какую-либо политическую структуру?
- Насчет Доренко обращайтесь за комментарием к врачу-психиатру и к Березовскому. А я ни в какую партию вступать не собираюсь.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников