08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЧЕМУ БИЗНЕСУ У НАС НЕУЮТНО

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 11 Ноября 2004г.
Странно выглядят победные реляции некоторых правительственных чиновников о "впечатляющем рывке машиностроения", "высоких темпах инвестиций" на фоне нынешнего довольно серьезного торможения в промышленности, замедления темпов роста в хозяйственном комплексе в целом. В прошлом году, например, за счет высоких цен на нефть и изменений в условиях торговли валовой внутренний продукт России мог вырасти на 9,2 процента, а реальный рост составил 7,3. По расчетам советника президента Андрея Илларионова, эти потери - результат ухудшающегося качества правительственной экономической политики. Свои представления о причинах определенного ухудшения предпринимательского климата излагает вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
В 28 лет Игорь ЮРГЕНС стал одним из самых молодых работников, отправленных из Советского Союза на работу в международную организацию за границу. В 1980 г. секретариат ЦК КПСС командировал его, работника международного отдела ВЦСПС, в Париж - в ЮНЕСКО. Через пять лет, вернувшись на Родину, Игорь Юрьевич стал быстро подниматься по служебной лестнице: первый заместитель председателя Всеобщей конфедерации профсоюзов, председатель совета директоров международной страховой компании, президент Союза страховщиков, член президиума Совета по внешней и оборонной политике... Три года назад его избрали вице-президентом - исполнительным секретарем Российского союза промышленников и предпринимателей. Свободно владеет английским и французским языками. Профессор Высшей школы экономики.
- Игорь Юрьевич, профессор Школы бизнеса Гарвардского университета Майкл Портер в недавнем интервью подчеркивает "позитивное развитие российской экономики", говорит, что условия ведения предпринимательской деятельности в нашей стране "начинают улучшаться". Почему же в таком случае российские бизнесмены не воспользуются ситуацией, чтобы быстрее вывести экономику на траекторию устойчивого подъема?
- Внешне статистика действительно показывает рост производства - за девять месяцев на 6,5 процента (по сравнению с аналогичными показателями в январе - сентябре 2003-го). На первый взгляд все у нас очень хорошо. Возможно, этими материалами и пользовался господин Портер. Однако более внимательный анализ показывает, что заметный успех был достигнут главным образом в первом полугодии, когда выпуск продукции увеличился на 7,4 процента. А вот в третьем квартале произошло уменьшение темпов роста - сразу в полтора раза (до 4,8 процента). Причем в конце квартала, а именно в сентябре, наблюдалось абсолютное падение, то есть продукции было выпущено меньше, чем в августе. Более точный индекс интенсивности промышленного производства, исключающий влияние сезонного фактора и различия в количестве рабочих дней, тоже показал отрицательную динамику.
- Но, может быть, речь идет всего лишь о случайном эпизоде?
- Для прояснения ситуации по инициативе Российского союза промышленников и предпринимателей было проведено социологическое исследование. Вот самые свежие, еще не опубликованные данные опроса среди руководителей средних, крупных и сравнительно небольших предприятий различных сфер экономики и форм собственности, расположенных на Дальнем Востоке, в Сибири, на Урале, в европейской части страны, включая Москву и Санкт-Петербург. Иными словами, представлена практически вся наша промышленность. По результатам исследования картина вырисовывается не очень оптимистическая.
Экономическую ситуацию в России в ближайшие год-два прогнозируют как стабильную лишь 28 процентов опрошенных бизнесменов. Каждый пятый считает, что она будет нестабильной. Но самыми неожиданными были ответы относительно среднесрочной и более дальней перспективы. Уже не 20 процентов, а треть опрошенных прогнозирует экономическую нестабильность в ближайшие 3 - 5 лет. И более половины менеджеров высшего звена, предпринимателей дают такую же негативную оценку на предстоящие 5 - 10 лет. Это значит, что у российского бизнеса нет уверенности ни в завтрашнем дне, ни тем более в послезавтрашнем. При таких настроениях говорить о долговременных планах и серьезных инвестициях не приходится.
- А что думают предприниматели относительно политической и социальной стабильности?
- Тенденция примерно такая же: тревожные настроения нарастают по мере увеличения срока прогноза. 15 процентов опрошенных считают, что политическая ситуация в стране в течение ближайшего года или двух лет будет нестабильной. Но на пять - десять лет вперед негативный прогноз дают уже более трети бизнесменов (а позитивный - только 7). Неутешительны и представления промышленников о социальной стабильности. Удельный вес таких оценок возрастает с 38 процентов на ближайшие пару лет до 48 при долгосрочном прогнозе. То есть недоверие бизнеса к государству, его политическим, экономическим и социальным институтам, судя по социологическому исследованию, носит не сиюминутный характер...
- Казалось бы, для таких настроений нет оснований. После смутного, хаотического периода ельцинского правления, после экономических и социальных потрясений, после растащиловки собственности друзьями "семьи" наступило долгожданное время стабилизации. Провозглашен курс на наведение порядка, создание цивилизованного рыночного хозяйства, укрепления государства. Что, спрашивается, еще бизнесу нужно?
- Да, ушло в прошлое такое явление, как семибанкирщина, когда власть приблизила к себе узкую группу предпринимателей и использовала их в качестве своей опоры. Бесспорно, за прошедшее пятилетие удалось немало сделать для обеспечения экономической, политической и социальной устойчивости. Тем не менее, несмотря на значительные позитивные изменения, экономический рост не стал необратимым, множество нерыночных опасностей подстерегает бизнесменов, а предпринимательский климат в стране не улучшается. Провозглашенный курс на создание цивилизованного рыночного хозяйства реализуется исполнительной властью, увы, не лучшим образом. Порой кажется, что по ряду важнейших позиций мы отдаляемся от эффективного рынка. Не соблюдаются важнейшие условия, необходимые для эффективного хозяйствования: все еще нет справедливой конкуренции, гарантированной защиты прав собственности, не ограничен чиновный произвол, нет (и это хотелось бы особо подчеркнуть) постоянных, одинаковых для всех правил игры.
Почти половина опрошенных руководителей предприятий говорит, что если перенести спор с органами власти в арбитражный суд, то предприятию не удастся отстоять и реализовать свои законные права и интересы. При этом чаще всего права нарушают, судя по опросу, именно федеральные и местные органы власти. Среди причин серьезных, ставших критичными трудностей, с которыми сталкиваются сегодня компании, первое место прочно занимает бюрократия. На втором месте, как показало социологическое исследование, - налоговое регулирование, сдерживающее развитие экономики. На треть-ем - коррупция. Иными словами, для бизнеса разорительные налоги стали сейчас даже страшнее коррупции, к которой уже приспособились. Тем не менее каждый пятый опрошенный заявил, что за последние три года ему приходилось сталкиваться со случаями вымогательства, шантажа или другими противоправными действиями со стороны чиновников, представляющих власть.
Только удивительная живучесть частного сектора позволяет многим компаниям в этих условиях оставаться на плаву и продолжать относительно продуктивную работу. Но это требует все больших усилий. Треть респондентов с тревогой отмечает: несмотря на попытки федерального центра как-то ограничить административный пресс, количество проверок за последний год увеличилось. Гнет чиновников усугубляется несовершенством правил игры. Большинство "капитанов бизнеса" считает, что действующий Закон о конкуренции и ограничении монополистической деятельности не защищает интересов предприятия. А налоговое законодательство, по мнению 95 процентов опрошенных, не создает существенных стимулов для инновационной деятельности или даже препятствует вложению средств в развитие производства. Вот почему продолжается отток частного капитала за рубеж. За 9 месяцев масштабы бегства денег из России увеличились по сравнению с аналогичным периодом 2003-го втрое и составили 11 миллиардов долларов. Представьте: скорость утечки капитала - 1,7 миллиона долларов ежечасно.
Неудивительно, что сырьевая направленность экономики усиливается. Доля продукции машиностроения в промышленности России составляет 20 процентов, а в США, Японии и Германии - соответственно 46, 51 и 54. Инвестиции у нас идут в основном в нефтяную, газовую, лесную промышленность, металлургию, где вложения быстро окупаются и приносят солидную прибыль. Но это далеко не лучший путь, потому что Россия продолжает оставаться зависимой от мировых цен на сырье и энергоносители. Негативные тенденции будут все сильнее тормозить развитие экономики, если не улучшится предпринимательский климат и не укрепится доверие бизнеса к власти.
- Помогут ли достичь этой цели проводимые и намечаемые реформы?
- Реформы, к сожалению, буксуют. Административная, например, привела пока к изрядному управленческому хаосу на федеральном уровне. Это связано с временной неопределенностью полномочий и субординации вновь созданных органов, неукомплектованностью их кадрами среднего и младшего звена, неотработанностью системы взаимодействия с территориями, хозяйствующими субъектами. Если говорить о реальном реформировании естественных российских монополий, то оно только начинается. На очереди реформы в жилищно-коммунальном хозяйстве, здравоохранении и других сферах. Но складывается впечатление, что нет продуманного, логичного, комплексного плана намечаемых преобразований. Не определено, что должно быть сделано в первую очередь, что во вторую, как одно будет согласовано с другим. Но бизнесу необходимо иметь точную информацию о правительственных планах реформ, чтобы заранее определять пути развития своих производств, оценивать возможность и прибыльность инвестирования. Однако никто сегодня достоверно не знает ни перспективных планов, ни конкретных программ на ближайшую перспективу.
- Планы планами, но и сейчас продукция несырьевых отраслей в большинстве случаев не выдерживает конкуренции с зарубежными аналогами. Такие низкокачественные изделия не нужны не то что в будущем, а и сегодня. Почему многие предприятия продолжают их выпускать?
- Среди главных причин - низкий уровень накопления капитала, недостаток финансовых ресурсов для замены устаревшего оборудования на современное и неуверенность в завтрашнем дне, о чем мы уже подробно говорили. Но есть еще один момент, касающийся промышленной политики: необходимость резкого увеличения выпуска наукоемкой продукции. Здесь роль государства чрезвычайно велика, ибо именно оно должно взять на себя львиную долю расходов на развитие фундаментальной науки, важнейшие опытно-конструкторские разработки. У нас на эти цели ассигнуется около 1 процента ВВП, а в развитых странах - в два-три раза больше. И вот что получается. В России работают 12 процентов от общей численности ученых во всем мире, а доля нашей страны в выпуске наукоемкой продукции составляет всего 0,3 процента. Не используем мы свой ценнейший интеллектуальный потенциал, и это может иметь очень тяжелые последствия в ближайшем будущем. Положение надо исправлять как можно быстрее.
Другой важный аспект - увеличивающаяся нехватка квалифицированных рабочих и специалистов среднего звена. Огромный дефицит этих кадров наблюдается во многих регионах и городах, особенно в обрабатывающей промышленности. Дошло до того, что на предприятия Екатеринбурга станочников привозят из других городов. Они трудятся вахтовым методом и получают порой около 1000 долларов в месяц. Система профтехобразования во многом уничтожена. Некоторые промышленные предприятия сумели сохранить училища, но это капля в море. Если в 1990-м на 100 квалифицированных рабочих, подготовленных учебными заведениями страны, приходилось 32 специалиста, окончивших институты и университеты (возможно, тоже многовато), то сегодня соответственно выпускников вузов на тех же 100 рабочих - 116. Получается, что в России, на удивление всему миру, базовым профессиональным образованием стало высшее. Но качество его, как правило, не соответствует требованиям времени. Подготовка кадров является сегодня актуальнейшим вопросом. Решать его должны совместными усилиями власть, государство и бизнес.
- Мы говорили об отношениях бизнеса и власти. А как складываются отношения бизнеса и общества?
- Скажу откровенно: очень непросто. Я хотел бы подчеркнуть, что нельзя судить о всех предпринимателях по тем мошенникам и жуликам, которые компрометируют бизнес-сообщество. В семье, как говорится, не без урода, но и подавляющее большинство предпринимателей - трудоголики, увлеченные своим делом, приносящие большую пользу стране. Благодаря им появляются новые рабочие места, растет экономика. А некоторые должностные лица почему-то пытаются представить российский бизнес как сплошь криминальный, коррумпированный, нелояльный к власти. Настораживает и то, что в последнее время опять стала всплывать "идеология нищеты": мол, богатым быть стыдно, в России не должно быть богатых. Но на самом деле в России не должно быть бедных. К этому все мы и должны стремиться.
Среди "критичных" трудностей, с которыми сталкиваются сегодня компании, первое место прочно занимает бюрократия. На втором - налоговое регулирование, сдерживающее развитие экономики.
На третьем - коррупция.
Огромный дефицит квалифицированных рабочих кадров и специалистов среднего звена наблюдается во многих регионах и городах, особенно в обрабатывающей промышленности. На предприятия Екатеринбурга, например, станочников привозят из других городов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников