06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГАЛИНА УЛАНОВА: В СТАЛИНА Я ПУСТИЛА СТРЕЛУ ИЗ ОХОТНИЧЬЕГО ЛУКА

Белова Екатерина
Опубликовано 01:01 11 Декабря 2004г.
В серии "Звезды балета" издательство "АСТ-ПРЕСС КНИГА" готовит к выпуску впервые публикуемые воспоминания Галины Улановой "Я не хотела танцевать...", записанные критиком Санией Давлекамовой в форме бесед с великой балериной. Помимо уникальных воспоминаний самой Галины Сергеевны, в книге содержатся интереснейшие мемуарные материалы о ней Вахтанга Чабукиани, Татьяны Вечесловой, Юрия Завадского, Святослава Рихтера, Нины Дорлиак, Леонида Лавровского, Владимира Преображенского, Юрия Жданова, Юрия Григоровича, Елены Образцовой, Марины Нееловой, а также знаменитых учеников Улановой - от Екатерины Максимовой до Николая Цискаридзе. С любезного разрешения издательства мы публикуем фрагменты из будущей книги.

- В дни премьерных представлений "Бахчисарайского фонтана", - вспоминала Галина Сергеевна, - осенью 1934 года в Ленинграде оказался по своим государственным делам Климент Ефремович Ворошилов. Он пришел посмотреть новый балет, сидел в "царской" ложе. Потом по его предложению правительство решило показать наш спектакль и в Москве. Но привезти не только один "Фонтан" на гастроли, а устроить в столице декаду искусства Ленинграда...
На той декаде самое большое впечатление на нас произвело появление Сталина на одном из представлений балета "Эсмеральда". Да, это была большая радость. Надо вспомнить то время: Сталин - признанный вождь, доверие к нему огромное. Всего того, что сейчас написано, рассказано о нем, мы не знали и знать не могли. Когда проходили громкие судебные процессы и сами обвиняемые во всем признавались, верилось, что они действительно предатели... Слава Богу, меня и моих родителей не коснулись репрессии, притеснения. Что лукавить, у меня четыре Сталинские премии. Бесспорно, были люди много знающие, умеющие политически мыслить, анализировать, понимать обстановку. Я же ничего такого не слышала. Вся - в своей профессии, целиком погружена в свою работу, где находила массу интересного. К тому же и человек я замкнутый, необщительный...
На том спектакле, когда пришел Сталин, я испытывала особое волнение. Вышла на сцену, увидела: Сталин сидит в боковой ложе. А в нашем па-де-де Дианы и Актеона есть такое движение, когда я как бы пускаю стрелу из охотничьего лука - стрелы нет, но лук у меня в руках, и я его натягиваю, как для пуска стрелы, - и как раз в том направлении, где ложа Сталина. Но разве можно в его сторону даже воображаемую стрелу направить? Хореография в том номере сложная, на ходу менять танцевальные па и комбинации невозможно, да и нельзя. Я всегда против, чтобы меняли поставленное балетмейстером. И все же в тот раз судорожно пыталась хоть как-то не совсем прямо держать лук...
- Сталин о вас сказал: "Уланова - это классика"...
- Я такого не слышала. А в 1940 году мы опять приехали в Москву, привезли "Ромео и Джульетту", "Лауренсию", "Сердце гор". Тогда нас пригласили на прием в Кремль - необычайно торжественный, праздничный. Там первый и единственный раз я видела Сталина близко. В кинозале сидела рядом с ним. Все боялась ему помешать, вся сжалась, чтобы поменьше места занимать... Он нас поздравлял, благодарил, а что точно сказал - не вспомнить. Я словно пребывала в каком-то шоке: надо же - я вот так близко вижу самого Сталина!..
- Когда летом 1954 года артисты советского балета впервые выехали на гастроли за границу, английские газеты писали, что Уланова в Лондоне не зашла ни в один магазин. Говорят, что и потом в поездках вы магазинов избегали...
- Что же - приехать в незнакомую страну и тратить свободное время на магазины? Вместо того, чтобы познакомиться с чем-то интересным для ума и сердца? Меня никогда не увлекало быть модной. Но когда начались зарубежные гастроли, следовало, конечно, соответствовать тем меркам, которые у них приняты, не выглядеть "белой вороной". В те годы это превращалось в довольно сложную задачу. Но об артистах позаботились наши власти: перед отъездом в Лондон нам выдали талоны в специальный отдел ГУМа. Нас повели куда-то вниз - вот, пожалуйста, выбирайте пальто, платья, туфли, сумки... Потом в английских газетах писали, что все хорошо, модно одеты, все красивые... Так что гардероб у артистов Большого театра оказался вполне укомплектован.
- Вы вступили во взрослую жизнь, когда в стране еще был НЭП, а значит и искушений, соблазнов в таком городе, как Петроград, хватало: и модные магазины с шикарными нарядами в витринах, и рестораны, и варьете... Как вы тогда это воспринимали?
- Никак. Может, оттого что росла в скромной обстановке, в закрытой школе. К тому же профессия требовала многого: и мыслей, и чувств, и сил, и времени. Не только у меня так было - наше поколение в целом росло аскетичным. Когда мне шили выпускное платье, не могла сказать, какое мне хочется. Я и не знала: что носят, что модно. Мода вообще существовала для меня словно на какой-то другой планете. О косметике и говорить не приходится. Знала: гримируются для сцены, а чтобы для себя, для выхода в гости, в театр - это представлялось нелепым...
- Как вы отдыхали?
- Ну, приходишь после репетиции - такой самый примитивный отдых: лечь и ноги положить повыше. Мы не были избалованы массажами и саунами - этого просто не существовало. Я подкладывала под ноги небольшой чемодан (еще клала на него подушку или что-то мягкое), и так ноги отдыхали. Если не очень устала, брала книгу в руки. А если не читала, то гладила кота - это умиротворяет. У нас жил тогда такой внушительного вида кот Барсик - первый любимец и хозяин в доме родителей. Он всеми "руководил", даже папиными охотничьими собаками. Все делалось, как хотел он...
Вообще всегда трудно отключиться мыслями от работы. И я изобрела свой способ. Садилась в автобус в самом начале маршрута, чтобы устроиться у окошка - и ехала через весь город: до конца и обратно. Был такой маршрут от Елисеевского магазина на Невском проспекте до Васильевского острова. Бездумно смотрела в окошко - поверх всего. Люди входили, выходили, говорили... Я как бы видела их и не видела, не слышала: такая отгороженность от всего - одна, но на людях. Это мне помогало... Ходить пешком люблю и хожу до сих пор легко. Лучше всего, конечно, где-то на природе, в лесу, бродить тихо, одной. Но и в городе можно выйти пройтись. Вот у меня - по набережной Котельнической. Если долго не ходила, меня уже туда тянет. Обычно люди, когда у них что-то случилось, когда тоска - идут к кому-то из своих близких, чтобы рассказать... А я - нет. Мне лучше вот так выйти и одной походить, тогда я успокаиваюсь
- Вы так любите природу. Почему у вас нет дачи?
- И я, и мои мужья как-то не обращали внимания на такие бытовые вещи. Все они - люди творческие, одержимые своей профессией. А чтобы купить дачу - пришлось бы куда-то ходить, добиваться, вступать порой в какие-то конфликты... Стоило ли тратить на это силы и время?! Кроме того, особых проблем с отдыхом не существовало - всегда было куда поехать в отпуск. В молодости - Селигер: сел и поехал - все только от тебя зависит. И путевки в любой дом отдыха давали - все-таки мы уже как-то о себе заявили. Потом я взяла за правило: обязательно профилактическое обследование и подкрепляющие процедуры - каждый год я это делаю. Возраст-то - о-го-го! Ну и получится, что иногда раза два в месяц съездила бы на дачу. А какой уход за ней нужен, чтобы содержать в надлежащем виде?! В молодости прожила без дачи, а теперь уже к иному образу жизни я и не привыкну.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников