28 сентября 2016г.
МОСКВА 
7...9°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.95   € 71.57
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАПУСКАЛИСЬ ЛИ ТРУПЫ НА ОРБИТУ?

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 12 Января 2000г.
"Потрясающую историю рассказал мне не так давно один из моих друзей-медиков. По его словам, при подготовке к полету Юрия Гагарина в числе многих экспериментов проводился и крайне необычный: на корабле "Восток" в космос якобы был отправлен труп молодого человека, чтобы изучить воздействие излучения и перегрузок во время орбитального рейса и при возвращении на Землю. Не кощунственно ли это? Не мог бы "Труд" разузнать подробности и опубликовать их? Прорыв в космос был великим достижением и всего человечества, поэтому любые детали, связанные с этим историческим событием, представляют большой интерес. А правда всегда лучше, чем домыслы и легенды...Виктор Фролов, Москва".

Получив это письмо, я подивился вначале как раз диапазону фантазии: 40 лет занимаюсь этой тематикой, но не слыхал о запусках трупов на околоземную орбиту. Однако все-таки решил навести справки. К моему изумлению, выяснилось, что тела умерших людей действительно использовались в ряде экспериментов, связанных с разработками новой космической техники, - правда, в земных условиях, а не на орбите.
Узнать подробности оказалось не так-то просто. Специалисты, к которым я обращался, заявляли, что публичное обсуждение этой темы крайне нежелательно, ибо это "будет шокировать, будоражить граждан". "Нас еще могут обвинить в кощунстве, аморальности и вообще во всех смертных грехах. Нет, лучше уж не касаться этого, - пытался объяснить нецелесообразность публикации один из участников тех давних экспериментов. - Читать про трупы - неэстетично, неприятно...". С этим можно было соглашаться, но главное - правда: что было и чего не было. Ведь никого же не шокирует, например, что студенты медицинского института на занятиях в анатомическом зале используют трупы?
Переубедить собеседников, к сожалению, мне не удалось. Дополнительную информацию пришлось добывать через третьих лиц, которые непосредственного участия в тех работах не принимали, но знали о них. Поэтому в изложении событий возможны неточности, для исправления которых редакция готова предоставить слово специалистам.
Начнем с того, что одной из самых трудных задач для конструкторов, создававших первый корабль "Восток", была разработка системы приземления. Должен ли космонавт оставаться все время в спускаемом аппарате или безопаснее приземляться отдельно от него? Когда кабина "Востока", представляющая собой 2,4-тонный металлический шар и подвешенная к парашюту, летела из поднебесья, скорость была весьма приличная. Удар о землю происходил с такой силой, что для человека это было бы чревато серьезными последствиями. Правда, животные эти перегрузки переносили нормально. В декабре 1960-го, когда при подъеме ракеты-носителя произошла авария (уже практически в космосе), собаки Шутка и Комета приземлились в спускаемом аппарате и остались живы. И тем не менее при осуществлении пилотируемого полета конструкторы решили лишний раз не рисковать. В качестве основного варианта была разработана двухступенчатая система посадки. Ее использовали Гагарин, Титов, Николаев, Попович, Быковский и Терешкова. Каждый из них при возвращении на Землю на семикилометровой высоте катапультировался из кабины вместе с креслом. Затем летел три километра вниз, находясь в свободном падении. На четырехкилометровой высоте раскрывался парашют, и космонавты приземлялись рядом со спускаемым аппаратом.
Для первого полета Юрия Гагарина был предусмотрен и "перестраховочный" вариант. В том случае, если бы отказали и автоматическая, и ручная системы управления, если бы вышел из строя тормозной двигатель, - "Восток" должен был приземлиться "самостоятельно". Расчетная орбита выбиралась таким образом, чтобы, "чиркая" о самые верхние слои атмосферы, корабль постепенно снижался и через 5 - 7 суток оказался на Земле. Однако на самом деле из-за неточной работы некоторых приборов "Восток" был выведен на более высокую орбиту, и для его "самостоятельного" баллистического спуска (при отказе тормозной установки) потребовалось бы не 5 - 7, а 15 - 20 суток... К счастью, полет Гагарина проходил по плану.
Разумеется, схема приземления космонавта отдельно от кабины корабля была не самым лучшим вариантом. По мнению видного ученого и конструктора Бориса Чертока, тут наличествовала избыточная сложность. Помимо всего прочего, не так-то просто, будучи облаченным в скафандр, совершить при возвращении на Землю парашютный прыжок. Да и отстрел люка, катапультирование связаны с дополнительным риском и сложностями. Конструкторам было ясно, что при полетах на новых, многоместных кораблях экипажи должны приземляться непосредственно в спускаемом аппарате. Но этот аппарат необходимо было оснастить двигателем мягкой посадки и создать так называемое "амортизированное" кресло космонавта. Последнее оказалось не простым делом.
Под каким углом должно быть расположено кресло и в какой позе должен находиться космонавт, чтобы максимально уменьшить воздействие перегрузок на организм во время столкновения кабины с землей? Какие использовать амортизаторы для максимально эффективного смягчения удара? Каков предел выносливости позвоночника при ударных нагрузках? На эти и многие другие вопросы окончательные ответы могли дать эксперименты, в наибольшей степени приближенные к условиям реальной посадки. В этих работах участвовали испытатели-добровольцы. Но в особенно рискованных экспериментах использовались тела умерших людей.
При этом требования к подбору трупов предъявлялись очень жесткие. Нужны были тела, во-первых, молодых мужчин; во-вторых, умерших в тот же день; в-третьих, с неповрежденным позвоночником. Этим условиям могли соответствовать, например, трупы погибших на производстве. "Материал" для экспериментов доставляли в срочном порядке из Московского института скорой помощи имени Н. В. Склифосовского. А испытательная установка в тот период постоянно находилась в режиме полной готовности. Однажды, например, привезли убитого током молодого парня. Его тело сразу же привязали к амортизированному креслу и начали серию экспериментов...
Обычно испытания проводились на территории одного из засекреченных столичных предприятий. Сегмент космического корабля с амортизированным креслом, к которому привязными ремнями было прикреплено доставленное из "Склифа" тело, поднимался на определенную высоту. Затем по команде руководителя испытаний удерживающие устройства убирались, и фрагмент космического корабля вместе с креслом начинал свободное падение. Короткий миг - и тяжелый удар о покрытую бетоном площадку означал "приземление" "корабля". Труп сразу же вынимали из кресла и отправляли в специальный анатомический зал. Там опытные хирурги извлекали позвоночник (для дальнейших исследований), а вместо него вставляли такой же искусственный - из пластмассы. После чего тело отправляли в морг Института скорой помощи...
Эксперименты, о которых шла речь, дали очень важные, можно сказать бесценные результаты для ученых и специалистов. Но важная роль отводилась и испытателям-добровольцам. Они на себе прочувствовали все "прелести" посадки на Землю в экстремальных условиях.
Потом дошла очередь и до космонавтов. Кому-то пришла в голову идея проводить на этой установке тренировки экипажей. Первыми на эту "экзекуцию" были направлены Владимир Комаров и Борис Волынов. Каждый из них занимал кресло и, падая с высоты более метра, "приземлялся" на бетонную площадку. Ощущения, как рассказывали мне в Звездном городке, были наиотвратительнейшие. Комарова и Волынова попросили дать экспертное заключение: нужны ли подобные тренировки? Независимо друг от друга (их закрыли в разных комнатах) оба космонавта написали резко отрицательный отзыв. Больше на "экзекуцию" никого из космонавтов не возили. А среди испытателей, как говорят, у двоих были неприятности - довольно сильные ушибы. Может быть, и из-за этого медики не хотят сегодня рассказывать о тех давних событиях?
В качестве поглотителей энергии удара в креслах использовались и гидравлические амортизаторы, и так называемые "свинцовые". В последнем случае энергию гасили свинцовые пластины за счет остаточной деформации. Эксперименты показали, что сильные ударные перегрузки должны действовать только в направлении "грудь - спина" (но ни в коем случае не "голова - ноги"). Оптимальный угол между вектором перегрузки и линией спины космонавта составляет 78 градусов. При этом амортизаторы могут снизить силу удара с 75-100 до 20-30 g. Однако и 20 g - очень много. Это значит, что вес тела как бы увеличивается с 75 килограммов до полутора тонн. Нетренированный человек этого не выдержит. Но и космонавтам перенести подобное нелегко. Поэтому при посадке в штатном режиме таких огромных перегрузок не бывает. На кораблях "Союз" приземляющиеся в креслах космонавты чувствуют себя вполне комфортно - удар о землю похож на не очень сильный толчок.
Этому способствуют и индивидуальные ложементы, которые изготавливаются специально для каждого члена экипажа. Процедура весьма любопытная. Начинается все с того, что космонавт ложится в специальную ванну с теплым жидким гипсом. Потом гипс застывает, и точно по форме тела командира экипажа, бортинженера или инженера-исследователя изготавливают ложементы. При длительных экспедициях космонавты прилетают на станцию на одном "Союзе", а улетают на другом. В этих случаях они всегда демонтируют свои ложементы и переносят из одного корабля в другой.
Многочисленные эксперименты, которые проводились (в том числе и с использованием тел умерших людей) при разработке амортизированных кресел, позволили создать надежную и безопасную технику. Спасибо испытателям, конструкторам, медикам. Созданные ими кресла уже более 30 лет служат космонавтам.
По просьбе редакции свое мнение по поводу экспериментов тридцатипятилетней давности высказал игумен Сергий (Данков):
- Если рассказанное в статье является правдой, то отношение к содеянному не может быть иным, как только сугубо отрицательным. Любое хирургическое прикосновение к умершему недопустимо. Даже вскрытие считается осквернением. Церковь верит в воскрешение умерших, и поэтому относится к телу усопшего как к некоей святыне. И так называемые эксперименты, о которых идет речь, это - кощунство, святотатство. Не хочется верить, что подобное было возможно. А если делалось все это втайне от родных, то безнравственность, аморальность ситуации достигает апогея.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.