03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТУРЕЦКИЙ ГАМБИТ

С точки зрения геополитики, сегодня Турция принадлежит к "береговой зоне", а следовательно, строит свою внешнюю политику через баланс и противостояние двух ориентаций - атлантической и евразийской. Со времен Кемаля Ататюрка Турция обладает мощным национальным самосознанием, воспринимает свою государственность как почти абсолютную ценность и стремится играть в регионе самостоятельную роль. Ататюрк строил "молодую Турцию" на жестком противостоянии англосаксонскому (атлантическому) проекту. Иными словами, евразийский выбор лежит в основе государственности, с него начинается для Турции отсчет современной истории. Анкара даже в периоды самого тесного сближения с Вашингтоном воспринимала себя не как колонию, а как партнера Америки.

После распада СССР Турция резко активизировала свою разностороннюю деятельность в Азербайджане, Центральной Азии и на Кавказе. Там, где позиции Москвы слабели, там Анкара пыталась закрепиться. Кульминация наступила в период активизации чеченских экстремистов, которые были информационно и экономически поддержаны влиятельными силами в Турции. Одним словом, к середине 90-х годов "атлантическая" роль Турции достигла апогея. Если бы Москва ушла с Северного Кавказа, поддалась сепаратистскому натиску, окончательно ослабела и потеряла контроль над ситуацией в соседних регионах, то нельзя исключить масштабного втягивания Турции в процессы на этих территориях.
Однако сегодня, когда Россия перестала быть главным врагом антлантизма (по меньшей мере, в официальной версии внешней политики США), то антироссийская направленность политики Турции на Кавказе, в Центральной Азии и непосредственно на российской территории потеряла актуальность. Это подтверждается утратой интереса к "пантуранистским проектам" как в самой Турции, так и на постсоветском пространстве. Вместо этого получили распространение идеи "евразийства". Речь идет о "Рабочей партии Турции" Догу Перинчека, журнале "Айданлык" и близких им культурных инициативах. В этом случае антикапиталистический и антиамериканский вектор, характерный для левых и крайне левых, стал сочетаться с постоянно растущим национализмом. К евразийству проявили интерес совершенно противоположные силы - правые националисты, центристы, некоторые религиозные круги, определенный сегмент военного руководства Турции, интеллектуальные фонды, такие, как Фонд Ясави и АСАМ, движение "Платформа Диалог Евразия", стремящееся сблизить интеллигенцию стран СНГ и Турции, экономические структуры, такие, как "Евразийский Форум" Аркана Сувера, евразийский департамент Торгово-промышленной палаты Турции, организация евразийского сотрудничества России и Турции РУТАМ, нонконформистский журнал "Ярын" и так далее.
В поддержку объединительных идей евразийства высказались в частных беседах и на официальных переговорах премьер-министр Эрдоган и министр иностранных дел Абдулла Гюль. В каждом случае Анкара давала понять, что на вызовы новой геополитической системы отказывается от однозначного "атлантического выбора", сворачивает прежние антироссийские кампании, ищет новое место в региональном раскладе сил, что предполагает новую систему взаимодействия с Россией.
Турция - это Восток, ушедший на Запад, но оставшийся Востоком в своей сердцевине. Турция - это и Запад, переплавивший в себе ценности Востока. Современная Турция, как и современная Россия, выстроена на обломках евразийской империи. Корни турок - в бескрайних просторах континента. Вектор их движения - на Запад. Турция - сама по себе Евразия, мощный сгусток исторической и политической воли, переплавившей народы и государства в новую историческую общность.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников