07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КРАСНЫЙ ЦВЕТ ЭРОТИКИ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 12 Февраля 2000г.
Когда на афише "Мастерской Петра Фоменко" я увидела название нового спектакля "Варвары" Максима Горького, то была крайне удивлена выбором молодежного коллектива. Ни для кого не секрет, что сегодня театры утратили интерес к основоположнику социалистического реализма.

Они его, можно сказать, "переели" в советские времена. Да и что, казалось бы, нового можно сказать в драматургии, исследованной не одним поколением режиссеров, в том числе Георгием Товстоноговым, поставившим в БДТ своих блистательных "Варваров" с Дорониной и Стржельчиком, Лебедевым и Юрским.
И тем не менее молодой режиссер Евгений Каменькович что-то ведь нашел интересное для себя и своих артистов в пьесе с таким кратким и категоричным заголовком - весьма симптоматичным для нашего смутного и жестокого времени... Но вот что? Это можно было узнать, только побывав на спектакле в новом помещении театра на Кутузовском проспекте, переоборудованном из бывшего кинотеатра "Киев".
Если бы нужно было охарактеризовать этот коллектив в двух словах, то я бы назвала его современной лабораторией мхатовской школы актерского перевоплощения, занавес которой может по праву украшать эмблема чеховской "Чайки", хотя пьесу эту здесь пока не ставили. В отличие от режиссеров, шарахающихся из одной крайности в другую, от натурализма к поставангарду, Фоменко сумел внушить своим воспитанникам, что самое интересное в театре - это "правда чувств в предлагаемых обстоятельствах". И тут бескрайнее поле деятельности - вся русская классика.
Невольно позавидуешь той внутренней свободе, с какой режиссер Каменькович взялся "сочинять" своих "Варваров", вступив в плотный контакт с любимым автором Станиславского и Немировича-Данченко, поначалу не оценивших до конца всех достоинств этого произведения. А ведь тут есть над чем подумать и сейчас.
Только представьте себе: в пьесе, написанной в 1905 году, ни слова не сказано о той политической заварушке, которая началась в то время в стране, в ней даже нет намека на демонстрации, баррикады и учреждение Первой Государственной Думы... Зато есть сто пудов любви. Именно в этот период писатель встретился с Марией Федоровной Андреевой - ведущей актрисой Московского художественного театра, которая ради него покинула сцену, рассталась навсегда с мужем, крупным чиновником Жолябужским, и в течение шести лет была у Горького секретарем, помощником, переводчиком и его гражданской женой.
Может быть, это и покажется странным, но Горький решил отойти от жгучих проблем и все действие пьесы перенес в маленький заштатный городок, куда московские инженеры приезжают строить железную дорогу. Эти, с позволения сказать, носители технического прогресса презирают обывателей скучного местечка, смотрят на них сверху вниз. Но, как выясняется впоследствии, они так же несовершенны и у них масса неразрешимых проблем, как и у остальных провинциалов.
В спектакле Каменьковича эти два слоя людей, существующих автономно, так до конца действия и останутся чужаками, то есть скрытыми врагами. Время от времени они будут встречаться в доме дворянки Богаевской (в исполнении специально приглашенной на эту роль известной киноактрисы Людмилы Арининой), отмечать ее день рождения, напиваться до чертиков, сплетничать, ухаживать за красавицей Монаховой (Галина Тюнина). Дойдет до того, что светский лев и гурман инженер Цыганов (Рустэм Юскаев) предложит ей вместе с ним бежать в Париж, подальше от ее бездарного мужа - акцизного надзирателя, но... На этом так называемое "духовное общение" столичных интеллектуалов и "аборигенов" и закончится. Они останутся, как принято сейчас говорить, "по разные стороны баррикад", и никакая национальная идея не вдохновит и не спасет их. Потому что у них нет веры, есть только корысть и зависть к тому, кто живет побогаче да у кого жена покрасивее. Ведь недаром все мужчины пытаются овладеть Надеждой Монаховой, как дорогой и красивой вещью. Даже у самого принципиального из них - Черкуна (Сергей Тарамаев), и у того "рыльце в пушку". Он по-тихому изменяет своей жене Анне с эмансипированной дамой Лидией Павловной, а потом переключается на Монахову. Черкун подобно чеховскому Платонову окончательно запутывается в своих романах. Он даже не замечает, что его жена как две капли воды похожа на Лидию Павловну. В спектакле эти две роли исполняют сестры-близнецы Полина и Ксения Кутеповы.
Странное дело, но любовь, которой в пьесе с избытком, не делает ни одного из персонажей спектакля счастливым человеком. Может быть, потому, что это всего лишь голодный инстинкт плоти, чуть прикрытый ветошью романтики... Для мужчин сильная женская страсть обременительна, они не знают, что с ней делать, как поступать, чтобы, не дай Бог, не потерять собственную свободу. Представительницы прекрасного пола изо всех сил цепляются за малейший шанс хоть с кем-то стать счастливыми, но потом женщины смиряются, затихают и довольствуются тем, что имеют.
При том, что в этой пьесе есть много чеховских мотивов, атмосфера спектакля отнюдь не тихая и камерная, наоборот, она взвинченная, переполненная криками, ссорами и оскорблениями, как будто что-то нечеловечески темное, слепое и грозное руководит этими людьми, стоящими на краю бездны.
Недаром в финале спектакля режиссер вместе с художницей Ольгой Кулагиной одевают всех героинь в красные платья. Это не только самый эротичный цвет, но и цвет революции, огня и крови. Тем самым авторы как бы дают нам понять, что идея вседозволенности и разрушения уже овладела этими людьми. Достаточно только поднести искру...
Евгений Каменькович на глазах у зрителей, сидящих буквально впритык к исполнителям, шаг за шагом прослеживает драму духовно неполноценных людей, которые варварски относятся к собственной судьбе и к судьбе других. Они уничтожают в этой жизни все прекрасное, доводят до самоубийства Надежду Монахову. Им кажется, что потом эту жизнь можно переписать набело, но такого не бывает. В отличие от героев мы это знаем точно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников