08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАРОДЕРЫ НА БОРОДИНСКОМ ПОЛЕ

Поляков Михаил
Опубликовано 01:01 12 Февраля 2003г.
С одним из "черных археологов" я познакомился в вагоне метро. Поезд резко затормозил, и я по инерции навалился на соседа. Вместительный мешок выпал из его рук, на пол высыпался ворох железок: полный набор профессионального археолога - металлоискатель, коллекция специальных кайл, кисти для очистки экспонатов. Попутчик Алексей Проклов оказался кладоискателем. В прошлой жизни заведовал кафедрой истории в филиале одного из московских вузов в провинциальном городке. Зарплаты на жизнь не хватало, решил заняться чем-то другим.

- Я объездил практически всю страну - от Кавказских гор до Сибири, - рассказывает Алексей. - И везде покопался в земле. Мой метод таков: сначала изучаю особенности региона - легенды, сказки, предания. Ведь народный фольклор - это отражение действительности, хотя и несколько причудливое. Скажем, как-то проездом я оказался в деревне Зубовка Суздальского района, где директор дома культуры рассказал о странном поверье. Якобы в чаще леса неподалеку от деревни жил злой колдун, по ночам превращался в волка и пожирал тех, кто попадался ему на пути...
Я покопался в архиве местной библиотеки и обнаружил интересную вещь. Оказывается, в середине XVIII века в этом районе в уединении доживал князь Бежин - влиятельный и богатый человек, на его деньги было построено немало церквей. Остаток дней он решил провести вдали от своей вотчины. И, вполне вероятно, сам и создал миф о страшном чудовище - чтобы никто не мешал уединению. Такие случаи история знает. Мне удалось найти место, где он скрывался, - поросшие мхом остатки избушки Бежина. Правда, сокровищ там не было - либо клад разграбили, либо его не было. Но наградой мне стали меч ручной работы, княжеский герб и другие отличительные княжеские знаки.
Другая история произошла в селе Дмитровском Курской области. Там у жителей ходила легенда: в местном ручье живет добрый дух, исцеляющий каждого, кто оттуда попьет. Я взял пробу и установил, что в воде очень много серебра. Этот металл, как известно, обладает дезинфицирующими свойствами. Покопавшись несколько дней в ручье, вверх по течению я нашел металлическую коробку с горой серебряных монет. Судя по чеканке, клад был спрятан во времена наполеоновского нашествия. Скорее всего, владелец боялся, как бы богатство не досталось французам. Рекордное число кладов я нашел в деревне Лощина в Ленинградской области. Она совсем заброшена, и удалось покопаться здесь без помех. Почти возле каждого дома что-то находил. Сокровища, конечно, невесть какие - медные гроши, серебряная ложка. Но все это имеет особую ценность, а несколько монет, найденных мной, - просто мечта коллекционера...
Кладоискатель обошел десятки заброшенных, готовящихся к сносу домов Москвы в поисках раритетов. Не пропускал ничего - в дорожную сумку "охотника" отправлялось все, что можно было продать: от старых патефонов до примусов, от дорожных шкатулок до изъеденных молью нарядов. Найденное старье тщательно реставрировалось, после чего также поступает в продажу.
Одну из самых ценных своих реликвий Проклов приобрел совершенно случайно. В заброшенном дворянском поместье изучал стены в поисках какого-нибудь тайника. Присмотрелся к бумаге, которой оклеены стены. И тут как громом поразило: разглядел страницу из журнала "Современник" за 1837 год с известием о гибели Пушкина... В "личной" коллекции Алексея - лучшее из того, что ему удалось отыскать. Жемчужина собрания - монгольский шлем, найденный в окрестностях Куликова поля. Проклов утверждает, что он принадлежал отнюдь не простому воину. Историческая ценность находки очень высока, как, впрочем, и материальная.
Кому же сбывает свои находки "черный археолог"? Ведь место извлеченных им из земли раритетов - в музее. По совету Проклова я отправился на Измайловский рынок. Там между рядами палаток заметил небольшой столик, на котором аккуратными рядами лежали специальные папки для хранения монет, небольшие коробочки со всякими древностями. Разговорились с продавцом.
- Сколько просите за свой товар?
- Кто сколько даст. Вот лампа старинная потянет на 300 долларов, кулон елизаветинской эпохи - от 1 000 баксов. А особенно сейчас популярны раритеты времен войны 1812 года. Сметают все. Пуговицы наполеоновских солдат, в зависимости от рода войск, стоят 100-200 долларов или больше. Но у меня не такой уж крупный бизнес, так что подобного добра немного.
- А если вещь, попавшая к вам в руки, представляет музейную ценность?
- Откуда я знаю, что она там представляет? Я не историк, не профессиональный коммерсант.... Я сам по себе. Продаю наравне с другими. Да таких, как я, - тысячи. К каждому милиционера с экспертом не приставишь...
Так сколько их, "следопытов" прокловых и торговцев антиквариатом? И кто в состоянии подсчитать урон, который наносят они национальному достоянию России?
По словам Александра Смирнова, заместителя директора Института археологии Российской академии наук, вандалы создают очень серьезные сложности для научных исследований - как нынешних, так и будущих.
- Куда бы ни приехали наши экспедиции - всюду уже роются "черные археологи". Особенно они докучают специалистам в Астраханской области. На территории, где в древности располагалась столица Золотой Орды, ныне рыщут сотни авантюристов. Ущерб, причиняемый ими, огромен.
Порой извлеченная из земли глиняная игрушка или уголек от костра эпохи неолита дают науке больше, чем сундук драгоценностей. Поэтому мы с непонятной хищникам тщательностью и раскапываем каждый курган, даже не лопатками, а кисточками разгребаем горы земли. Наблюдая за нашими специалистами издали, "черные археологи" впадают в раж. Где мы работаем кисточкой, они - заступом, где мы сдуваем пылинки, они разгребают землю бульдозером. И не оставляют шанса совершить научное открытие. И ничего не вернуть!
В последнее время горе-археологи совсем обнаглели - вытесняют, а то и прогоняют ученых с мест раскопок. Археологи обращаются в милицию, а там разводят руками: в нашем законодательстве нет статьи, запрещающей промысел "диких копателей".
- Мы бы задерживали людей, ведущих незаконные раскопки, - говорит оперуполномоченный ГУВД Московской области Анатолий Горелов, - но все упирается в правовую систему. Надо законодательно определить, где можно копать, а где нельзя.
Любопытные данные предоставили мне в пресс-службе Государственного таможенного комитета: за прошлый год на границе изъято 768 ценных предметов старины, заведено 46 уголовных дел. Некоторые из вывозимых раритетов представляли международную культурную ценность. Так, недавно жулики пытались переправить через границу чайный сервиз династии Романовых. Это только официальные данные, об истинных же масштабах воровства остается только догадываться...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников